<<
>>

Гпава 49 Острый живот в гинекологии

Репина М.А.

Причинами острого живота у гинекологических больных являются кровотечение в брюшную полость (внематочная беременность, апоплексия яичника), перекрут ножки кистомы яичника, перфорация гнойных образований придатков (пиосаль- пинкс, тубоовариальный абсцесс, кистома яичника), тазовый перитонит (пельвио- перитонит).

Внематочная (эктопическая) беременность — это беременность, развивающа­яся вне физиологического плодовместилища,— в маточной трубе (преимуществен­ная локализация), в рудиментарном маточном роге, в яичнике, в брюшной полос­ти. В последние десятилетия отмечен рост частоты внематочной беременности, что связано с нарушением функционального состояния маточных труб и яичников вследствие повторных абортов, воспалительных процессов в придатках, примене­ния гормональных и внутриматочных противозачаточных средств, т.е. одним из главных этиологических факторов внематочной беременности является изменение анатомического строения и функции маточных труб. Помимо указанных выше причин развитию данной патологии способствуют инфантилизм, гипотрофичес- кое состояние полового аппарата при нарушенной функции яичников или на фоне длительной лактации. В числе причин не исключаются повышение активности трофобласта, что способствует привитию плодного яйца до его попадания в по­лость матки, а также нарушение механизма восприятия яйцеклетки с ее миграци­ей в брюшную полость и др.

Клиническая картина прогрессирующей внематочной беременности вначале сходна с таковой при нормальной беременности: наблюдаются физиологическая аменорея, нагрубание молочных желез. Наружные половые органы, влагалище и влагалищная часть шейки матки цианотичны. За счет гипертрофии миометрия происходит увеличение размеров матки до 5-6-недельного срока беременности. Если беременность прогрессирует и дальше, то рост эктопического плодовмести­лища опережает рост матки, что заставляет заподозрить внематочную беремен­ность.

Чаще же на 5-7-й неделе (а нередко и раньше) развитие эктопической бере­менности нарушается. Этот процесс протекает в двух клинических вариантах: по типу трубного аборта (внутренний разрыв плодовместилища) и по типу разрыва трубы (наружный разрыв плодовместилища).

В первом случае происходит отслойка плодного яйца от стенки трубы и начи­нается кровотечение в полость трубы. В результате сокращений трубы плодное яйцо изгоняется в ампулярный конец, т.е. в сторону брюшной полости. Кровь из трубы также вытекает в брюшную полость — в маточно-прямокишечное углубле­ние, где скапливается и формирует заматочную гематому. Иногда происходит скоп­ление крови вокруг трубы (перитубарная гематома) или внутри трубы (гемато- сальпинкс). Кровотечение может быть достаточно интенсивным, способствовать анемизации больной, появлению симптомов раздражения брюшины. Сокращения трубы вызывают сильные боли схваткообразного характера. В случае гибели плод­ного яйца начинается отторжение децидуально превращенного эндометрия, что сопровождается длительным постоянным кровомазаньем.

При разрыве трубы (ее разрушении ферментами трофобласта) — чаще он воз­никает при имплантации плодного яйца в маточном отделе — как правило, разви­вается обильное кровотечение. Это связано с повреждением сосудов сравнительно большого диаметра, интенсивно васкуляризирующих маточную часть трубы. В клинической картине преобладают симптомы внутрибрюшного кровотечения и геморрагического шока: слабость, бледность кожи, холодный пот, тахикардия, не­достаточное наполнение пульса, артериальная гипотензия. Живот мало участву­ет (или не участвует) в акте дыхания, болезненен при пальпации и перкуссии. Имеются положительные симптомы раздражения брюшины. В отлогих частях живота при перкуссии определяется притупление. Перемена положения больной, попытка подняться вызывают развитие обморочного состояния вплоть до коллапса. При гинекологическом исследовании, которое обычно очень болезненно в этих слу­чаях, определяется несколько увеличенная в размерах, болезненная при пальпа­ции и «плавающая» в жидкости матка.

Задний свод влагалища выпячен или сгла­жен, также резко болезненен при пальпации. Подчеркнем, что гинекологическое исследование может ухудшить состояние больной. Поэтому его допустимо выпол­нять для уточнения диагноза при развернутой операционной только у больной, подготовленной к операции.

Несмотря на четкую симптоматику внематочной беременности и большое чис­ло ее клинических признаков, диагноз нередко устанавливают с опозданием, на фоне крайне тяжелого, а иногда и терминального состояния больной. Ошибки в диагно­стике чаще всего связаны с неумением дифференцировать внематочную беремен­ность от другой патологии органов брюшной полости — острого панкреатита, прободной язвы желудка и двенадцатиперстной кишки, острого аппендицита, пе­рекрута ножки кистомы яичника и др.

Вместе с тем о возможности внематочной беременности следует всегда помнить у женщин репродуктивного возраста. Диагностике помогают указания на задерж­ку менструации (имеются не во всех случаях), наличие сомнительных признаков беременности, кровоотделение из половых путей разной продолжительности и интенсивности, наличие признаков внутрибрюшного кровотечения (анемия, кол­лапс, симптомы раздражения брюшины в сочетании с симптомами наличия жид­кости в брюшной полости и др.). Значительно облегчает своевременную диагнос­тику ультразвуковое исследование внутренних половых органов, при котором легко устанавливают локализацию эктопической беременности, особенности ее течения (прогрессирует, нарушена), появление свободной жидкости в брюшной полости (внутрибрюшное кровотечение).

При проведении дифференциальной диагностики необходимо учитывать сле­дующее: при остром панкреатите боли очень сильные, локализуются в надчревной области, иногда пациентки сообщают о нарушении режима питания, наличии хро­нической патологии органов пищеварения. Отсутствует задержка менструации. Такие же симптомы характерны для перфорации язвы желудка и двенадцатипер­стной кишки. Кроме того, при острой патологии органов пищеварения резче вы­ражено напряжение брюшной стенки, чем при нарушенной внематочной беремен­ности.

При перекруте ножки кистомы яичника и остром аппендиците нет симпто­мов внутреннего кровотечения, отсутствуют указания на задержку менструации, возможную беременность, нет кровоотделения из половых путей.

Больные с внематочной беременностью нуждаются в неотложной врачебной помощи. Любая задержка с началом лечения может привести к их гибели. Един­ственным методом лечения внематочной беременности является срочная операция, поэтому больная должна быть немедленно госпитализирована в гинекологическое отделение многопрофильной больницы с передачей ее непосредственно дежурно­му гинекологу. При наличии симптомов внутрибрюшного кровотечения (анемия, коллапс и др.) больную госпитализируют в ближайший гинекологический стаци­онар, по возможности — минуя приемное отделение. Госпитализацию осуществля­ют только на носилках.

Прогноз при внематочной беременности определяют два лечебных мероприя­тия — остановка кровотечения и срочное возмещение кровопотери, поэтому глав­ными способами стационарного лечения больной являются чревосечение, при ко­тором выбирается соответствующий объем операции (тубэктомия, резекция тру­бы, пластика трубы), и трансфузионно-инфузионная терапия, включая реинфузию крови, введение противошоковых растворов, эритроцитарной массы и др.

При вызове к больной с подозрением на внематочную беременность все усилия врача должны быть направлены на ее скорейшую госпитализацию. В случае удов­летворительного состояния женщины при этом не требуется никаких медикамен­тозных назначений или они должны быть минимальными (1-2 мл 5% раствора аскорбиновой кислоты и 200-500 мг дицинона внутримышечно). При коллапто- идном состоянии, вызванном массивным внутрибрюшным кровотечением, следу­ет наладить постоянный доступ в вену и приступить к введению любого из доступ­ных кровезамещающих растворов (изотонический раствор натрия хлорида, жела­тиноль, реополиглюкин и др.)» которое необходимо продолжать в процессе транспортировки больной вплоть до передачи ее дежурному врачу.

Апоплексия яичника (разрыв яичника, инфаркт яичника, гематома яичника)

— острое нарушение его целости с кровоизлиянием в яичник и кровотечением в брюшную полость.

Встречается почти в 2% всех чревосечений, произведенных в связи с диагнозом внематочной беременности и острого аппендицита.

Апоплексию яичника связывают с нарушением нейроэндокринной регуляции в организме, в частности с усилением секреции лютеинизирующего гормона гипо­физа, способствующего развитию кровоизлияний в строму яичника. Предраспо­лагают к апоплексии яичника склерокистоз, варикоз, воспалительные процессы. В патогенезе заболевания определенная роль принадлежит физическому напря­жению, прерванному или редкому половому акту и другим моментам. Чаще всего апоплексия яичника развивается в середине менструального цикла—в период ову­ляции или во вторую фазу — в период васкуляризации и расцвета желтого тела.

Клиническая картина апоплексии яичника напоминает таковую при внема­точной беременности. Апоплексия яичника чаще возникает в репродуктивном воз­расте, а именно — в возрасте 20-35 лет, сопровождается болевым синдромом: ост­рые боли внизу живота, на стороне пораженного яичника (чаще возникает спра­ва), которые развиваются внезапно, остро, иррадиируют в крестец, прямую киш­ку, бедро. Нередко сопутствует клиническая картина кровотечения в брюшную по­лость. При значительном кровотечении (анемическая форма апоплексии яичника) развиваются коллаптоидное состояние, тахикардия, артериальная гипотензия, отмечаются бледность видимых слизистых оболочек и кожи, холодный пот и др. При перкуссии живота можно определить притупление в его отлогих частях за счет скопления крови. Брюшная стенка напряжена, могут наблюдаться френикус-сим- птом, локальные признаки раздражения брюшины. При выраженном болевом син­дроме не исключены тошнота и рвота.

Диагноз апоплексии яичника сложен и нередко устанавливается только в ходе операции. Эту патологию следует дифференцировать от внематочной беременно­сти и острого аппендицита. В отличие от внематочной беременности при анеми­ческой форме апоплексии яичника отсутствуют задержка менструации и другие признаки беременности. Заболевание чаще возникает на 11-22-й день менструаль­ного цикла.

Иногда имеются анамнестические данные о нарушении менструаль­ного цикла в прошлом. Болевую форму апоплексии правого яичника следует диф­ференцировать от острого аппендицита по указанным выше признакам (фаза мен­струального цикла, с которой совпало развитие заболевания, дисфункциональные маточные кровотечения в анамнезе), а также по наличию нормальной температу­ры тела, слабой выраженности симптомов раздражения брюшины, отсутствию симптомов острого аппендицита (Ситковского, Ровзинга и др.).

Тактика врача скорой помощи определяется не столько постановкой точного диагноза апоплексии яичника, сколько наличием признаков внутрибрюшного кро­вотечения и острого болевого синдрома: в любом случае показана срочная госпи­тализация больной в гинекологическое отделение многопрофильной больницы с доставкой ее на носилках, по состоянию и по возможности — минуя приемное отде­ление, с передачей непосредственно дежурному персоналу. Лечение апоплексии яичника оперативное — зашивание разрыва, резекция яичника.

На догоспитальном этапе тактика врача зависит от состояния больной: при отсутствии симптомов внутрибрюшного кровотечения осуществляют только сроч­ную транспортировку в стационар. При внутрибрюшном кровотечении необходи­мо наладить доступ в вену и начать введение кровезамещающих растворов.

Перекрут ножки кистомы яичника — острое осложнение опухоли яичника, приводящее к нарушению питания новообразования и развитию клиники острого живота.

Кистомы яичника относятся к наиболее часто встречающимся опухолям у жен­щин. Они имеют разное гистологическое строение (псевдомуцинозная, цилио- эпителиальная, дермоидная и др.) и в Х/А~Х/Ъ всех случаев — первичный или вто­ричный злокачественный рост. Поэтому абсолютным правилом является удале­ние опухоли яичника, как только она диагностирована. Задержка с оперативным лечением способствует повышению риска развития не только злокачественного но­вообразования, но и других тяжелых осложнений: нагноения и перфорации опухо­ли в свободную брюшную полость, в мочевой пузырь, в прямую кишку, перекрута ножки опухоли яичника.

Ножка опухоли яичника состоит из собственной связки, подвешивающей связ­ки, мезовария, иногда еще и маточной трубы. В ней проходят яичниковая арте­рия, ветви маточной артерии, вены, лимфатические сосуды. Патогенез перекру- та ножки кистомы разнообразен: резкое изменение положения тела, изменение внутрибрюшного давления (беременность, роды), нарушение гемодинамики в сосудах ножки кистомы и др. Перекрут может произойти остро, быстро или раз­виваться исподволь — в течение нескольких часов и даже дней. Он может быть частичным и полным (даже многократным). При этом происходит постепенное или резкое нарушение кровоснабжения с отеком опухоли, кровоизлиянием и не­крозом.

Клиническая картина сопровождается постепенно нарастающими или остры­ми болями внизу живота — со стороны опухоли, появлением напряжения передней брюшной стенки, симптомов раздражения брюшины. Возможны тошнота, рвота, метеоризм, парез кишечника и другие симптомы острого живота. Температура тела обычно субфебрильная, но при длительном процессе лихорадка может быть выра­женной. Тахикардия. Кожа бледная, иногда с сероватым или синюшным оттенком. Диагностике помогают анамнестические указания на наличие у больной опухоли яичника.

Тактика врача скорой помощи. Больная должна быть срочно госпитализи­рована в гинекологическое отделение многопрофильной больницы. Транспорти­ровку осуществляют на носилках. На догоспитальном этапе лечение не проводят.

Лечение оперативное. Объем операции (удаление опухоли, экстирпация мат­ки с придатками и резекция сальника и др.) определяют в процессе лапаротомии, в зависимости от характера опухоли (доброкачественная, злокачественная).

Перфорация гнойных образований придатков — осложнение гнойного воспа­ления маточных труб (пиосальпинкс), яичников (инфицирование с нагноением опухоли яичника, пиовар), маточных труб, яичников и связочного аппарата (ту- боовариальный абсцесс).

Воспалительные заболевания женских половых органов занимают ведущее место в гинекологической патологии. Пути инфицирования — интраканаликуляр- ный, восходящий гематогенный (наиболее частый) и лимфогенный. Воспаление может быть специфическим (этиологические факторы — гонококки, микобактерии туберкулеза и др.) и неспецифическим, вызываемым любыми условно-патогенны­ми штаммами: патогенным и непатогенным стафилококком, протеем, Е. соИ, клеб- сиеллами, неклостридиальными анаэробами, роль которых в этиологии воспали­тельных процессов в последние годы возрастает, и др. Однако микробная флора лишь определяет формирование очага воспаления и первую симптоматику забо­левания, а в дальнейшем течении воспалительного заболевания решающее значе­ние приобретают нарушения иммунитета, эндокринопатии, аутоиммуноагрессия и нарушения периферического кровообращения.

Клиническая картина воспалительных заболеваний женских половых орга­нов, в частности придатков матки, в настоящее время нередко стертая, малосим- птомная. Преобладают подострые и хронические формы воспаления, которые от­личаются длительностью и упорством течения, сопровождаются вовлечением в процесс смежных органов и других систем организма. Воспалительный процесс половых органов превращается в полисистемное заболевание с нарушением фун­кции нервной системы, эндокринных органов, мочевыделительной системы и др. Влияние микробного фактора при этом снижается до минимума.

Воспаление маточных труб сопровождается гиперемией, отеком тканей, усилен­ной экссудацией. В трубах формируются замкнутые полости, в которых содержит­ся экссудат, иногда — гнойный. Полости соединяются, маточный и ампулярный концы труб закрываются за счет интенсивного слипчивого процесса. Труба растя­гивается гнойным содержимым (пиосальпинкс). В ее стенках происходят некро­тические изменения с вовлечением в процесс брюшины. Образуются обширные сращения с органами малого таза, яичником. При вовлечении в процесс яичника формируется единый воспалительный конгломерат, в состав которого входят тру­ба, яичник, широкая связка матки; анатомические границы между этими органами разрушаются (тубоовариальный абсцесс). Иногда наблюдается изолированный гнойный процесс в яичнике с формированием его абсцесса (пиовар). Данное обра­зование в яичнике обычно имеет плотную капсулу, поэтому его перфорация про­исходит редко.

Клиническая картина пиосальпинкса, тубоовариального абсцесса характери­зуется постоянными болями внизу живота, которые локализуются преимуществен­но со стороны воспаления. Характерны ознобы, высокая лихорадка, сменяющаяся периодами субфебрильной температуры тела. Отмечаются ухудшение общего со­стояния, слабость, недомогание. Боли иррадиируют в нижнюю конечность, крес­тец, поясницу, в паховые отделы. Пульс учащен. Живот мягкий, может быть уме­ренно вздут. При пальпации в области очага воспаления определяется выражен­ная болезненность. Симптомов раздражения брюшины нет. Язык, как правило, обложен. Иногда возникают тошнота, задержка стула и газов. Из половых путей может выделяться гнойное или серозно-гнойное содержимое. При специальном гинекологическом исследовании с одной или обеих сторон определяются придат­ки матки, часто значительно увеличенные, эластической консистенции, резко бо­лезненные при пальпации. Клиническая картина пиовара еще более тяжелая: силь­ные боли внизу живота с иррадиацией в прямую кишку и крестец, ознобы, высокая постоянная лихорадка, резкая интоксикация, тахикардия и другие симптомы, ха­рактерные для сепсиса.

Необходимо помнить, что иногда гнойный процесс в придатках приобретает подострое, хроническое течение. В этих случаях боли усиливаются во время менст­руации, менструальный цикл нарушается. Боли имеют постоянный характер, ста­новясь тупыми, с нечеткой локализацией, с иррадиацией в поясницу, паховые об­ласти и таз. Отмечаются субфебрильная температура тела, бессонница, нараста­ющая анемия и другие симптомы общей интоксикации. Постоянны жалобы на диспепсические явления: тошноту, отсутствие аппетита, иногда отрыжку, запоры.

При перфорации гнойных образований придатков уже в первые часы появля­ются симптомы перитонита, которые наслаиваются на клинику тяжелого воспа­лительного процесса. Отметим, что в отдельных случаях перитонита вследствие перфорации гнойного образования придатков матки болевой синдром не выражен (или маловыражен), в клинической картине преобладают высокая лихорадка, оз­нобы, одышка и другие гриппоподобные симптомы. Это обстоятельство является причиной ошибочных диагнозов гриппа, ОРВИ и, как следствие, неправильной тактики врача скорой помощи, что ведет к отказу больной в госпитализации, реко­мендации лечения в домашних условиях вместо срочной транспортировки в ста­ционар. Поэтому необходимо помнить, что клиническая картина перитонита при перфорации гнойного образования придатков несколько отличается от таковой при «хирургических» перфорациях (язва желудка и двенадцатиперстной кишки и др.). Она протекает более стерто, вяло, что стало причиной возникновения неправиль­ного суждения о более благоприятном течении гинекологического перитонита по сравнению с хирургическим. Клиническую картину отличают следующие особен­ности: 1) отсутствие частой рвоты; она либо может отсутствовать вообще, либо — 1-2-кратная; 2) длительное сохранение перистальтики; возможен стул — самосто­ятельный или после клизмы, наблюдается метеоризм; 3) меньше выражено обез­воживание, так как нет частой рвоты, меньше потоотделение; 4) нередко возника­ют болезненное мочеиспускание и жидкий стул; 5) отсутствует параллелизм меж­ду тяжестью состояния больной и картиной крови, лейкоцитоз может быть слабовыраженным, изменения в лейкоцитарной формуле — минимальны.

В целом клиническая картина перитонита следующая: боли внизу живота вы- раженнее со стороны очага воспаления, они могут быть резкими, интенсивными, а иногда — ноющими, нечеткими. Боли по всему животу отсутствуют. Ознобы, иног­да повторные, высокая лихорадка, частый пульс. Тахипноэ. Последние симптомы иногда предшествуют перфорации, но также и сопутствуют перитониту. Наблю­даются тошнота, иногда рвота, вздутие живота, напряжение передней брюшной стенки, которое может быть выражено в основном над очагом деструкции. Симп­томы раздражения брюшины вначале локальные, в дальнейшем распространяются по всему животу, но больше выражены в подвздошной области.

Диагноз заболевания устанавливают на основании указанной выше симптома­тики и данных анамнеза (указания на хронический или острый воспалительный процесс в придатках матки с его амбулаторным, стационарным лечением и др.).

Тактика врача скорой помощи. При остром гнойном воспалительном процессе в придатках матки и тем более при его перфорации с последующим развитием пе­ритонита больные подлежат срочному лечению в условиях гинекологического ста­ционара. Транспортировку осуществляют на носилках. При подозрении на пер­форацию с развитием перитонита больная должна быть доставлена в отделение, по возможности минуя приемный покой, и передана непосредственно дежурному врачу.

Перфорация гнойных образований придатков и опухолей яичника требует не­медленного оперативного лечения. Объем операции — дренирование очага дест­рукции, удаление маточной трубы, удаление придатков, надвлагалищная ампута­ция или экстирпация матки с маточными трубами, с придатками матки — зависит от конкретной ситуации (тяжесть состояния больной, технические возможности проведения операции, сопутствующая гинекологическая патология и др.). Одно­временно должна быть обеспечена адекватная инфузионная терапия для устране­ния интоксикации, восстановления водно-электролитного баланса и др. В после­операционном периоде проводят антибактериальное, дезинтоксикационное, десен­сибилизирующее, общеукрепляющее и другое лечение.

На догоспитальном этапе для уменьшения неблагоприятного влияния транс* портировки на организм тяжелобольной целесообразно применить комплекс ви­таминов (1-2 мл 5% раствора аскорбиновой кислоты внутримышечно, 1 мл 3%

раствора витамина В) внутримышечно, 100-150 мг кокарбоксилазы внутримышеч­но и др.). При необходимости приступают к инфузионной терапии, используя изо­тонический раствор натрия хлорида, 5-10% раствор глюкозы с инсулином, синте­тические кровезаменители — стабизол, рефортан. Категорически недопустимо вве­дение наркотических анальгетиков.

Тазовый перитонит (пельвиоперитонит) является формой местного распрос­траненного перитонита. Заболевание, как правило, возникает вторично — при рас­пространении инфекции из матки, придатков (см. выше) на тазовую брюшину. В полости малого таза скапливается экссудат, фибринозное содержимое которого ускоряет образование спаек и отграничение очага воспаления. Изоляции полости малого таза от остальной брюшной полости способствуют прилегающие петли кишки и сальник, которые вовлекаются в местный спаечный процесс. Экссудат — серозно-фибринозный, гнойный — обычно скапливается в маточно-прямокишеч­ном углублении (абсцесс маточно-прямокишечного углубления) или, что реже, в одном из боковых карманов — в зависимости от локализации первичного очага воспаления.

Клиническая картина пельвиоперитонита характеризуется симптомами об­щей интоксикации, ознобами, высокой лихорадкой постоянного типа. Отмечают­ся тахикардия, артериальная гипотензия. Боли интенсивные, локализуются вни­зу живота, иррадиируют в крестец, прямую кишку, нижние конечности. При фор­мировании абсцесса маточно-прямокишечного углубления боли преимущественно иррадиируют в прямую кишку, появляется чувство давления на кишку. При боко­вой локализации пельвиоперитонита боли больше выражены со стороны пораже­ния, могут иррадиировать к лону. Возникает тошнота, реже — рвота (нечастая). Стул и газы задержаны. При исследовании живота определяют локальное напря­жение передней брюшной стенки и локальные симптомы раздражения брюшины.

Течение заболевания зависит от защитных возможностей организма, виру­лентности микробной флоры. При хорошей сопротивляемости больной, раннем начале лечения (до формирования абсцесса) удается ликвидировать воспаление тазовой брюшины без оперативного лечения. В этом случае на месте воспаления формируются обширные и плотные сращения, что в дальнейшем приводит к по­стоянному болевому синдрому, нарушению функции кишечника, бесплодию и др. При прогрессировании заболевания возможен прорыв гноя в свободную брюшную полость с развитием разлитого перитонита.

Диагностика пельвиоперитонита нередко трудна. Ограниченность процесса, схожесть клинической картины пельвиоперитонита и гнойных образований при­датков матки осложняют дифференциальную диагностику. Уточнению диагноза помогают результаты специального гинекологического исследования, при кото­ром определяют нависание и резкую болезненность заднего свода в случаях абс­цесса маточно-прямокишечного углубления или резкую болезненность и форми­рование опухолевидного образования у дна матки, над лобком со стороны пораже­ния — в случаях скопления экссудата в боковых карманах.

Тактика врача скорой помощи аналогична таковой при гнойных образова­ниях придатков матки: немедленная госпитализация в гинекологическое отделе­ние, которую осуществляют только на носилках. Больную следует передать непос­редственно дежурному врачу.

Лечение пельвиоперитонита в стадии абсцесса — оперативное. В случае абсцес­са маточно-прямокишечного углубления производят рассечение заднего свода (кольпотомию) с введением дренажа и оставлением его на несколько суток. При абсцессе другой локализации производят лапаротомию с опорожнением и дрени­рованием абсцесса. Одновременно назначают антибактериальное, десенсибилизи­рующее, дезинтоксикационное, общеукрепляющее лечение. В отдельных случаях (отсутствие четких клинических данных о наличии абсцесса, начало заболевания) проводят консервативное лечение.

На догоспитальном этапе целесообразно применение лекарств, которые помо­гут больной перенести транспортировку (витамины, аналептические препараты). Категорически недопустимо введение длительно действующих обезболивающих средств.

Рекомендуемая литература

Айламазян Э.К., Рябцева И.Т. Неотложная помощь при экстремальных состо­яниях в гинекологии.— 2-е изд.— М.: Медицинская книга, 2003.— 183 с.

Айламазян Э. К, Новиков Б. Н., Павлова Л. П. и др. Неотложная помощь при экстремальных состояниях в акушерско-гинекологической практике: Руко­водство, 3-е изд.— СПб.: Научная литература, 2002.— 432 с.

Айламазян Э. К., Новиков Б. Н., Павлова Л. П. и др. Акушерство. Учебник для мед. вузов. 5-е изд.— СПб: Спецлит, 2005.— 527 с.

Кулаков В. И., Серов В. Н. Рациональная фармакотерапия в акушерстве и ги­некологии. Руководство для врачей.— М.: Литтера.— 2005,1150 с.

Репина М. А. Преэклампсия и материнская смертность.— СПб.: Издат. дом СПбМАПО, 2005.-207 с.

Репина М. А. Разрыв матки.— М.: Медицина, 1984.— 208 с.

Серов В.Н., Маркин С. А. Критические состояния в акушерстве. Руководство для врачей.— М.: Медиздат, 2003.— 702 с.

Уитфилд Ч.Р. Руководство Дьюхерста по акушерству и гинекологии для пос­ледипломного обучения: Пер. с англ.— М.: Медицина, 2003.— 795 с.

<< | >>
Источник: В.А.Михайлович. РУКОВОДСТВО для ВРАЧЕЙ СКОРОЙ МЕДИЦИНСКОЙ помощи. 2007

Еще по теме Гпава 49 Острый живот в гинекологии:

  1. Гпава 49 Острый живот в гинекологии