<<
>>

ПСИХОТЕРАПИЯ

Разработано множество форм гуманистической психотерапии, которые объединяет стремление проводить терапевтическую работу с учетом точки зрения клиента и занимать принимающую и безоценочную позицию, а также положение о том, что источник терапевтического изменения следует искать в самом клиенте.

Богарт и Толлман (Bohart & Tallman, 1996) провели обзор работ, посвященных вопросу эффективности различных форм психотерапии, и пришли к выводу, что самопомощь (self-help) практически не уступает по своей эффективности профессиональной терапии любого направления.

Гуманистическая психотерапия в первую очередь поощряет именно само-помощь. Авторы заключают, что любая терапия работает главным образом благодаря активности клиента и что любые процедуры или методики должны быть направлены на то, чтобы помочь клиенту взять на себя ответственность за свою жизнь. «То, что может предложить клиенту терапевт, это прежде всего безопасное пространство для работы, в котором клиент может вести диалог и творчески мыслить, экспериментировать и получать опыт. Во-вторых, терапевты предлагают процедуры, которые клиенты могут использовать для создания нового личного опыта и

в процессе этого создания выработать новые перспективы и новые решения. В-третьих, терапевты передают клиентам собственный интерактивный опыт и обеспечивают обратную связь» (р. 26).

Терапия актуализирующегося потенциала

Данные формы терапии испытали значительное влияние Маслоу и Роджерса. Они предполагают наличие в человеке биологического потенциала, который нуждается лишь в поддержке и обеспечении возможностей для раскрытия и роста. Данный подход оптимистичен, ибо рассматривает людей как носителей позитивного радостного начала с преобладанием тенденции к добру. Терапия может принимать различные формы и продолжает развиваться по мере того, как ее основатели совершенствуют методы своей работы, а новые представители этого подхода подхватывают и реализуют их идеи.

Свидетельство тому — приведенный ниже пример.

Клиент-центрированная терапия. Предложенная Роджерсом недирективная, или клиент-центрированная, терапия явилась наиболее ранней формой терапии данного направления, и хотя в классической форме в настоящее время ее никто не практикует, она продолжает служить источником вдохновения благодаря заложенной в ней философии. Разработка ее Роджерсом привела к радикальному изменению психотерапии. Он использует слово «клиент» вместо пассивного термина «пациент». Клиента не лечат от болезни, а дают ему возможность использовать собственные ценности, и жизненную ориентацию для реализации своего потенциала — нет истории болезни, нет диагноза, нет журнала проведенных процедур, нет кушетки, нет интерпретаций, нет никаких рекомендаций или предписаний. Нет даже просьб и вопросов типа: «Расскажите, пожалуйста, подробнее о...». В качестве средства, позволяющего клиенту развить собственное понимание себя и активизировать процесс роста, терапевт лишь перефразирует и возвращает клиенту его собственные утверждения, часто в форме чувств. Например:

Клиент: Мой отец выходит из себя каждый раз, когда я хочу что-нибудь сделать по-своему.

Терапевт: Ты чувствуешь, что твой отец часто сердится на тебя.

Клиент: Не очень часто, но всегда, когда я хочу быть самим собой.

Терапевт: Ты хотел бы делать то, что приносит тебе удовлетворение, не вызывая гнева своего отца.

Клиент: Да, именно этого я хочу. Терапевт: М-гм.

Когда клиенту нечего больше сказать, терапевт продолжает молчать до тех пор, пока клиент не начинает говорить снова, делая следующий шаг в своем самораскрытии. Молчаливые паузы составляют часть терапевтического процесса.

128

Эвристическая терапия. Мустакас (Moustakas, 1990) разработал метод эвристического (ориентированного на открытие) исследования, а также приложение его к психотерапии: на стадии первоначального вовлечения (initial engagement) терапевт создает атмосферу открытости, доверия и своего рода взаимной привязанности (mutual bonding).

На этой стадии также выявляется центральная тема или проблема, с которой предстоит работать. На стадии погружения (immersion) терапевт проникает во внутренний мир клиента, ценя его как личность и общаясь с ним без предрассудков, пытаясь понять его в целом и в каж-дом отдельном аспекте. Во время инкубации (incubation) приходят моменты понимания, при этом не прилагается усилий по их разработке. На этапе вживания (indwelling) терапевт «легко проникает» в наиболее значимые компоненты, «пребывая в них» с целью осознания центральных тем, так чтобы способствовать развитию более глубокого понимания. Затем наступает озарение (illuminatuion). Терапевт обнаруживает основные структуры и темы и неотрывно занимается каждой из них, чтобы понять более глубокие смыслы. Во время взаимодействий с клиентом терапевт предлагает ему видение ситуации в своей перспективе («внутреннюю систему координат»), чтобы клиент мог увидеть, как она соотносится с его собственным видением.

«Процесс приближения к знанию через использование внутренней системы координат и через диалог между терапевтом и лицом, проходящим терапию, способствует достижению прорыва в терапевтических отношениях. Этот момент часто оказывается первым в жизни человека, когда его полностью понимают, и это понимание совпадает с его собственным... В качестве терапевта я вербализую знание, которое я получил благодаря погружению и вживанию, а проходящий терапию человек подвергает это знание проверке, развивает и корректирует его. При этом системы координат лица, проходящего терапию, и терапевта приходят в соответствие» (р. 111).

Терапевт использует также свою интуицию, основанную на предыдущем опыте. Если она неверна, она может быть откорректирована, а когда она становится правильной, это делает возможным движение вперед, к более богатым смыслам. По мнению Мустакаса, эвристическая психотерапия «приводит человека в соприкосновение с творческими ресурсами, позволяет ему сформировать новый взгляд на себя и на жизнь и делает возможным движение в направлении аутентичности, самоэффективности и здоровья» (р.

124).

Большинство форм гуманистической терапии — это эвристические подходы в том смысле, что клиентам помогают раскрыть свой собственный потенциал и самостоятельно актуализировать его. Центр гуманистической психологии в Детройте (штат

Мичиган) является независимой профессиональной школой, предлагающей подготовку (с присуждением ученой степени) в области гуманистической клинической и педагогической психологии с акцентом на эвристическом подходе (Kostere, 1987).

Стратегическая терапия. Описывая стратегическую гуманистическую терапию, Маданес (Madanes, 1993) настаивает на том, что жизнь людей не предопределена Творцом, генами, социальным контекстом, обращением родителей, лишениями, инстинк-тами или химическими изменениями в организме. Богатые люди просто имеют больше возможностей выбора, чем бедные. Автор признает, что изменение социального контекста является наиболее быстрым путем изменения людей в процессе терапии, однако подчеркивает, что каждый человек способен изменить себя сам.

Цель стратегической терапии — увеличить возможности выбора. Маданес приводит пример процедуры из семейной терапии. Жена возмущена тем, что муж постоянно игнорирует ее и все внимание уделяет своей матери. Он сказал своей матери, что они вынуждены были пожениться, потому что его подруга забеременела, хотя на самом деле и беременность, и брак были запланированными. Стратегический терапевт, не пытаясь объяснить данный случай эдиповым комплексом и не испытывая необходимости работать с ним, не прописывая никаких медикаментов, вызывающих химические изменения, и не стремясь обнаружить предполагаемые детские травматические ситуации, выяснил, что муж никогда не сообщал всем заинтересованным сторонам о том, что в качестве человека, занимающего наиболее важное место в его жизни, он выбрал свою жену. Терапевт просит мужа позвонить матери во время сеанса терапии и поставить ее в известность относительно своих приоритетов. Потребовалось несколько звонков, прежде чем жена была удовлетворена и у них появилась возможность начать новую страницу в своей жизни.

«Это терапия действия, где каждый человек берет на себя ответственность за собственную жизнь, а терапевт принимает ответственность за эффективность терапии» (р. 75).

Эмпирическая терапия. В ходе данной процедуры терапевт переживает (experiences) все, что переживает клиент. Марер (Mahrer, 1993) описывает четыре стадии этого процесса:

1. Первой целью является сильное полное чувство, которое активизирует «некоторое внутреннее переживание». Гендлин (Gendlin, 1977) описывает попытку достичь переживания «ощущаемого смысла» («felt sense») или «ощущаемой грани» («felt edge») проблемы. Это нечто, воспринимаемое лишь чувством, но еще не осмысленное. Терапевт тормозит клиента, чтобы тот дольше задержался на этой стадии чувствования. Любое чувство, которое приходит, должно быть принято, и оно должно быть прочувствовано как правильное и принести облегчение.

129

2. Клиент и терапевт принимают и испытывают все оттенки внутреннего опыта и своей связанности друг с другом.

3. Клиент обращается к внутреннему опыту и отсоединяется (uncouples) от своей прошлой личности. Клиент и терапевт находят эпизод из жизни клиента и вместе проживают эту сцену с радостью.

4. Клиент проживает в качестве этой новой личности сцены своего будущего.

Марер (Mahrer, 1993) сделал следующий шаг в развитии эмпирической терапии к тому, что он назвал трансформационной терапией. Терапевт не останавливается на переживании чувств клиента, но трансформируется в «реально и полноценно живущего и существующего в этих непосредственных, ярких, живых, реальных сценах и ситуациях... Вместо эмпатии к клиенту вы полностью становитесь этим человеком. Вместо узнавания мира клиента вы живете в нем» (р. 34). Он считает трансформационную терапию более действенной но сравнению с эмпирической.

Внутренняя сила. В модели терапии, получившей название «Внутренняя сила», используется двенадцать шагов (Chapin, 1989):

(1) Объявить клиенту, что целью данной методики является «создание субъективной реальности, которая может оказать на клиента психотерапевтическое благотворное воздействие» (р.

449).

(2) Ознакомить клиента с литературой, посвященной данной процедуре.

(3) Указать, какие шаги процедуры могут оказать помощь клиенту.

(4) Обсудить с клиентом, что он может ожидать.

(5) Вызвать у клиента направленное воображение.

(6) С помощью воображения помочь клиенту об-наружить свою «Внутреннюю силу».

(7) Помочь клиенту обратиться со своей проблемой к «Силе».

(8) Способствовать установлению диалога между клиентом и «Силой».

(9) Обозначить темы диалога или попросить «Силу» сделать это и поблагодарить ее за ее наставничество.

(10) Завершить процесс воображения, предложив клиенту запомнить или забыть все, что он пожелает.

(11) Исследовать вместе с клиентом возможности использования полученного опыта.

(12) Интегрировать возникшие темы в процедуру терапии.

Пример. Двадцатилетняя студентка колледжа, страдающая нервной анорексией, имела серьезный конфликт со своей матерью, из которого она не могла выйти. «Внутренняя сила», которую она вызва-ла в своем воображении, «предположила, что она чувствовала себя виноватой и потому заслуживаю-

щей дурного обращения. Истина же, сказала Сила, в том, что клиентка была ребенком и делала то, что свойственно делать всем детям, а мать действовала иррационально и жестоко. Совет, данный клиентке, состоял в том, чтобы заботиться о себе, постоять за себя и понять, что она может уйти от иррациональных притязаний матери» (р. 453).

Терапия становления

Экзистенциально-гуманистическая терапия обладают рядом отличительных характеристик. Она больше связана с нерациональным поведением и принимает более пессимистический взгляд на человека, чем терапия, допускающая процесс актуализации биологического потенциала. Она исходит из посылки, что общество дегуманизирует людей посредством своих форм управления и иерархических бюрократических структур, тем самым препятствуя самоактуализации. Отчуждение и опустошенность, утверждают представители этого направления терапии, оказываются широко распространенными в нашей культуре, когда мы утрачиваем чувство общности и традиции и пытаемся компенсировать их «едой, наркотическими экспериментами, престижными предметами потребления, сексуальным экспериментированием или поп-спиритуализмом» (Bugental & Bracke, 1992, p. 29). Их подход состоит в том, чтобы дать клиенту ощутить, что он способен понять эти проблемы и разрешить их. Данный метод лучше всего работает с интеллигентными и хорошо владеющими речью клиентами, которые готовы обсуждать болезненные вопросы и пытаться справиться с ними, и, естественно, хуже — с теми, кто не обладает этими характеристиками (Lowenstein, 1993). Это долгосрочная процедура.

Де Карвало (De Carvalho, 1990a) так описывает данный подход: «Обычное осознавание (awareness) вещей и есть процесс становления. Однако осознавание себя (self-awareness) — это становление, которое приводит к самоактуализации и аутентичности. Становление не является результатом актуализации биологической сущности в духе Маслоу или Роджерса, а продуктом интенционалыюсти «я» — его соотнесенности с вещами. Процесс осознавания себя может происходить либо на индивидуальном, либо на культурном уровне. Индивидуальный уровень (personal level) включает рефлексию процесса становления, при которой сам процесс рефлексии изменяет этот процесс становления, и это продолжается в виде бесконечного цикла изменения и становления. В случае развития тревоги

«человек тревожен, когда он не в состоянии больше анализировать (reflect) собственное состояние тревоги. В этом случае он оказывается полностью погруженным в процесс становления тревожным (becoming anxious). Другими словами, он полностью тревожен. Саморефлексия или анализ собственной тревожности, однако, изме-

130

няет это состояние тревоги. Самоактуализация возможна только во втором случае» (р. 255).

Любое осознавание становления изменяет статический процесс становления на динамический процесс самоактуализации. Культурный уровень самоактуализации включает рефлексию собственным «я» характеристик культуры и выбор среди тех возможностей, которые предоставляет культура. Это можно сравнить с не-рефлексией и не-актуализацией, когда «я» просто становится компонентом культуры или идентифицируется, отождествляется с ней без исследования и осознавания выбора, предоставленного индивидууму. Простое становление в том виде, как оно представлено в концепции Роджерса—Маслоу, это статический процесс становления, но саморефлексия — это динамический процесс, ведущий к самоактуализации, или аутентичному становлению.

Психотерапия направлена на становление клиента самоосознающим, в результате чего он мог бы найти свое направление и избавиться от чувства безнадежности жизни. «Пациенты должны понять, что их жизнь — это процесс становления, что они обречены на то, чтобы стать кем-то, и если они не выберут (или выберут отказ от выбора), то либо культура, либо субкультура, к которой они принадлежат, либо кто-то в их жизни будет делать выбор за них» (р. 256-257). Часто кризис «пробуждает пациента по отношению к неизбежной, и подчас страшной необходимости стать аутентичным индивидуумом» (р. 257), поскольку болезненный опыт приводит индивидуума в состояние конфронтации со своим неаутентичным «я» — столкновение, которого в противном случае не произошло бы. Наиболее эффективным кризисом является тревога по поводу смерти, признание неминуемого собственного исчезновения, поскольку это делает жизнь личной и осмысленной. Экзистенциально-гуманистическая терапия учит человека переводить себя из случайного, бессознательного становления в аутентичное, осознанное становление, в котором перед человеком ясно предстают его индивидуальные выборы. Самоактуализация происходит постольку, поскольку «"я" является продуктом своей собственной интенциональности» (р.257).

Говоря об эмпирических исследованиях Роджерса, посвященных его клиенто-центрированной терапии, Северин (Severin, 1973) настойчиво утверждает, что Роджерс «пускается в абстракции, которые находятся в явном противоречии с экзистенциальной философией» (р. 297). Очевидно, представители экзистенциально-гуманистического направления считают неприемлемыми любые попытки оценить эффективность психотерапии.

Законны ли притязания гуманистической психологии на спорные психотерапевтические

территории?

Две наиболее влиятельные формы психотерапии, гештальт-терапия и рационально-эмотивная терапия (РЭТ), принимаются или частично принимаются представителями гуманистической психологии, однако их отнесение к владениям гуманистической психологии отвергаются представителями других направлений. РЭТ также часто считается когнитивной или когнитивно-поведенческой терапией.

Рационально-эмотивная терапия (РЭТ). РЭТ

пытается напрямую работать с неумением или неспособностью приспосабливаться к окружению. Согласно ее положениям, люди вводят сами себя в состояние невротического конфликта, неосознанно предаваясь иррациональным мыслям, однако они могут обратить вспять этот процесс, замещая иррациональные мысли рациональными. Роль терапевта состоит в том, чтобы занять авторитарную позицию эксперта, поставить клиента перед лицом его иррациональных мыслей, сделать эти мысли явными и заставить его их отбросить. Поскольку паттерны мышления устойчивы, терапевт в одиночку не в состоянии вызвать необратимое изменение. Клиент сам должен активно противостоять иррациональным мыслям на протяжении всей своей жизни. Терапия также состоит в помощи людям найти или создать новые смыслы. РЭТ настаивает на том, что люди могут наилучшим образом самореализоваться и достичь самоактуализации после того, как они преодолеют барьеры собственных дисфункций, и что понимание базовых воззрений, лежащих в основе дисфункций, и борьба с ними приводит человека к более рациональным паттернам мышления.

Поскольку многие иррациональные убеждения крайне устойчивы, РЭТ также работает с эмоциями (отсюда название «рационально-эмотивная»), используя разнообразные приемы обусловливания и когнитивные методики6. РЭТ предполагает, что убеждение в том, что человек что-то должен или, наоборот, не должен, ведет к эмоциональному расстройству. «Я должен сделать это как полагается». «Я должен быть нормальным». «Я обязан постараться сделать все, на что я способен». «Я не должен выглядеть глупо». В РЭТ всем этим «должен» и «не должен» должна быть противопоставлена рациональность.

Терапевт без всяких условий принимает своих клиентов и учит их таким же образом принимать самих себя. Сторонники РЭТ утверждают, что большинство других форм терапии способствуют форми-

6 Данное положение очень близко к позиции Куинна (Quinn, 1993). Вследствие «феномена упорного цепляния за дисфункциональные паттерны поведения» (р. 14), он находит необходимым добавить к эмпатии и безусловному принятию, проповедуемым Роджерсом, еще и вмешательство.

131

рованию у клиента все большей зависимости от одобрения терапевта, тогда как РЭТ удается избежать этого, поскольку она помогает клиентам принять себя совершенно независимо от того, что думает о них терапевт. Помимо поддерживающей и инструктирующей, данная форма терапии является активно-директивной (в противовес недирективной); более того, она фактически может быть весьма агрессивной, подвергая атаке иррациональные убеждения. РЭТ преследует цель обеспечить клиентам возможность заместить иррациональное мышление рацио-нальным и реалистическим пониманием своих собственных качеств и способностей (capabilities), с помощью которых они и только они сами могут решить свои проблемы. Поскольку некоторые исходные положения и процедуры РЭТ совпадают с подходом гуманистической психологии, а некоторые — нет, основатель РЭТ Альберт Эллис считает ее «развившейся на почве взглядов секулярного гуманизма» (Ellis, 1992, р. 357). Как указывает Эллис, акцент на секулярном гуманизме как философии отграничивает РЭТ от мистицизма, религии или спиритуализма, которыми пронизана гуманистическая психология. Он видит наиболее широкие перспективы использования РЭТ в сфере образования (Ellis, 1993).

Гештальт-терапия. Данное направление терапии, разработанное Перлсом (Perls, 1969), пытается выявить основную я-концепцию, которая является самопринижающей (self-denigrating) — продукт прошлой боли и защит от этой боли (Korb, Gorrell, and Van de Riet, 1989). В гештальт-терапии от клиента не требуется рассказывать о своей проблеме, как и о связанной с ней личной истории. Скорее, она обращается к жизни как она есть, чем к тому, какой она была или должна быть. Терапевт пытается усилить ощущения клиента, которые тот в данный момент испытывает: если он напряжен, терапевт драматизирует это напряжение; если он тревожен — усиливает его тревогу. Терапевт может попросить клиента в своем воображении усадить свою тревогу на пустой стул и поговорить с ней. Затем клиент занимает место тревоги и отвечает от ее имени. Если жена недовольна тем, как муж обращается с ней, но избегает прямой конфронтации, ей предложат провести с ним воображаемый диалог. Задача состоит в том, чтобы перейти от разговоров о проблемах жизни к непосредственному проживанию этой жизни. Если клиент пытается сдерживать плач, терапевт предлагает ему намеренно заплакать; если клиент нервозно потирает одну руку о другую, он просит его сделать эту реакцию намеренной и преувеличенной. К другим средствам, которые используются в гештальт-терапии, там, где это уместно, относятся искусство, язык тела, сновидения, преувеличение речевых или двигательных реакций, обращение высказываний (reversal of a statement), вербальное выражение (rehearsing) страхов и ожиданий. Терапевт может предложить клиенту встать и накричать на самого себя, придумать новые паттерны (реагирования), направить свое

воображение в новое русло, намеренно воспроизво-дить симптом или практиковать осознание, опробовать сколько угодно новых паттернов поведения. Терапевт может выступать и как участник, и как наблюдатель. В режиме наблюдения терапевт оставляет в стороне свой собственный прошлый опыт и вступает в прямой контакт с клиентом, подвергая сомнению или отражая его утверждения и чувства. В режиме участия терапевт делится с клиентом своими точками зрения, чувствами и переживаниями.

Перле пытался направить внимание на телесные ощущения и различные формы осознавания. Эти ощущения и осознавания конкретизируются здесь-и-сейчас. Клиент может разыграть две противостоящие характеристики своей личности: свое «я» и любое из разнообразных «не-я», происхождение части которых, как утверждал Перле, связано с другими людьми, ставшими неотделимыми от данного индивидуума. Диалог может иметь место между критикующей и критикуемой частью личности, каждая из которых произносит свои реплики с пустого стула. И клиент, и терапевт являются активными партнерами в терапевтическом процессе.

Перле настаивал на том, что никакое «я» не является подлинным «я»: у нас много «я», которые меняются по мере того, как меняется жизнь. Мы то, чем мы являемся здесь-и-сейчас, а не нечто статическое. Многие «я» или многие люди, которыми мы являемся, могут быть интегрированы и приняты нами, не важно — нравятся они нам или нет.

По мере выявления своей основной я-концепции клиент начинает принимать решения и достигать более наполненной жизни. При этом, возможно, потребуется рассмотреть вопросы семьи, школы, профессиональной деятельности, однако в центре внимания остается собственная жизнеспособность (vitality) клиента и процесс его жизни. Клиент должен принять решение изменить пораженческие аспекты я-концепции и стать независимым, способным самостоятельно позаботиться о себе. Старые болезненные и препятствующие развитию защиты и представления о себе должны уступить место истинному потенциалу для самореализации. Со временем клиент начинает доверять этим новым, вселяющим в него веру в собственные силы убеждениям.

<< | >>
Источник: Смит Н.. Современные системы психологии./Пер. с англ. под общ. ред. А. А. Алексеева — СПб.: ПРАЙМ-ЕВРОЗНАК,2003. — 384 с. . 2003

Еще по теме ПСИХОТЕРАПИЯ:

  1. 2.1. Понятие групповой психотерапии
  2. Глава 10Психотерапия наркологических заболеваний
  3. Глава 12. Наркопсихотерапия в клинике неврозов.
  4. 9.13. Психотерапия.
  5. 10.2. ПСИХОТЕРАПИЯ
  6. § 2. Психотерапия
  7. Определение психотерапии и содержание основных понятий.
  8. Суггестивная психотерапия.
  9. Кризисная психотерапия.
  10. Краткосрочная психотерапия.
  11. Психотерапия в психиатрии.
  12. Психотерапия в неврологии.
  13. Глава 6. Психотерапия наркологических больных И.В.Белокрылое, И.Д.Даренский, И.Н.Ровенских
  14. РАЦИОНАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  15. ПСИХОТЕРАПИЯ
  16. ГЛАВА 8. ПСИХОТЕРАПИЯ
  17. Психотерапия
  18. КЛАССИФИКАЦИЯ ОСНОВНЫХ НАПРАВЛЕНИЙ В ПСИХОТЕРАПИИ
  19. РАЦИОНАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ
  20. ПСИХОТЕРАПИЯ