<<
>>

3.1. организационные и правовые основы предупреждения серийных изнасилований

Профилактика половых преступлений в общем и серий-ных изнасилований в частности существенно отличается от предупреждения иных видов насильственных преступлений. Специфичность и повышенная сложность, свяванная с разработкой мероприятий по недопущению подобных деяний, в первую очередь обусловливается тем, что причины и мо-тивы их носят сугубо интимный характер, большая часть из них не охватывается сознанием субъекта, плохо или совсем им не контролируется.

Кроме этого, как показывают исследования, причины совершения половых преступлений не связаны напрямую с социально-политическими, экономическими и культурными условиями развития того или иного общества.

Правоох-ранительные структуры экономически мощных государств с развитыми демократическими принципами управления имеют такие же проблемы в сфере борьбы с половыми пре-ступлениями, с той лишь разницей, что техническое осна-щение и более квалифицированная подготовка сотрудни-ков позволяют успешнее реагировать на начальной стадии серийных проявлений, не давая возможности лицу, их со-вершившему, пользоваться своей безнаказанностью.

8*

227Актуальной остается проблема воспитания и просвещения в области половых взаимоотношений. До недавнего времени в нашей стране практически полностью отсутствовали какие-либо сведения по данным вопросам, и лишь в последние годы стало возможным получить квалифициро-

ванную информацию. В то же время вопросы детского и подросткового полового воспитания находятся в настоящее время в стадии изучения и разработки. Главная проблема, на наш взгляд, состоит именно в нравственной стороне реализации подобных проектов и недопущения прямо противоположных результатов. Справедливо и взвешенно в этом контексте звучит общий подход 3. Фрейда к разрешению данной проблемы: «...вред первоначального запрета сексуального наслаждения сказывается в том, что позднейшее разрешение его в браке не дает уже полного удовлетворения.

Но и неограниченная половая свобода с самого начала не приводит к лучшим результатам» .

Развитие в нашей стране полового просвещения и воспитания потенциально должно быть направлено не только на лиц, страдающих от сексуальных девиаций, помогая им вовремя осознать свои особенности с целью их дальнейшей социально приемлемой адаптации. Очевидно, что половое просвещение должно воспитывать терпимое, понимающее отношение к наличию у других сексуальных отклонений, помогая последним не стать изгоями в окружающем их обществе.

Аналогичные проблемы связаны и с лицами, страдающими различного рода психическими расстройствами. Многие психические аномалии до определенного времени протекают в скрытой форме и начинают вызывать озабоченность окружающих только после совершения правонарушений. Профилактика насильственно-сексуальногй поведения ос-ложняется отсутствием надежной системы максимально раннего выявления и диагностирования психических расстройств у детей и подростков. На наш взгляд, пристальное профилактическое внима-ние к несовершеннолетним является наиболее важным во всей системе профилактического воздействия на лиц, склонных к серийным преступлениям. Как известно, «черты нрав- ственно-психологической характеристики личности сексуального преступника формируются, развиваются и закрепляются в личности с первых дней жизни индивида. Вот почему справедливо утверждение, что сексуальное преступление, как и любое другое, подготовлено всем ходом жизни, является его итогом, и вне этого контекста оно не может быть адекватно оценено» .

Именно поэтому своевременная и разносторонняя помощь и коррекция такой труднодоступной сферы, как психосексуальная, оказанная в период формирования личности, может достичь максимально положительного эффекта.

К., 15 лет, учащийся 9-го класса средней школы, совершил в течение двух недель два нападения на девочек 10 и 13 лет. Поджидая около школы, преследовал жертву до подъезда, затем догнал на лестничной площадке, угрожая ножом и физической расправой, заставил полностью раздеться, поставил на колени, совершил per os, затем пытался совершить per anum, но не смог.

Заставил сесть на корточки, ввел во влагалище два пальца, около минуты вращал, увидев на руке кровь, убежал.

На допросе пояснил, что преследовал без цели, решение на применение насилия возникало, когда догонял жертву. В день правонарушения употребил спиртное, «выкурил много анаши».

Отец обвиняемого ранее служил на флоте, отличался вспыльчивым характером, был постоянно чем-то раздражен, к сыну относился холодно, злоупотреблял спиртными напитками, бил жену и дочь, часто менял место работы, мог без всякой причины уехать из дома на длительное время. Мать - строгая, «держала в ежовых рукавицах», часто наказывала физически, но, по словам испытуемого, всегда за дело. Родители разошлись, когда ему исполнилось 12 лет, через год мать вышла замуж. Уход отца из семьи воспринял спокойно, к появлению отчима отнесся

с радостью, нравилось, что тот обеспечен, ходит на собрания в школу, может защитить при необходимости, помогает ему, в том числе материально.

По словам матери, беременность и роды протекали без патологии, раннее развитие соответствовало возрастному. К. рос впечатлительным, любознательным, интересовался техникой, был подвижен, драчлив, за что часто наказывался взрослыми. В начальных классах учился на «отлично». После перенесенной в 13 лет травмы головы и сотрясения мозга находился 10 дней на стационарном лечении, впоследствии стал жаловаться на головные боли, тошноту, головокружение. Около двух лет находился под диспансерным наблюдением невропатолога с диагнозом «посттравматический церебрастенический синдром». Успеваемость слегка снизилась, но тем не менее продолжал учиться хорошо, в свободное время много чи-тал. По словам матери - добрый, честный, иногда скрыт-ный, в последнее время стал выпивать.

В ходе беседы с сексопатологом К. рассказал, что девочки нравятся с 6 лет, первый половой акт провел в 13 лет с ровесницей по своей инициативе, оценивает его как неудачный из-за ранней эякуляции, был фиксирован на этой неудаче. Больше половых актов с ней не было, хотя отношения с этой девушкой поддерживал. С 12 лет видит эротические сны, сцены взаимных ласк и половых актов со сверстницами, особенно возбуждают ласки и окружающая обстановка, например роскошный отель. С 11 лет, после того как отец на его глазах жестоко избил мать и сестру, в сновидениях стали присутствовать сцены, в которых он душит взрослого мужчину без лица, вспарывает ему живот, расчленяет тело и от подобных действий получает удовольствие. После пробуждения появлялась слабость и раздражительность. Подобные сцены стали появляться в фантазиях, после переживания которых ощущает слабость и умиротворение, появилось ощущение, что обязательно кого-нибудь убьет. В последний год постоянно плохое настроение, возникло желание изде- ваться над мальчишками, которые младше по возрасту, таскал их за волосы, после чего настроение улучшалось.

К матери был привязан, но побаивался ее, так как она могла вспылить, отругать. Поэтому, став постарше, перестал с ней делиться, замкнулся. В 11 лет впервые увидел фотографию обнаженного женского тела, был потрясен. Дома тема, связанная с сексом, никогда не обсуждалась, родители ограждали его и от подобной видеопродукции. Однажды он тайком посмотрел видеофильм эротического содержания и получил настолько «ошеломляющее впечатление», что под его влиянием находится до сих пор. Постоянно воспроизводил в памяти сцены из фильма, почувствовал, что это мешает учебе, пробовал усиленно заниматься спортом, чтобы отвлечься. Утверждает, что потерпевших ему жаль, но «не мог себя сдержать». Зачем вводил пальцы во влагалище, объяснить не мог. Экспертная комиссия обнаружила у К. признаки дисгармонически протекающего пубертатного криза на фоне остаточных явлений органического поражения головного мозга. В соответствии с диагнозом сексопатолога у обвиняемого отмечается садизм в стадии формирования на фоне преждевременного полового развития.

Успех в борьбе с серийными изнасилованиями во многом зависит от обеспечения органами внутренних дел общественного порядка. По данным исследований, около половины эпизодов были совершены в общественных местах, поэтому при организации и проведении общепрофилакти-ческих мероприятий подобные места должны учитываться как места совершения вероятных нападений, в том числе и со стороны серийных насильников. В городских условиях, особенно в вечернее и ночное время, к числу криминоген-ных можно отнести парки, пустыри, скверы, гаражи и т.п., особенно если они располагаются в местах вероятного появления женщин, например между остановками городского транспорта и жилым массивом.

Существенную помощь в профилактике серийных из-насилований могут оказать иные, на первый взгляд не свя- занные с ней прямо мероприятия. Например, в последнее время в г. Москве в подъездах устанавливаются металлические двери и домофоны, препятствующие проникновению посторонних лиц. Причиной подобных мер явились многочисленные квартирные кражи и их крайне низкая раскрываемость. Если учесть, что почти треть всех серийных насильников предпочитают нападать на свои жертвы в подъезде или в лифте, установка подобных защитных комплексов окажется весьма эффективной и в профилактике изнасилований. На наш взгляд, органы внутренних дел обязаны выявлять, пропагандировать и всесторонне поддерживать подобного рода инициативы.

Несомненные перспективы в деле профилактики серийных изнасилований содержатся во взаимодействии и сотрудничестве правоохранительных структур и средств массовой информации. Освещение в печати, на телевидении результатов успешного расследования, материалов судебных расследований оказывает значительное влияние на общественное мнение. Тем не менее необходимо помнить, что работа со СМИ требует не только взвешенного подхода в предоставлении информации, но и дальнейшего контроля за опуб-ликованными материалами с целью недопущения его нега-тивного искажения. Без сомнения, основной вектор подоб-ного взаимодействия должен быть направлен на извлечение нравственного урока, а не на возбуждение нездорового интереса к подобным явлениям.

Трудно переоценить роль банка данных, куда бы стекалась достоверная информация о правонарушениях в сексуальной сфере, лицах, их совершающих, и их жертвах. Банк данных должен быть предназначен не только для хранения, но и для оперативной обработки и предоставления необходимой информации, в том числе с целью ее незамедлительной проверки.

Наличие подобных возможностей у правоохранительных структур безусловно не позволило бы ранее упоминавшемуся Косареву длительное время безнаказанно совершать преступления. Пример с данным насильником ярко свидетельствует не только о полном отсутствии какого бы то ни было учета сексуальных агрессоров, но и еще раз подчеркивает насущную необходимость его скорейшего создания и наполнения.

Являясь уроженцем и жителем г. Москвы, Косарев, которому на момент прохождения экспертизы исполнилось 30 лет, впервые был привлечен к ответственности в 15- летнем возрасте за групповую попытку раздеть женщину в лифте. Через год уже один совершил аналогичные действия, однако потерпевшая сумела не только оказать активное сопротивление, но и доставить незадачливого насильника в отделение милиции. По инициативе матери Косарев в течение месяца лечился в психиатрической больнице с диагнозом «трансвестизм». Через год он вновь и опять в лифте под угрозой ножа дважды изнасиловал несовершеннолетнюю, но был признан невменяемым и направлен на принудительное лечение в психиатрическую больницу обычного типа. В 19 лет за групповое изна-силование был осужден на 8 лет лишения свободы. Через месяц после освобождения из мест лишения свободы в июле 1992 г. вновь стал совершать сексуальные нападения. После его задержания в 1995 г. выяснилось, что все нападения Косарев (инкриминировалось 38 эпи-зодов, хотя сам он заявил о 120) совершал стереотипно: поджидая жертву в подъездах домов, заходил с ними в лифт, где, угрожая ножом, газовым пистолетом, совершал половые акты и отбирал у потерпевших их вещи. Косарев был задержан при попытке продажи похищенного, т.е. фактически случайно. Даже в столь короткой информации о преступной активности Косарева выделяются несколько основных признаков, характеризующих его как серийного сексуального агрессора (объект, место, способ, система-тичность, психологическая и сексологическая патология). Очевидно, что при наличии учета даже в пределах города, не говоря о федеральном уровне, данный преступник был бы «вычислен» сразу же после получения от очередной жертвы четкого словесного портрета и заявления о возможности его опознания.

По данным комплексного исследования, Косарев - первый ребенок, беременность протекала с токсикозом, роды проводились с использованием вакуум-эктрактора. Воспитывался в комфортных условиях, отношения в семье были нормальные: отец любил сына, но, работая водителем и часто уезжая в дальние рейсы, мало времени мог ему уделять. Мать любила и лелеяла сына, не спускала с него глаз, «носила на руках», появление у него слез становилось для нее трагедией. В раннем детстве рос слабым, болезненным, родился с заращенным мочеиспус-кательным каналом, в связи с чем проводилось бужирова- ние. Со слов испытуемого, всегда стремился к одиноче-ству, отвергал детские компании и игры, не находя общего языка со сверстниками, любил один играть в солдатики, разыгрывая целые военные баталии. Отличался впечат-лительностью, образно воспринимал персонажей сказок, испытывая от этого ночные страхи. В школе учился с тру-дом, с одноклассниками был груб и агрессивен, так как те дразнили его «жирным, толстым жадиной». Косарев стра-дал от своей повышенной полноты, пытаясь избавиться от этого, занимался борьбой, карате, но непродолжительное время. В техникуме учился слабо, пропускал занятия, со всеми держался свысока, отличался агрессивностью и впечатлительностью.

С 4 лет был замечен в манипуляциях с половым членом, терся половыми органами о кровать. Первые запомнившиеся сексуальные переживания испытал в 7-летнем возрасте, когда, увидев обнаженную мать, захотел до нее дотронуться. С этого же возраста появился интерес к предметам женского туалета, надевая их на себя, испытывал желание стать женщиной. Похищенный у одной из первых жертв бюстгальтер потом часто надевал на себя, фантазируя при этом на сексуальные темы. В подростковом возрасте представлял себя догоняющим женщину, после чего под угрозой ножа заставлял ее раздеться, причем в фантазиях половой акт отсутствовал. С 15 лет стал ощущать себя в роли насильника, хотя лица жертв ни с кем конкретно не идентифицировал, видел лишь отдельные части их одежды. Мастурбацией занимается с 7 лет, не оставляет эту привычку и в настоящее время. Первый половой акт с эякуляцией совершил в 13 лет со своей 65- летней бабушкой, внезапно набросившись на нее. Нормативный половой акт совершил впервые в 26 лет после освобождения из мест лишения свободы со своей знако-мой девушкой, оценивает этот акт как успешный. В 29 лет, т.е. в ходе совершения преступной серии, женился, хотя уже до этого в течение двух лет с будущей женой были регулярные половые отношения. Заявил, что продолжает любить жену, но не верит, что может к ней когда-либо вер-нуться. Жена, характеризуя семейные отношения, поясни-ла, что серьезных конфликтов в семье не было, муж отно-сился к ней ласково и мягко, заинтересовал ее своей ро-мантичностью, при знакомстве представился «афганцем».

На вопросы о совершенных правонарушениях Косарев заявил, что специально к нападениям не готовился, просто «в состоянии отключения» шел куда-то или ехал на своей автомашине. Никогда не отдавал предпочтение какому-либо возрасту жертв, было все равно, будь то 12- летняя девочка или взрослая женщина, не выбирал и по внешним признакам, «просто что-то срабатывало в голове, полностью терял над собой контроль». Вслед за нападением сразу не мог сориентироваться, после полового акта при одевании девочек испытывал состояние радости, восторга, невесомости, чувствовал себя сильным. Когда же оставался один, наступало ощущение пустоты, начинал понимать, что натворил. Лиц жертв не помнит, описывает их «как пятна», однако может отчетливо воспроизвести детали одежды и нижнего белья потерпевших. Не всегда понимал, куда совершает половой акт - во влагалище или в задний проход. Утверждает, что часто брал у потерпевших «ненужные» старые вещи, которые потом выбрасывал. Если в ходе нападения встречал активное сопротивление, то умысел до конца не доводил. Заявля-ет, что надоело жить двойной жизнью. По заключению сексопатолога, ведущим сексологическим синдромом является полиморфный парафильный синдром (раптофилия, трансвестизм). Выявляемые у испытуемого признаки опережения психосексуального развития в виде ранней сексуализации поведения с допубер- татной мастурбацией, началом половой жизни с ненор-мативным объектом (собственная бабушка), опережением сексуальной стадии либидо других стадий в сочетании с нормативными показателями соматосексуального развития позволяют говорить о дисгармонии пубертата.

По заключению судебно-медицинской экспертизы Ко- сырев признан вменяемым, у него обнаруживаются при-знаки органического поражения головного мозга с некоторыми изменениями психики, которые не сопровождались болезненным нарушением мышления.

Банк данных на половых преступников должен постоянно пополняться информацией не только о вновь выявленных девиантах, но и сведениями о социально-демографических и иных изменениях уже стоящих на учете. По нашему мнению, такую информацию могут собирать сотрудники, занимающиеся индивидуальной профилактической работой с этой категорией преступников. Без сомнения, выработанные условия заполнения банка данных позволят обеспечить не только контроль за поведением подучетного и проведение в отношении него профилактических мероприятий, но и послужат надежным источником информации при раскрытии половых преступлений. Кроме этого, при надлежащей организации сбора максимально полезной информации банк данных позволил бы обеспечить ведение разнопланового статистического учета различных видов половых преступлений, в том числе и серийных изнасилований.

Одним из общепредупредительных направлений в борьбе с серийными сексуальными проявлениями является контроль за таким негативным явлением, как порнография. Последние годы в нашей стране отличаются обвальным производством и распространением различного рода эротической и порнографической продукции. Трудно не согласиться с мнением, что порнография является для человека искусственным заменителем проявления эмоций, «лишает его сексуальной фантазии, крадет ощущение уникальности и неповторимости сексуального переживания, дедраматизирует его эротическую жизнь, переводит ее на уровень банальной моторики, можно сказать, «деинтегрирует» ее»'.

Будучи всегда непристойной, порнография оказывает влияние на нравственную составляющую в ценностных ориентирах человека. До настоящего времени среди ученых нет однозначного мнения о криминогенной значимости порнографии для человека, детерминирующее воздействие ее на механизм противоправного поведения недостаточно изучено. Не ставя перед собой задачу оценить в рамках исследуемой темы все положительные и отрицательные стороны этого сложного явления, хотелось бы остановиться на одной из них, связанной с ее воздействием на психику несовершеннолетнего. Можно вполне обоснованно предполагать, что в период полового формирования и созревания заурядная видеокассета с насильственным, педофильным или иным девиантным проведением половых актов, являясь для подростка элементарным примером для подражания и научения, вполне может содержать те элементы, которые в дальнейшем приведут его к психосексуальной патологии. Мы поддерживаем точку зрения тех ученых, которые, выступая за принципиальное и последовательное проведение мер по защите детей и подростков, предлагают ввести в уголовное законодательство «повышенную ответственность за организацию, производство, распространение или сбыт порнографии, изготовляемой с участием или использованием детей либо предназначенной для распространения в среде несовершеннолетних» . Не вызывает сомнения и предложение адекватно увеличивать размер санкций за совер- шение преступных действий в тех случаях, когда для изготовления или сбыта порнографических предметов и материалов привлекаются малолетние.

Не теряют актуальности для органов внутренних дел и проблемы предупреждения пьянства, алкоголизма и наркомании. Приведем пример поведения серийного насильника, совершившего противоправные действия в состоянии алкогольного опьянения.

М., 28 лет, образование средне-техническое, по профессии радиомеханик, женат. В течение года, как правило, в вечернее время, находясь в состоянии алкогольного опьянения, совершил 8 жестоких по способу совершения нападений на женщин различного возраста (от 19 до 45 лет), нанося сзади удары по голове руками, палкой, молотком, причиняя, как правило, тяжкие телесные по-вреждения, после чего раздевал жертву, манипулировал с ее половыми органами или совершал половой акт. На следствии первоначально давал подробные признательные показания, сообщил, что целью нападений было желание потрогать половые органы или совершить половой акт. При проведении АСПЭК пояснил, что его действия приносили ему сексуальное удовлетворение. Однако в дальнейшем свои показания изменил, стал отрицать все эпизоды нападений, кроме последнего, мотивируя свое первоначальное признание физическим и психическим воздействием на него сотрудников милиции.

Проведенным исследованием установлено, что М. развивался без особенностей. В школу пошел своевременно, успевал хорошо, занимался в радиокружке. По характеру формировался трусливым, боялся животных, различных стуков, криков, сделать «что-нибудь не так». В подростковом возрасте не мог заснуть, если был не уверен, что в доме нет «чужого человека». Обходил все комнаты, коридоры. Когда убеждался, что никого нет, успокаивался и ложился спать. Периодически испытывал потребность проверять, закрыты ли окна, двери, водопроводные и газовые краны. В подростковом возрасте отмечалась его

замкнутость, стеснительность, необщительность. Внешне был тихим, спокойным, не мог первым начать разговор или поддержать беседу в компании. Считал, что для этого у него нет достаточных знаний. В то же время бывал вспыльчив, повышенно раздражителен, иногда по незначительным поводам устраивал скандалы с одноклассниками и учителями. Был чувствителен к обидам и унижениям, отличался обостренным самолюбием. В спорах настаивал на своем, даже если понимал, что не прав. После 8-го класса учился в техникуме, который успешно закончил. В связи с перенесенным сердечным приступом, осложненным неврозом, был поставлен на учет в ПНД с диагнозом «неврастения с ипохондрическими наслоениями». После службы в армии работал радиомехаником в воинской части. По работе характеризовался положительно, с хорошим качеством и технически грамотно выполнял производственные задания. Коллеги по работе характеризовали его как добросовестного, спокойного, немногословного человека, ровного в отношениях с окружающими, однако в последние годы был эпизодически раздражителен, вспыльчив и даже груб. С 20 лет женат, имеет дочь. Первые годы совместной жизни складывались благополучно. В последние три года злоупотребляет спиртными напитками, становится особенно вспыльчив, агрессивен. Задерживался за оказание сопротивления сотрудникам милиции при нарушении общественного порядка в состоянии алкогольного опьянения. С его слов, появилось желание нанести кому-нибудь обиду, зло. Снизилась потенция, появились трудности в интимной жизни с женой, избегал с ней близости, находя любые предлоги (средняя частота половых актов - 1 раз в месяц). Был этим обеспокоен, удручен. Начались ссоры с женой, переходящие в скандалы, в состоянии алкогольного опьянения избивал ее.

В беседе с психологом заявил, что считает себя психически больным, но конкретно не поясняет чем, по его мнению, это дело врачей. Не отрицает длительного злоупотребления алкоголем, видит в этом причину ссор и

конфликтов с женой, причину снижения потенции. О пра-вонарушениях говорит с раздражением, заметно волнуется, на многие вопросы отвечать отказался. Настойчиво отрицает все нападения, кроме последнего. Активно защищается, возлагая всю вину на правоохранительные органы. Примечательно, что М. один из немногих серийных насильников, у кого судебно-психиатрическая экспертиза не выявила психических аномалий, указав лишь только на его склонность к злоупотреблению алкогольными напитками.

Первостепенное значение имеет ранняя профилактика пьянства, алкоголизма и наркомании в подростково-молодежной среде. В этом аспекте выделяется одна, на наш взгляд, весьма существенная черта данной проблемы, на устранение которой и должны быть направлены профилактические мероприятия. Раннее приобщение к алкоголю и наркотикам происходит под антиобщественным влиянием семьи и неформальных социальных групп. Для микросреды асоциальной и антисоциальной направленности алкоголь и наркотики являются средством втягивания подростка, подчинения его своим интересам и ценностным ориентирам, среди которых господствуют циничные и примитивные представления о половых взаимоотношениях. Поэтому профилактическая работа органов внутренних дел в данном случае должна быть направлена на оздоровление или разрушение того влияния, которое негативно формирует личность несовершеннолетнего.

Профилактика алкоголизма и наркомании имеет еще одну сторону, прямо оказывающую воздействие на вероятность совершения серийных изнасилований. Как показывают исследования, большинство серийных насильников страдает психическими расстройствами в форме органического поражения головного мозга и психопатии, происхождение которых обусловлено социальным характером, в том числе и трав- матизацией в состоянии алкогольного опьянения.

С полной уверенностью можно утверждать, что профи-лактика серийных изнасилований представляет собой комплексную криминолого-медицинскую проблему, а потому борьба с ними невозможна без совокупности, с одной стороны, принудительно-воспитательных профилактических мер, с другой - оказания лечебной помощи. Только постоянное взаимодействие психиатров, сексологов, психологов и сотрудников правоохранительных органов и, в первую очередь, органов внутренних дел может обеспечить успешную борьбу с этими антиобщественными явлениями.

Действующая юридическая система весьма скептически относится к достижениям медицины в области лечения лиц с патологическими сексуальными влечениями. Не случайно до недавнего времени в ряде европейских стран одним из наиболее оптимальных методов наказания сексуальных преступников признавалась возможность, в том числе и добровольная, применения кастрации. Например, в соответствии с принятым в Финляндии законом от 17 февраля 1950 г. суду разрешалось приговаривать к принудительной кастрации лицо, совершившее либо покушавшееся на совершение сексуального преступления и вследствие своего полового влече-ния, представляющего опасность для других лиц. Под эту же категорию подпадали психически неполноценные или хронически душевнобольные лица, содержащиеся в психиатрических больницах или в подобных заведениях, если такие лица вследствие своего полового влечения признавались опасными для окружающих, в подтверждение чего представлялось достаточно доказательств. В ряде государств, в которых допускалась кастрация, лицу, совершившему сексуальное преступление, предлагали на выбор: добровольное согласие на кастрацию или многолетнее заключение в тюрьме. Тем не менее современная медицина сумела выработать ряд достаточно эффективных методов воздействия на агрессивных сексуальных преступников, которые с появлением нового класса гормонально активных препаратов - так называемых антиандрогенов, позволили довольно быстро получить неплохие результаты, проявляющиеся в снижении либидо, потере общей активности, а в ряде случаев - утрате сексуальной мотивации. Однако более эффективным считается сочетание фармакологического и психотерапевтичес- кого воздействия. Психотерапевтические методы, применяемые к сексуальным правонарушителям, могут быть поведенческими и глубинно психологическими.

В основе терапевтических методов лежит индивидуальный подход к пациенту с применением биологических и психотерапевтических методов в различных соотношениях. Основным остается психотерапевтическое воздействие, требующее специальных познаний в области сексопатологии парафилий .

Очевидно, что выявление у привлеченного к уголовной ответственности за сексуальные посягательства психических аномалий с расстройствами полового влечения достаточно твердо свидетельствует о наличии у него стойкого потенциального стремления к совершению рецидивных преступлений. Крайне высокий процент лиц с расстройствами психической и сексуальной сфер среди серийных насильников обусловливает их изучение, а также требует разработки профилактических мероприятий и дальнейшего осуществления за ними наблюдения работников медицинских структур, в первую очередь сотрудников психоневрологи-ческих диспансеров.

Нельзя обойти вниманием и проблему оказания в нашей стране доступной и максимально полной психиатри-ческой и сексологической помощи населению. По нашим данным, из 100 изученных серийных насильников лишь двое до начала совершения преступных деяний обращались к сексологу. Недостаточная психиатрическая помощь, особенно лицам с психическими аномалиями в детском и подростковом возрасте, и практически полное отсутствие сексопатологической помощи приводят к тому, что решение назревших сексуальных проблем часто носит противозаконный и крайне жестокий характер.

Основным направлением медицинской профилактики является психологическое воздействие и коррекция, целью - снижение агрессивности, снятие, если необходимо, остроты психотравмирующих сексуальных переживаний. Профи- лактические индивидуальные мероприятия, проводимые органами внутренних дел, должны быть направлены на снижение тревожности у данных лиц в связи с сексуальными неудачами, переоценку их взаимоотношений с женщинами, повышение адаптационных возможностей, устранение со-циальных негативных факторов возникновения сексуальной агрессивности.

У лиц с расстройствами полового влечения и психическими аномалиями нужно формировать установку на необ-ходимость наблюдения и лечения у соответствующих специалистов. Такая установка может решающим образом предопределить успех всех индивидуальных профилактических усилий.

Необходимость в использовании специальных медицинских познаний может обнаружиться на любых этапах работы с профилактируемым, в том числе и в период производства следственных действий. По нашим представлениям, органы внутренних дел, принимая решение о постановке на профилактический учет лиц, склонных к совершению серийных сексуальных преступлений, должны при отсутствии заключения экспертизы в обязательном порядке проводить психиатрическое и сексологическое освидетельствование и осмотр, а в необходимых случаях привлекать психолога, что должно иметь нормативное закрепление.

Методы выявления психических и сексуальных аномалий:

в случае возбуждения уголовного дела - сексолого-пси- хиатрическая экспертиза (комплексная судебная сексолого- психолого-психиатрическая экспертиза);

в иных случаях целесообразным представляется привлечение специалистов (психиатра, сексолога, психолога) в качестве консультантов и врачей.

В соответствии со ст. 23 Закона Российской Федерации «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» предусмотрен порядок психиатрического освидетельствования, которое проводится для определения наличия у обследуемого психического расстройства и необ-ходимости оказания ему помощи.

Аналогичной регламентации требует порядок проведения осмотра сексологом или сексопатологом, причем, как и в случае психиатрического освидетельствования, должно присутствовать добровольное начало, т.е. согласие обследуемого или его родителей (законных представителей), если это несовершеннолетний в возрасте до 15 лет. Применяемые методы постановки диагноза предусматривают доверительный контакт с обследуемым. Принудительное освидетельствование допустимо только в случае выявления его опасности для общества или для него. Рекомендации пси-холога могут оказаться весьма полезными, а в некоторых случаях и решающими, если профилактируемый не страдает хроническими психическими заболеваниями.

На наш взгляд, на процесс виктимизации женщин влияет отношение общества в целом к женщинам, а также желание и способность государства принимать меры к их защите. При этом незащищенность личности со стороны государства и общества от серийных сексуальных посягательств «почти не зависит от потерпевшего и связано, конечно, с недостатками в деятельности правоохранительных органов, со слабым реагированием общественности, общественных организаций и микрогрупп на возможные или уже совершенные безнравственные и противоправные действия»1.

Особенность профилактики жертв серийных насильни-ков основана на отсутствии в подавляющем большинстве эпизодов упречного, подталкивающего к нападению поведения пострадавших. Меры виктимологической профилактики следует проводить с учетом возраста, семейного и социального положения женщин, которые в первую очередь должны быть направлены на разъяснение грозящей в криминогенных местах опасности от «серийников»-одиночек, осмотрительности при заведении случайных знакомств, правильного поведения в безлюдных местах, особенно в вечернее и ночное время, выработке критического осмысле-

' Антонян Ю.М., Голубев В.П., Кудряков Ю.Н. Изнасилования: причины и предупреждение. С. 26. ния создавшейся криминальной ситуации и путей возможного выхода из нее.

Теоретические изыскания в виктимологии ставят сопротивляемость потерпевшего в зависимость от степени его «нормальной устойчивости, зрелости, уровня сознания (интеллекта) и сексуальной просвещенности, приобретенной в результате соответствующего воспитания в семье» . По на-шему мнению, повышение сопротивляемости вероятным сексуальным посягательствам может быть достигнуто с помощью включения в систему школьного полового воспитания девочек и девушек изучения определенных аспектов виктимности, что может быть полезно как для критической оценки собственных виктимных особенностей, так и для формирования модели адекватного поведения.

Большую помощь в данном аспекте может оказать взаимодействие правоохранительных структур со средствами массовой информации. Кроме публикаций и телепоказов о сексуальных маньяках, на наш взгляд, необходимо продолжить создание небольших видеосюжетов, подобно тем, которые демонстрировало Центральное телевидение в 2001 г., предупреждая об опасности заходить в лифт с незнакомыми мужчинами, осторожности при общении с посторонними детей и подростков, особенно в случае, если те приглашают куда-то пройти или проехать и т.д. Целью прокатов должен стать показ реальных криминальных ситуаций, побуждающий потенциальных жертв (их родителей и близких) задуматься и оценить свои возможности и способности противостоять нападению.

Перевод социально-правового акцента с преступника на жертву позволяет по-другому взглянуть на обеспечение защиты гражданских прав и свобод последних. Например, изучение серийных изнасилований показывает, что без уго-ловно-правовой оценки и надлежащего криминологического изучения остается весьма значительный пласт сексуальных посягательств, которые по различным причинам не пе- реросли в покушение на изнасилование. К данной категории относятся случаи, когда жертва уже выбрана нападающим, воздействие на жертву уже началось, момент совершения насилия находится еще в самом зачатии, но дальнейшее развитие криминальной ситуации не произошло по различным причинам - жертва с помощью умелых действий смогла воспрепятствовать преступным намерениям насиль-ника и не допустила развитие ситуации до причинения себе реального вреда, преступным действиям помешали третьи лица, насильник сам отказался от продолжения нападения.

Не секрет, что на практике пострадавшие от сексуальных посягательств часто сталкиваются с нетактичным, недоверчивым и даже грубым обращением со стороны оперативных работников и следователей, считающих, что большинство подобных преступлений совершается по вине самих жертв. При таком отношении пострадавшие вынуждены незаслуженно терпеть унижения и оскорбления не только от обвиняемых, но и от тех, кто по закону должен в первую очередь защищать их права и помогать им.

Особую значимость и ответственность приобретает работа сотрудников правоохранительных органов с детьми и подростками - жертвами педофильных и эфебофильных действий. При внезапном нападении незнакомого человека, его грубом, агрессивном поведении с последующим изнасилованием у детей и подростков при выраженном ощущении страха могут развиться реактивные состояния (пси-хогении) различной глубины. В таких случаях «действие психической травмы происходит как бы «напрямую», так как в детском возрасте не развиты механизмы психической защиты. Одним из последствий воздействия стрессовых факторов является нередко выраженный страх смерти (страх за свою жизнь)» . Психогенные расстройства у малолетних потерпевших могут повлиять на их дальнейшее развитие, послужить основой патологического формирования личности.

Многие исследователи обращают внимание на то, что для этой категории пострадавших процедура предварительного и судебного разбирательств, реакция родителей, родственников и знакомых подчас содержит больший психо- травмирующий потенциал, нежели сами преступления, участниками которых они явились.

Крайне важное значение имеет оказание медицинской помощи жертвам не только непосредственно после совершения над ними актов изнасилований, но и проведение пси-хотерапевтического лечения в виде поддерживающих курсов, что влечет за собой создание и расширение сети реабилитационных специализированных центров. Очевидно, что взаимодействие правоохранительных органов с подобными учреждениями может оказаться полезным в деле профилактики серийных изнасилований.

По оценке группы ученых из Казани, изучавших причины совершения суицидальных попыток пострадавшими от нападений, большинство из них (45,5%) наиболее молодого возраста (17-25 лет), стремится совершить суицид в ближайшие часы и дни после изнасилования, находясь в состоянии аффективной реакции, которая сопровождалась чувством обиды, унижения, бессилия и страха повторения нападения. У остальных женщин, как правило, более старшего возраста (25-35 лет), наблюдались так называемые «отставленные» суицидальные действия, реализующиеся спустя несколько месяцев после акта насилия. Мотивами развития затяжных депрессивных состояний во второй группе явились «реальные изменения отношения со стороны ок-ружающих, ощущение одиночества, состояние страха перед развитием нежелательной беременности, заражения венерическим заболеванием либо сформировавшимся сексуаль-ным расстройством» .

По нашему мнению, серийные изнасилования - это один из тех видов преступлений, жертвами которых, как правило, становятся невинные люди. В связи с этим от-ветственность за непринятие своевременных и необходимых мер, предотвращающих совершение подобных преступлений, должно брать на себя государство, развивая систему возмещения понесенного ущерба и оказания реабилитационной помощи жертвам.

Выступая в определенной степени посредником между преступником и жертвой, государство должно организовать возмещение расходов, связанных с причинением жертве материального, физического и морального ущерба, взыскивая затем их сумму с виновного. Государственная политика в этом вопросе зависит от понимания государством своей роли в профилактике преступлений, желания помочь их жертвам и, конечно, от экономической возможности эти меры предпринять. Финансовая помощь может оказываться в связи с потерей трудоспособности, заработка, кормильца или как выплата компенсации за понесенный ущерб.

Американское общество еще в 80-х годах прошлого века разработало методику финансовой оценки степени тяжести причиненного ущерба пострадавшим от преступлений. В 1988 г. американский ученый М. Коэн провел первое исследование, в основу которого был положен учет не только прямого материального ущерба по каждому уголовному делу, но и перенесенные потерпевшими физические и моральные страдания. Сюда входили прямые финансовые убытки, связанные с лечением, потери заработка и т.п. Кроме этого, были включены денежные затраты, связанные с физическими и моральными стра-даниями, а также со страхом и риском смертельного исхода. Эта сумма и определяет степень тяжести преступления.

По мнению М. Коэна, затраты при совершенном изнасиловании рассчитываются на долговременной основе, так как затраты на лечение психических стрессов и заболеваний труднее поддаются учету, но они также весьма существенны (10% изнасилований приводят к психическим расстройствам и 40% - к эмоциональным потрясениям) . Поддержка жертв сексуальных посягательств должна строиться исходя из возрастных, психологических и иных особенностей пострадавших, а также соответствовать тому материальному, физическому и моральному ущербу, который был им причинен.

Несомненно, что подвергшаяся нападению будет чувствовать себя увереннее и соответственно адекватно сопро-тивляться насильнику в том случае, если будет с абсолютной достоверностью знать о последующей справедливой оценке произошедшего и о поддержке со стороны государства, в том числе и правоохранительных органов, которая ей будет оказана вне зависимости от результатов нападения.

На наш взгляд, рассматривать процесс виктимизации жертв серийных изнасилований невозможно без учета работы правоохранительных структур, которые, исполняя возложенные на них обязанности, призваны в том числе принимать меры, тормозящие этот процесс.

Предоставив гражданам право распоряжаться собой в сфере сексуального общения (различные формы добровольных сексуальных контактов, выбор партнера), государство берет на себя обязательство уголовно-правовыми и иными средствами защитить их от действий, создающих опасность половой свободе и неприкосновенности женщины. Очевидно, что, чем выше уровень защиты, тем большей свободой сексуального выбора женщина обладает в обществе, тем большую уверенность она чувствует, тем выше уровень ее сопротивляемости возможным сексуальным посягательствам.

<< | >>
Источник: Могачев М.И.. Серийные изнасилования. - М.: Логос,2003. - 288 с.. 2003

Еще по теме 3.1. организационные и правовые основы предупреждения серийных изнасилований:

  1. 4. Правовые основы предупреждения преступлений
  2. Правовые меры предупреждения
  3. 1.4. Уголовно-правовые аспекты серийный изнасилований
  4. 3.1. организационные и правовые основы предупреждения серийных изнасилований
  5. 8.6. Правовые основы экологической сертификации и аудита
  6. 2.1. Судебно-экспертная деятельность, понятие, правовые основы
  7. § 3. Правовые основы аудита
  8. § 4. Правовые основы обязательного страхования
  9. Тема 13. Правовые основы денежной системы
  10. § 2. Правовые основы управления банковской системой
  11. ОРГАНИЗАЦИОННО-ПРАВОВЫЕ ОСНОВЫ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  12. 4. Правовые основы предупреждения преступлений
  13. Правовые меры предупреждения
  14. 18.2. Система органов исполнительной власти и административно-правовые основы государственного управления в области обеспечения безопасности
  15. 18.3. Система органов исполнительной власти и административно-правовые основы государственного управления в области внутренних дел
  16. 19.6. Система органов исполнительной власти и административно-правовые основы государственного управления в области охраны природных ресурсов и окружающей среды
  17. 5. Правовые основы формирования, организационная структура аппарата и штаты государственных органов исполнительной власти (органов государственного управления)
  18. 1. Организационно-правовые основы управления в области связи и массовых коммуникаций
  19. 1. Организационно-правовые основы управления в области внутренних дел. Компетенция Министерства внутренних дел Российской Федерации