<<
>>

§1. ПОНЯТИЕ ЭКСПЕРТИЗЫИ ОСНОВАНИЯ ЕЕ ПРОВЕДЕНИЯ

По мере развития уголовно-процессуальной науки взгляды исследователей на сущность экспертизы заметно изме-нялись. Наиболее ранним представлением, сохранившимся в ряде современных правовых систем, было отождествление экспертизы с свидетельским показанием (показаниями «сведущих лиц»).

Такую трактовку находим в трудах английского ученого Стифена и русского процессуалиста Шаврова. Я.И. Баршев и В.Д. Спасович считали, что экспертиза — это «осмотр через сведущих лиц».

В дооктябрьской правовой науке наряду с такими представлениями JI.E. Владимиров развивал идеи немецкого ученого К. Миттермайера и утверждал, что выводы эксперта служат научным приговором, не подлежащим критической оценке судьи, т.к. он не обладает специальными познаниями. Сторонники концепции эксперт — научный судья имеются и в современной российской науке.

В первых советских уголовно-процессуальных кодексах экспертиза рассматривалась как часть «сложного осмотра»: деятельность эксперта трактовалась как элемент осмотра трупа, вещественного доказательства, неотделимый от обследования, производимого следователем, чем ограничивался са-мостоятельный характер деятельности эксперта.

Все эти взгляды либо полностью, либо частично не соответствуют современным представлениям о сущности экспертизы, основанным на том, что эксперт — самостоятельный участник процесса, а заключение эксперта — самостоятель-ный вид доказательств, доступный оценке следователя, прокурора, судьи. Экспертизу поэтому следует трактовать как исследование объектов, представленных эксперту следователем, прокурором, судом, производимое экспертом по требованию этих лиц на основе имеющихся у него специальных познаний. Среди основных понятий, используемых в УПК РФ (ст. 5), определение экспертизы отсутствует. Однако оно дано в Федеральном законе «О государственной су-дебно-экспертной деятельности в РФ» от 31 мая 2001 г.

(далее ФЗ от 31.05.01 г.). Согласно ст. 9 Закона, «судебная экспертиза — процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом производящим дознание, следователем или прокурором, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу».

В то же время остается спорным определение места экспертизы в системе способов собирания доказательств.

Некоторые ученые (Н.С.Алексеев, В.М. Галкин, И.Ф. Крылов, Ю.К Орлов) считают, что экспертиза—это одно из след-ственных действий, т.к. назначает и проводит ее следователь и другие лица, управомоченные на проведение следственных действий.

По мнению А.А. Эйсмана и И.М. Лузгина, экспертиза — это особая, автономная форма осуществления познавательной деятельности, отличающаяся от следственных действий тем, что знания извлекает не следователь, а эксперт.

Обе эти точки зрения представляются крайними, а поэтому необоснованными, хотя и в той и в другой есть конструктивные элементы. Правильная оценка места экспертизы должна учитывать два важных момента.

Экспертизу в целом нельзя считать следственным дей-ствием, по крайней мере ввиду нижеследующего: а) если в ходе следственного действия знания извлекает сам следователь, то в ходе экспертизы — не он, а эксперт, который передает их в систематизированном виде следователю; б) если методы осуществления следственных действий заранее определены в законе, то методику экспертного исследования в каждом конкретном случае определяет сам эксперт на основе соответствующих научных разработок. Поэтому познавательная деятельность эксперта, в отличие от деятельности следователя, лишь в самом общем виде регламентируется уголовно-процессуальным законом.

Но было бы ошибкой считать экспертизу полностью автономной формой познания и отрывать познавательную деятельность следователя от познавательной деятельности эксперта, ибо они образуют неразрывное единство, поскольку первая служит средством управления второй.

Управляющая роль действий следователя при назначении экспертизы проявляется в том, что он:

а) определяет в своем постановлении о назначении экспертизы предмет и программу экспертного исследования, представляя эксперту объекты (предметы, документы, иные материалы), требующие исследования, и формулируя вопросы, определяющие границы исследования;

б) обеспечивает объективность и должный научный уровень исследования, подбирая экспертное учреждение или отдельного эксперта, обладающих необходимой компетентностью и специализацией, разрешая отводы, заявленные эксперту, и разъясняя права и обязанности эксперту, не работа-ющему в экспертном учреждении;

в) определяет возможные направления экспертного исследования, излагая в постановлении обстоятельства, повлекшие назначение экспертизы и происхождение объектов, на-правленных на экспертизу;

г) осуществляет контроль за объективностью, полнотой и научностью исследования, присутствуя при проведении экспертизы и запрашивая разъяснения эксперта по поводу про-изводимых им действий. Следователь вправе обратить внимание эксперта на отступления от порядка проведения экспертизы;

д) представляет по запросу эксперта необходимую ему дополнительную информацию;

е) обеспечивает права и законные интересы обвиняемого, подозреваемого и других участников процесса (в т.ч.

допуская их к присутствию при экспертизе).

Именно комплекс этих операций образует содержание следственного действия, которое уместно обозначить как назначение и проведение экспертизы. Последующая же познавательная деятельность эксперта лежит за пределами следствен-ного действия, представляя собой действия эксперта. В целом экспертиза образует сложный познавательный комплекс, обеспечивающий взаимодействие следователя и эксперта, а нормы, его регламентирующие, образуют специфический институт уголовно-процессуального права.

Говоря об экспертизе на предварительном расследовании, законодатель в посвященной ей главе 27 УПК употребляет термин «судебная экспертиза». Такое словосочетание не вполне оправдано, т.к. в большинстве случаев на этом этапе решение о назначении экспертизы принимает следователь (дознаватель, прокурор), но не судья. По-видимому, подобная терминология применена для того, чтобы отграничить экспертизу, назначенную следователем, судом, от непроцессуальных форм экспертизы.

В связи с этим возникает вопрос, является ли экспертизой в процессуальном смысле деятельность лиц, обладающих специальными познаниями, но производивших исследования не по заданию дознавателя, следователя, прокурора, суда, а по ходатайству обвиняемого. Так, Северо-Западный реги-ональный центр судебной экспертизы МЮ РФ по заявлению обвиняемого А.В. Проня подготовил экспертное заключение, однако следователь отказал в удовлетворении ходатайства адвоката о приобщении этого заключения к материалам дела в качестве доказательства. В определении Конституционного Суда от 4 марта 2004 г. по поводу сложившейся ситуации отмечено, что основанием для производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении является не заявление обвиняемого или его защитника, а постановление органа дознания, предварительного следствия, прокурора или суда . Иной подход фактически означал бы пересмотр действующего уголовно-процес-суального законодательства. С учетом этого представленное адвокатом заключение могло быть приобщено к делу не в качестве заключения эксперта, а в качестве иного документа (ст.

84 УПК).

Более общей и в то же время весьма актуальной является проблема проведения состязательной экспертизы в негосударственных экспертных учреждениях. Утверждение принципа состязательности сделало очевидным неравноправность противоборствующих сторон в доказывании: мощному арсеналу познавательных средств, которыми наделено обвинение, противостоят весьма слабые возможности защиты, в т.ч. и связанные с проведением экспертизы. В последние годы возникло много негосударственных экспертных учреждений, готовых на договорных основаниях способствовать в этом отношении защите. Однако вряд ли будет правильным представление стороне защиты возможности назначать экспер-тизу, обращаясь в такие учреждения и минуя государственные органы: дознавателя, следователя, прокурора, суд. Имен-но на эти органы возложена обязанность обеспечить законность при проведении экспертизы и надлежащее управление с этой целью ходом экспертного исследования, о чем говорилось выше. При иной организации экспертизы весьма отрицательную роль сыграет и игнорирование прав стороны, противостоящей защите — прав потерпевшего, который полностью лишается возможности влиять на ее всесторонность и объективность. Поэтому для устранения ситуации неравноправия сторон обвинения и защиты наиболее оптимальным решением проблемы будет, как представляется, обращение защиты с ходатайством о назначении экспертизы к следователю и суду при закреплении в законе обязанности этих органов такое ходатайство удовлетворить и дать возможность защитнику присутствовать при экспертизе, проводимой как в государственном, так и в негосударственном экспертном учреждении.

Заметим также, что не является экспертизой деятельность специалиста, связанная с подготовкой им заключения, т.е. суждения по вопросам, поставленным перед специалистом сторонами. Заключение специалиста в соответствии с ч. 3 ст. 80 УПК признано теперь одним из видов доказательств по уголовному делу. Это доказательство, задуманное законодателем как средство усиления позиции защиты в ее противоборстве с обвинением, формируется, однако, за пределами процессуальной формы: закон не определяет оснований обращения сторон к специалисту, не представляет учас-тникам процесса прав, обеспечивающих объективность заключения специалиста, подобных тем, какие представлены им при проведении экспертизы, не определяет структуры и содержания заключения специалиста, не требует от специалиста проведения исследований. Все это придает заключению специалиста весьма субъективный характер, превращая, таким образом, этот прием в суррогат экспертизы .

<< | >>
Источник: С.А.Шейфер. СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ. Издательство «Самарский университет» 2004. 2005

Еще по теме §1. ПОНЯТИЕ ЭКСПЕРТИЗЫИ ОСНОВАНИЯ ЕЕ ПРОВЕДЕНИЯ:

  1. §1. ПОНЯТИЕ ЭКСПЕРТИЗЫИ ОСНОВАНИЯ ЕЕ ПРОВЕДЕНИЯ