<<
>>

Глава 3 Предубеждения,стереотипы и дискриминация

Невероятная история, произошедшая с Энн Атуотер и Си Пи Эллисом Планета предубеждений

Предубеждения и стереотипыДискриминация

Цена предубеждений, стереотипов и дискриминацииЦели предубеждений, стереотипов и дискриминацииСоздание материальных выгод для собственной группы

Создание и сохранение преимуществ для своей собственной группыОриентация на социальное доминированиеСоперничество между группами

Самораскручивающаяся спираль соперничества между группамиЗавоевание общественного одобрения

Конформизм, самомониторинг и воспринимаемое общественное положениеВремя и место

Внутренняя религиозность и предубежденияУправление образом «я»

Личностная и социальная идентичностьИдентификация с собственной группойАвторитарность

Внимание: социальная дисфункцияАвторитарная личностьНеудачи

Самоуважение и угрозы самоуважениюСтремление к экономичности мышления

Характеристики экономичных стереотиповПотребность в структуреНастроения и эмоции

Обстоятельства, отнимающие часть когнитивных ресурсовКогда человек слышит пренебрежительные этнические названияОслабление предубеждений и стереотипов, уменьшение дискриминации Вмешательство, основанное на гипотезе неведенияПодход, основанный на целяхКогда контакт помогаетВнимание: практикаСотрудничество в школьном классеПовторение: Невероятная история, произошедшая с Энн Атуотер и Си Пи Эллисом Итоги главы НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ,ПРОИЗОШЕДШАЯ С ЭНН АТУОТЕРИ СИ ПИ ЭЛЛИСОМ

Место событий — город Дурхам, штат СевернаяКаролина.

Напряжение нарастало. Бросив вызовмноговековым институтам расовой дискриминации, афроамериканцы выходили на улицы, бойкотировали работу предприятий, которые не хотели нанимать их, устраивали сидячие забастовкив ресторанах и театрах, которые отказывались обслуживать их, и шли маршем протеста противнесправедливой продажи жилья. Эти протестывызвали гнев у многих белых жителей Дурхама,считавших свой город образцовым примером хо-роших межрасовых отношений и справедливогообращения.
Уже произошло несколько яростныхстолкновений между двумя противоборствующими сторонами.

На фоне этой конфронтации официальные лица города созвали общественное собрание, чтобыпопытаться разрешить вопрос, вызывавший, возможно, самые горячие споры, — вопрос десегрегации школ. В 1971 году, спустя целых семнадцатьлет после того, как Верховный Суд США принялрешение о том, что раздельные общественныешколы для чернокожих и белых детей противоречат американской конституции, система школь-ного образования Дурхама все еще оставалась полностью раздельной. Черное сообщество требовало десегрегации школ и увеличения дотаций наобучение чернокожих школьников, большинствобелых граждан города желало сохранить существующую систему.

Собрание началось довольно спокойно, но этоспокойствие не было долгим. Клэйборн Пол, СиПи Эллис и Энн Атуотер очень скоро, в которыйуже раз, вцепились в горло друг другу. «Если быу нас в школах не было черномазых, у нас не бы-ло бы никаких проблем. Все наши проблемы сегодня — из-за черномазых!» — кричал белый мужчина. Черная женщина вскочила на ноги: «Проблема в том, что в Дурхаме есть такие тупые,самодовольные белые вруны, как Си Пи Эллис!»

Перепалки на публике были для этих двоих вполне привычным делом (Davidson, 1996; Hochberg,1996; Terkel, 1992). Си Пи Эллис являлся одним изруководителей дурхамского отделения Ку-клукс-клана. Он регулярно присутствовал на городскомсовете и собраниях других общественных организаций, часто собирал членов Ку-клукс-клана для того, чтобы выступить против демонстрантов, борющихся за гражданские права. Он распространял расистскую литературу и насмехался на улицахнад чернокожими жителями города. В день убийства Мартина Лютера Кинга он устроил импровизированное празднество, на котором провозглашал тосты в честь убийцы. И однажды, когда в руках у него было заряженное ружье, Си Пи Эллисвыстрелил в спину черному юноше. Он был готовприменять насилие, чтобы добиться своих целей.

Энн Атуотер была активным деятелем чернойобщины и часто лицом к лицу сталкивалась с СиПи Эллисом, сражаясь за все то, что он отвергал.Совершенное знание бюрократических правилпревращало ее в эффективного борца против государственной дискриминации.

Умение убеждать исила личности помогли ей стать динамичным народным лидером. И безусловная значительностьее присутствия — а она была крупной женщиной,не боявшейся, когда это было надо, двинуть на врага все свои габариты, — делала «Скандалистку Энни» фигурой, с которой нельзя было не считаться.

Эллис и Атуотер, люди с сильными характерами и противоположными целями, неизбежнодолжны были вступать время от времени в конфликт. В самом деле, на одном из собраний городского совета расистские замечания Эллисапривели Атуотер в такое бешенство, что она готова была совершить убийство: вытащив из сумочки нож, она начала пробираться по рядам внаправлении своего ни о чем не подозревающего противника. К счастью — и ее, и Эллиса, — происшествие сумели предотвратить друзья Атуотер,которые перехватили и осторожно разоружилиее. Эллис, как нетрудно догадаться, отвечал полной взаимностью на ее враждебные чувства: онее «не переваривал».

Казалось несомненным, что Эллис и Атуотервсегда будут по разные стороны баррикад. Тем бо-лее поразительно то, что последовало за первымсобранием, посвященным вопросу десегрегациишкол. Всего через несколько недель после их«крикливого сражения» Эллис и Атуотер уже глубоко уважали друг друга, а через несколько месяцев стали настоящими друзьями, повергнув в шоккак черное, так и белое сообщество. И сегодня,спустя десятилетия, бывший лидер Ку-клукс-кланаи активный борец за гражданские права продолжают поддерживать теплые дружеские отношения. Энн Атуотер говорит: «Я не знаю ничего,что заставило бы нас перестать быть друзьями.Мы не жмем друг другу руки при встрече. Мыобнимаемся». Си Пи Эллис думает то же самое.И возможно, даже более поразительно то, чтобывший ку-клукс-клановец, человек, который торжественно праздновал убийство Мартина Лютера Кинга, сегодня считает своим величайшимдостижением ту роль, которую он сыграл в борьбе за первый в Дурхаме профсоюзный контракт,включающий день рождения Мартина ЛютераКинга в число оплачиваемых выходных дней.

Как объяснить столь удивительное преображение бывших врагов? Почему одно время их жизньбыла настолько захвачена влиянием жестких расовых предрассудков и стереотипов? И что смогло превратить длительную взаимную ненависть вподлинное уважение и дружбу?

Откройте газету или включите вечернюю программу новостей, и вы, скорее всего, увидитепримеры вражды, подобной той, что когда-то связывала Си Пи Эллиса и Энн Атуотер.

Гастрономический магазин в Лос-Анджелесе, владельцемкоторого являлся американец арабского происхождения, был подожжен вскоре после того, каккто-то нацарапал на его стене полные ненавистислова: «Арабы, отправляйтесь домой». В университете штата Висконсин кто-то вывел с помощью баллончика с краской оскорбительную надпись на здании еврейского студенческого центра.В университете штата Нью-Мексико из библиотеки были украдены феминистские журналы, а наих место положены книги о нацизме и Гитлере.В Нью-Йорке два школьника-афроамериканца подороге в школу подверглись нападению четырехбелых подростков, измазавших их лица белойкраской. «Сегодня вы станете белыми», — заявилодин из хулиганов своим юным жертвам. В Бэн-горе, штат Мэн, трое подростков напали на мужчину и сбросили его с моста, мужчина погиб. Позже они хвастались своим друзьям, что «поймали „голубого", надавали ему и скинули в реку».Одинокие убийцы на Среднем Западе и юге штата Калифорния, вооружившись огнестрельныморужием, разъезжают по окрестностям, выбираяв жертвы евреев, чернокожих и людей азиатского происхождения. Войны между людьми разныхнациональностей и религий полыхают по всемуземному шару: воюют евреи с арабами на Ближнем Востоке, католики с протестантами в Северной Ирландии, турки с курдами в Турции, христиане с мусульманами в Индонезии, мусульманес индусами в Индии и Пакистане... и так далее, итак далее.

Многим из нас хочется думать, что преступления, продиктованные ненавистью, являютсяредким отклонением от общественных норм вза-имного уважения и терпимости между группами.Мы обманываем себя верой в то, что негативные предубеждения свойственны только «неотесанным» людям или явным «экстремистам». Илиже мы говорим себе, что широкомасштабныемежэтнические конфликты происходят толькогде-то там, в менее «цивилизованных» местах, слегкостью забывая нашу собственную историюрабства и узаконенной дискриминации этнических меньшинств, женщин и гомосексуалистов.К сожалению, как показывают результаты исследований, которые мы будем рассматривать вэтой главе, большинство из нас придерживаетсяпо крайней мере какого-то числа негативныхпредубеждений и стереотипов, и возникающиена их основе чувства и мысли часто заставляютнас дискриминировать других людей. В этой главе мы изучим, к каким последствиям приводятпредубеждения, стереотипы и дискриминация,почему они так влиятельны, когда выходят насцену, и что мы можем с ними поделать.

ПЛАНЕТА ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

«Но разве все не меняется к лучшему?» — спросите вы. И это будет справедливый вопрос. Действительно, по сравнению с недавним прошлымСоединенных Штатов наша сегодняшняя социальная атмосфера является более терпимой.Сегодня не только стали незаконными большин-ство видов дискриминации групп, но и меньшееколичество людей выражают упрощенные, ста-ромодные взгляды, характерные для предыдущихпоколений: что чернокожие по природе ленивее,чем белые, что женщины генетически обладаютболее слабым, чем у мужчин, интеллектом, и то-му подобное (Schuman, Steeh &Bobo, 1985). Наоборот, чувства людей по отношению к другимгруппам становятся сложнее, чем в прежние десятилетия. Например, расовые предубеждения улюдей с белым цветом кожи часто сопровождаются чувством вины, проистекающим из мыслио том, что с чернокожими обращаются несправедливо (Devine, Monteith, Zuwerink &Elliot,

1991; Gaertner &Dovido, 1986; Katz, Wackenhut &Hass, 1986; Myrdal, 1944; Swim &Miller, 1999).

Рис. 3.1. Времена изменились. Или нет?

За последние двадцать с лишним лет в убеждениях,которые высказывают американцы по отношению кгомосексуалистам, стало больше терпимости (Herek, 2000).Однако, несмотря на произошедшие в целом изменения,старые стереотипы, касающиеся гомосексуалистов, до сихпор живы, что видно на примере сравнительного нежелания людей видеть гомосексуалистов в роли школьныхучителей и священников.

Источник: Данные социологических опросов Гэллапа,ноябрь 1996 г. Из интернета, статья Лидии Саад«Американцы становятся терпимее к геям»(Lydia Saad, «Americans growing more tolerant of gays»).

http://www.gallup.com/poll/news/961214.html

1 1 г

1982 1985 19871989 Год

Хотя отступление от старомодных взглядовчастично отражает подлинный сдвиг в сторонутерпимости, с другой стороны, нельзя не учитывать и современные общественные нормы, неодобряющие проявлений слепой нетерпимости.В результате воздействия этих норм люди начинают менее охотно показывать свои предубежде-ния, особенно перед посторонними наблюдателями (Crosby, Bromley &Saxe, 1980; Dovidio &Gaertner, 2000). Вместо этого предубежденныевзгляды часто выражаются в завуалированнойформе, под прикрытием утверждений, которыеможно защитить, опираясь не на предрассудки,а на что-то другое (McConahay, 1986; Sears, 1988;Swim, Aikin, Hall &Hutner, 1995; Tougas et al.,1995). «Я не считаю женщин неполноценными, —может говорить мужчина. — Я просто думаю, чтоспециальные программы по защите прав женщин — это дискриминация наоборот». Посколькудля отрицания таких политических действий, какпрограммы по защите прав дискриминируемыхгрупп, существуют идейные мотивы, не имеющиеничего общего с негативными предубеждениями(Sniderman &Tetlock, 1986), люди, которым свойственны предрассудки, могут использовать такиемоменты, чтобы украдкой выражать, на словах ина деле, свои негативные чувства. В общем, хо-тя нетерпимость в чувствах, в убеждениях и вповедении до сих пор пронизывает все наше общество и весь мир, предубеждения сегодня имеют несколько более сложную структуру и выражаются более завуалированно, чем в прошлом(рис. 3.1).

Предубеждения и стереотипы

Наша установка по отношению к членам определенной группы — то, что мы чувствуем по отношению к представителям этой группы, — называется предубеждением. Спросите себя, что вы чувствуете, когда впервые встречаетесь с кем-то, кто,по вашим сведениям, является гомосексуалистом,мусульманином или мексиканцем. Если вашей первоначальной реакцией будет антипатия или есливы захотите избежать этой встречи или закончитьее поскорее, значит, вы питаете негативные предубеждения против данной группы. Хотя в этойглаве мы сосредоточимся на негативных предубе-ждениях, стоит отметить, что люди могут иметьтакже и позитивные предубеждения относительно некоторых групп. В ходе одного исследования,например, выяснилось, что американские студенты колледжей любят канадцев и швейцарцев почти так же, как американцев, а шведов любят дажебольше (Stapf, Stroebe &Jonas, 1986).

e)— обобщенная установка по отношению к членам некоторой социальной группы.

Журналист Уолтер Липман (Lippman, 1922)придумал термин стереотип для обозначенияобобщенных убеждений, которых мы придержи-

ваемся по отношению к группам людей, — нашихмыслей о том, что представляют собой членыэтих групп. Например, стереотипы, распростра-ненные в Соединенных Штатах, включают такиемнения: американцы европейского происхождения стремятся к успеху, они эгоисты и расисты;афроамериканцы — шумные, ленивые и враждебные; американцы азиатской расы застенчивы,хорошо воспитаны и умны; мексиканцы ставятна первое место семью, бедны и трудолюбивы(Niemann et al., 1994). Стереотипы могут бытьи позитивными и негативными, мало того, людичасто придерживаются позитивных стереотипов относительно групп, против которых ониимеют негативные предубеждения. Например,люди, которым не нравятся сограждане азиатского происхождения, могут тем не менее считатьих умными и хорошо воспитанными.

e)— обобщенное убеждение

относительно членов некоторых социальных групп.

Социальные психологи часто различают явные(эксплицитные) и неявные (имплицитные) стереотипы и предубеждения (Banaji &Greenwald, 1995;Devine, 1989; Dovidio, Kawamaki, Johnson, Johnson &Howard, 1997; Fazio, Jackson, Dunton &Williams, 1995; Von Hippel, Sekaquaptewa & Vargas,1997). Например, если вы спросите себя, как выотноситесь к членам группы X, и дадите какой-то ответ, это ваше осознанное отношение будетявным предубеждением. Вы можете прямо выразить это предубеждение, и ученые могут измерить его с помощью опросов. Но у вас такжеможет быть некое неявное отношение к группе X — предубеждение, которое вы не осознаетеи о котором не можете рассказать прямо. Неявные предубеждения и стереотипы можно измерить только косвенно, часто путем оценки того,как много времени уходит у человека на вынесение определенного суждения. Если вы хотите испробовать один из популярных сегодня методовоценки неявных предубеждений, загляните в Интернет, на адрес http://www.yale.edu/implicit/ивыполните «Тест неявных ассоциаций» (ImplicitAssociation Test) (Greenwald, McGhee &Schwartz,1998; Rudman et al., 1999).

Дискриминация

Термин дискриминация описывает поведение поотношению к другим людям, причиной которогоявляется их принадлежность к некоторой группе.Если мы обращаемся с двумя людьми по-разному иэти люди подобны друг другу во всем, кроме, допустим, их религии, нас можно правомерно обвинитьв дискриминации на основании религии. Рассмот-рим, например, следующее исследование, проведенное в Северной Ирландии (Kremer, Barry &McNally, 1986): случайно выбранным католикам ипротестантам, жителям города, известного происходящими в нем религиозными конфликтами, разослали анкеты с вопросами об их привычках в области способов передвижения. В письмо был вложенконверт для ответа с маркой и адресом, причем исследователь, якобы проводивший опрос, был на-зван либо «католическим» именем (Патрик Кон-нолли), либо «протестантским» (Уильям Скотт).Протестанты, жившие в этом городе, с одинаковой частотой возвращали заполненные анкеты и вслучае, когда предполагаемый исследователь былпротестантом, и в случае, когда он был католиком.Они не проявляли склонности к дискриминации.Католики, напротив, в два раза чаще присылали анкеты, когда можно было предположить, чтоисследователь — католик. Поскольку все анкетыбыли одинаковыми, разница в количестве заполненных анкет может отражать только тенденциюк дискриминации протестантов со стороны участников-католиков.

Дискриминация (Discrimination)—определенное поведение в отношении людей из-за их принадлежности к некоторой группе.

Этот случай из жизни Северной Ирландии является примером личной дискриминации — дискриминации, производимой отдельными людьми. Нонекоторые виды дискриминации исходят не от от-дельных людей, а от общественных институтов.Институциональная дискриминация (institutionalizeddiscrimination)— это дискриминация, встроенная вюридические, политические, экономические и социальные институты данной культуры (Feagin &Feagin, 1999). Она может быть прямой и враждебной, как в случае, когда официальное законодательство запрещает некоторым группам людей житьв определенных местах или работать в определенных профессиональных сферах. СоединенныеШтаты имеют долгую историю прямой институциональной дискриминации (например, когда-тодействовавшие законы и обычаи, поддерживающие рабство, узаконенная дискриминация женщин и т. д.). Хотя прямая, враждебная дискриминация этого типа сегодня, как правило, запрещеназаконом, некоторые формы ее все еще остаются.Например, в армии действуют нормы, требующиеувольнять гомосексуалистов, если обнаруживается их сексуальная ориентация.

Однако в основном институциональная дискриминация в наше время обычно является косвенной и ненамеренной. В качестве примера возьмемто, что представителям ущемляемых меньшинств

«Хотя прямая, враждебная дискриминация этого типа

сегодня, как правило, запрещена законом, некоторыеформы ее все еще остаются».

часто труднее конкурировать с другими за хорошую работу, потому что их образование, как правило, хуже. Хотя система, дающая богатым белымстудентам из пригородов возможность получатьвысококачественное образование, не предназна-чена специально для того, чтобы создавать трудности черным или испано-язычным соискателям рабочих мест, это — одно из ее последствий. Как нисмешно, институциональная дискриминация иногда может быть даже продиктована благими намерениями, как в случае, когда покровительственноестремление держать женщин в безопасности и «напьедестале» заставляет руководителей предприятий не брать женщин на работу в угольные шах-ты. Отдельные люди дискриминируют представителей «чужих» групп, то же самое делают и общественные институты.

Сексуальные домогательства

как вид дискриминации по признаку пола

Ни больше ни меньше как 50% американскихженщин подвергались сексуальным домогательствам в то или иное время в течение своей академической или рабочей карьеры (Fitzgerald,1993). Одна только армия США каждый год тратит, по приблизительным оценкам, 250 миллионовдолларов на решение проблем, связанных с сек-суальными домогательствами, включая издержкина замену обученных и способных военнослужащих, которые увольняются по этой причине(Faley et al., 1999). Сексуальные домогательства —распространенная форма дискриминации, приводящая к большим издержкам как в психологическом, так и в экономическом смысле (Wood-zicka &LaFrance, в печати).

Но в чем состоит сексуальное домогательство?Расхождение во мнениях по этому вопросу огромно. Если руководитель настойчиво предлагаетсвоей секретарше встретиться с ним вечером, несмотря на ее неоднократные отказы, это сексуальное домогательство? Если он живописно излагает содержание порнографического фильма ихвастается своими сексуальными возможностями,это домогательство? Как и в случае других формдискриминации, будет ли поведение определенокак «сексуальное домогательство», часто зависитот того, кто именно ведет себя так, на кого на-правлено это поведение и кто выносит определение (Frazier, Cochran &Olson, 1995).

В целом, одно и то же поведение чаще рассматривается как сексуальное домогательство, когдаоно исходит от человека, пользующегося относительной властью, такого как начальник на работе (Pryor &Day, 1988), и реже оценивается так,когда исходит от привлекательного частного лица (Sheets &Braver, 1993). Кроме того, женщинычаще, чем мужчины, называют сексуальным домогательством такие виды поведения, как разгляды-вание и флирт (Gutek, 1985; Terpstra &Baker,1986; U.S. Merit Systems Protection Board, 1988).Почти все американцы, однако, соглашаются втом, что открытое требование сексуальных «взяток», нежелательные физические прикосновенияили заигрывания и сексуальные предложения наработе или в учебном заведении являются сексуальным домогательством (Frazier et al., 1995).

Конечно же, не любые нежелательные сексуально окрашенные действия являются юридически незаконными. С точки зрения права, незаконное сексуальное домогательство имеет две формы. Первая, сексуальное домогательство «quid proquo»(от латинского «что-то за что-то») включаетпопытки правонарушителя получить сексуальнуюуслугу в обмен на нечто ценное, например, работу или хорошую оценку. Создание сексуально враждебной среды подразумевает, что с помощью элементов сексуальности на рабочем месте создается оскорбительная, унизительная или враждебнаяобстановка. Кроме того, чтобы сексуально на-стойчивые действия можно было квалифицировать как незаконную дискриминацию, они должны быть направлены только на представителейодного пола.

Кто обычно совершает такие действия? Подавляющая часть сексуальных домогательств исходитот мужчин и направлена на женщин (Fitzgerald etal., 1988). В частности, мужчины, которые считают себя «исключительно мужественными» и связывают понятие силы с сексом, более другихсклонны к сексуальным домогательствам (Bargh,Raymond, Pryor &Strack, 1995; Pryor, 1987; Pryor &

Stoller, 1994). Однако будут ли они в действитель-ности вести себя так, зависит от ситуации. В эксперименте, по официальной версии посвященномисследованию способности обучать, участники-мужчины, у которых прежде была выявлена предрасположенность к сексуальным домогательствам«quid pro quo», чаще дотрагивались до «учениц»(на самом деле ассистенток в эксперименте) в игриво-сексуальной манере, но только когда характер задачи допускал прикосновения, — например,обучение тому, как бить по мячу при игре в гольф(Pryor, 1987).

В другом эксперименте студентов мужскогопола просили научить молодую женщину выполнять на компьютере задачу, связанную с обработкой текстов. С ученицей (как и в предыдущем слу-чае, ассистенткой в эксперименте) их знакомиласпирант, также мужского пола, который либодемонстрировал своим поведением пренебрежительное, «сексуальное» отношение к девушке(обнимал ее за плечи, гладил по голове, визуально оценивал ее фигуру), либо представлял ее вуважительной, профессиональной манере. Какпоказано на рис. 3.2, молодые люди, которые поскладу личности допускали сексуальные домога-

Рис. 3.2. С чьей стороны и когда вероятны сексуальные домогательства?

Сексуально-навязчивое поведение обычно является результатом взаимодействия личностных диспозиций и явных со-циальных норм. В одном эксперименте участники мужскогопола, предрасположенные к такому поведению, чаще позволяли себе «сексуальные» прикосновения, работая с молодойженщиной (ассистенткой в эксперименте), но только еслиони до этого наблюдали, как другой ассистент, мужчина, велсебя по отношению к ней в сексуально-пренебрежительнойманере.

Источник:Pryor, LaVite &Stoller (1993), Figure 1.

тельства, чаще позволяли себе прикосновениясексуального характера, но только тогда, когдаим была предъявлена соответствующая модель(Pryor, LaVite &Stoller, 1993).

В общем можно заключить, что к сексуальнымдомогательствам больше склонны мужчины, которые усматривают стойкую взаимосвязь между силой и сексом и которые находятся в обстановке,где есть как законная возможность для действийсексуального характера, так и неявное попусти-тельство подобным действиям.

Итак, понятия предубеждений, стереотипов и дискриминации относятся к тому, что мы чувствуем,что думаем и как себя ведем, встречаясь с представителями определенных групп. Часто негативныепредубеждения, стереотипы и дискриминацион-ные тенденции сливаются в единое целое, образуясиндромы, известные нам как расизм, «мужскойшовинизм», антисемитизм, «гетеросексуальныйшовинизм», «возрастной шовинизм» и т. п.

Цена предубеждений, стереотипов и дискриминации

Мишени негативных предубеждений часто вынуждены нести на себе тяжкое бремя. В ходе эксперимента, проводившегося по всей стране, белые, чернокожие и испаноязычные «клиенты»встречались с агентами по продаже и аренде недвижимости для переговоров о покупке или найме жилья. Ученые проинструктировали этих умелых профессиональных актеров так, чтобы ониизображали людей, совпадающих по всем имеющим значение характеристикам, кроме этнической принадлежности, представляя «клиентов»из меньшинств как людей с более высоким доходом.И хотя такие, во всем подобные друг другу людиразных национальностей интересовались одинаковыми домами или квартирами с интервалом неболее нескольких часов, агенты демонстрировали явную дискриминацию в пользу белых клиентов: они предоставляли белым клиентам большеинформации о свободных домах, чаще связыва-лись с ними по телефону и стремились направитьчернокожих и испаноязычных клиентов в рай-оны проживания меньшинств (Yinger, 1995).

Но чернокожим и испаноязычным гражданамне только труднее найти себе достойное жилье,а еще и приходится платить за него больше, если они его все-таки находят: в среднем на3000 долларов больше, чем платят белые за такойже дом. Ежегодная общая сумма этого «дискрими-национного налога», взимаемого с американцевафриканского и испанского происхождения, составляет 4,1 миллиарда долларов (Yinger, 1995).

Существует также и множество других видов дис-криминации.

Аудиторская проверка индустрии продажи автомобилей показала, что белым мужчинам обычно предлагают более выгодные сделки при покупке машины, чем белым женщинам (с которых спрашивают на 109 долларов больше), черным женщинам (на 318 долларов больше) ичерным мужчинам (на 935 долларов больше)(Ayres &Siegelman, 1995).

Эксперимент, проведенный в медицинских учреждениях, показал, что врачи только в 60%случаев назначают высококачественный диагностический тест на болезнь сердца чернокожим пациентам, по сравнению с белыми пациентами, хотя и те и другие (в действительности специально подготовленные ассистентыисследователей) описывали одни и те же симптомы и давали одинаковую информацию о себе(Shulman et al., 1999).

Женщины и представители меньшинств обычно получают меньшую плату за ту же самую работу, и такой результат получается даже послетщательного сопоставления работников по типу выполняемой работы, образованию и другим параметрам (Stroh, Brett &Reilly, 1992).

Чернокожие, испаноязычные и происходящиеиз коренных американцев юноши чаще, чембелые юноши, берутся под арест системой правосудия, даже если те и другие обвиняются водинаковых преступлениях («Правосудие длянекоторых» / «And justice for some», 2000)

Молодые женщины с избыточным весом, посравнению с более стройными ровесницами,получают меньше финансовой помощи на учебу в колледже от своих родителей (Crandall,1995).

Непосредственные, осязаемые последствияэтих форм дискриминации вполне ясны. Менее заметным, но, возможно, не менее сильным является эффект просто осознания человеком того, чтодругие придерживаются негативных предубеждений и стереотипов относительно группы, к которой он или она принадлежит (Pinel, 1999). Например, «белые вороны» в какой-либо группе — ска-жем, женщина в группе мужчин — часто боятсятого, что окружающие станут подгонять их подсвои стереотипы (Cohen &Swim, 1995). В результате такой повышенной концентрации на себе«белые вороны» часто не могут как следует сосредоточиться на выполняемой задаче (Lord &Saenz,1985; Saenz, 1994). Клод Стил и Джошуа Аронсон(Steele &Aronson, 1995) выдвинули гипотезу, чтоугроза подпасть под стереотип — страх подтвердить негативные стереотипы других — также затрудняет для человека выполнение задачи на уров-

Рис. 3.3. Когда негативные стереотипы витают в воздухе

Даже простое знание о том, что группа, к которой принадлежит человек, рассматривается другими негативно, может по-мешать этому человеку жить соответственно своему действительному потенциалу. В одном из экспериментов и белые, ичерные студенты хорошо (относительно своих способностей,оцененных с помощью Теста академических способностей)справлялись с трудным заданием, за исключением тех случаев, когда им прежде нужно было сообщить о своей расовойпринадлежности. Когда расовая принадлежность делалась заметной, черные студенты выполняли задание хуже, чем белые.

Источник:Steele &Aronson (1995), Figure 4.

не своих настоящих возможностей. В серии экспериментов, предпринятых для проверки этой идеи,студентам предлагали ответить на трудные вопросы, взятые из устного раздела выпускного экзамена. Чернокожие студенты справлялись с задачейхуже, чем позволяли им их способности, но толькоесли их расовая принадлежность делалась хорошозаметной и они были убеждены, что плохой ответподтвердит культурный стереотип о более низкоминтеллекте людей черной расы по сравнению с бе-лыми (рис. 3.3).

Угроза подпасть под стереотип (Stereotype

t— страх человека нечаянно подтвердитьстереотип, существующий у других относительно егогруппы.

Результаты последних исследований подтверждают, что люди из многих групп выполняют работу хуже, чем они могут, когда боятся подтвердить негативные стереотипы, существующие удругих относительно их группы. В качестве примеров рассмотрим следующие факты:• Женщины хуже справлялись с математическимтестом в ситуации, когда на их пол обращаливнимание (Shin, Pittinsky &Ambady, 1999; Spencer, Steele &Quinn, 1999).

Белые мужчины хуже справлялись с математическим тестом, когда думали, что их результатыбудут сравниваться с результатами мужчин азиатского происхождения (Aronson et al., 1999).

Белые мужчины сравнительно плохо выполняли спортивное задание, когда думали, что оносвязано с «природными способностями», в товремя как чернокожие мужчины плохо выполняли это же задание, когда думали, что оно связано со «спортивной смекалкой» (Stone, Lynch,Sjomeling& Darley, 1999; см. рис. 2.7).

Франкоязычные канадские студенты из низших социальных классов хуже справлялись стестом, когда думали, что он предназначен дляоценки интеллектуальных способностей, в отличие от ситуации, когда считали, что тест неимеет отношения к интеллектуальным способ-ностям (Croizet &Claire, 1998).

Американки азиатского происхождения хужесправлялись с математическим тестом, когдастановилась явной их принадлежность к женскому полу, но лучше выполняли те же задания,когда становилось известным их азиатское имя(Shin, Pittinsky &Ambady, 1999).

Когда негативные стереотипы, касающиеся нашей группы, «витают в воздухе», нам часто не удается выполнять задачи на уровне, соответствующем нашим возможностям.

Кроме того, что она мешает людям хорошо выполнять работу, угроза подпасть под стереотипчасто заставляет тех, кто ее испытывает, дис-идентифицировать себя со сферами деятельности, в которых они, согласно ожиданиям общества, должны потерпеть неудачу, — решать, что этасфера больше не имеет отношения к их я-концеп-ции и их самоуважению (Crocker &Major, 1989;Steele, 1992). Например, из боязни подтвердитьстереотип, приписывающий им низкие интеллектуальные способности, школьники-афроамери-канцы могут с течением времени исключать ака-демическую успеваемость из числа характеристик, важных для их образа «я» (Major, Spenser,Schmader, Wolfe &Crocker, 1998). Одно из исследований подтверждает этот вывод: чернокожиешкольники в десятом классе меньше, чем в восьмом классе, связывают собственное самоуваже-ние с успехами в учебе — схема, не характернаядля белых подростков (Osborne, 1995). В кратковременном периоде дисидентификация с академическими успехами может быть адаптивной,помогая детям и подросткам сохранять позитивное видение себя перед лицом негативных соци-альных стереотипов. Однако в более длительномпериоде отказ от стремления к интеллектуальному развитию выливается в плохую подготовленность этих детей к тому, чтобы конкурироватьс другими в мире, где знания и умение учитьсяиграют решающую роль.

Дисидентификация (Disidentifying)— снижение

в собственном представлении значимости определенной сферы (например, академических достижений) для самоуважения.

Когда негативные стереотипы и предубеждения «витают в воздухе», возникают также и другие проблемы. Те, кто является мишенью негативных стереотипов и предубеждений, никогдане могут знать точно, почему другие ведут себяпо отношению к ним именно так, а не иначе.Возьмем, например, женщину, которой отказалив приеме на работу. «Я не получила эту работу,потому что у других претендентов квалификациявыше, чем у меня, — может думать она, — или потому что они не хотели принимать женщину?»Если же она все-таки получает работу, некоторая неоднозначность относительно причин этого события, тем не менее, остается: «Они взялименя, потому что я — самый квалифицированныйпретендент, или им просто нужно было заполнить какую-то квоту?» Для большинства людейсоциальная обратная связь является важным источником информации о собственных способностях, навыках и характере. Однако для членовтех групп, на которые нацелены негативные предубеждения и стереотипы, социальная обратнаясвязь несет больше двусмысленных сообщенийи оказывается менее полезной (Crocker, Voelkl,Testa &Major, 1991; Major &Crocker, 1993). В общем, быть мишенью негативных предубеждений и стереотипов плохо как с практической,так и с психологической точки зрения (Swim &Stangor, 1998). Меньше исследований посвященовопросу о том, какие издержки несут те, кто самдискриминирует других, и вообще все члены обществ, в которых негативные предубеждения играют — или исторически играли — видную роль.Тем не менее эти издержки также значительны(Browser &Hunt, 1996; Simpson &Yinger, 1965). Наиндивидуальном уровне люди, которые склонныдискриминировать других, часто упускают ценныевозможности, лишаются потенциально хорошихи верных друзей, не принимают на работу высоко-квалифицированных работников и терпят другиеубытки. Когда люди унижают другие группы, чтобы лучше думать о самих себе, — явление, котороемы рассмотрим далее в этой главе, — они отвлекают свои усилия от реального самосовершенствования (Pettigrew, 1973). Более того, когда негативные стереотипы и предубеждения витают в воздухе, они могут вредить даже непредубежденнымлюдям, чьи социальные контакты затрудняютсяопасениями, что их будут воспринимать как пре-дубежденных («Не подумает ли она после моего за-мечания о программах по защите прав женщин,что я — „мужской шовинист"?» «Не будет ли он думать, что я не взял его на работу, потому что он —испанец?»). Непредвзятые люди могут испытатьна себе антипатию других, если будут дружить с теми, кто сам является мишенью предрассудков(Goffman, 1963). Например, в нескольких экспериментах было показано, что отношение к гетеросексуальным мужчинам обычно бывает менее благосклонным, если считается, что среди их друзейесть гомосексуалисты (Neuberg, Smith, Hoffman &Russell, 1994; Sigelman et al., 1991).

И наконец, негативные предубеждения и стереотипы несут с собой издержки для всего общества. Предрассудки настоящего и даже прошедшеговремени мешают группам, против которых они направлены, улучшать свое положение, создавая вобществе «низший класс», уменьшающий в целомуровень экономического благосостояния этого об-щества. Разрешение проблем, возникших в результате дискриминации, требует огромных денежных вложений. А когда предрассудки переходятв агрессию, человеческие трагедии становятсядействительно неизмеримыми, как мы видим напримере жестокостей, творящихся в последнеедесятилетие в Руанде, на Ближнем Востоке, в Северной Ирландии и в бывшей Югославии.

Цели предубеждений, стереотипов и дискриминации

В свете того огромного вреда, который наносят негативные стереотипы, предубеждения идискриминация их жертвам, их носителям и всему обществу, можно было бы задаться вопросом,почему люди думают, чувствуют и ведут себя такимобразом. В конце концов, перефразируя РодниКинга, черного мотоциклиста из Лос-Анджелеса,в 1991 году избитого полицейскими за превышение скорости, разве всем нам не было бы лучше,если бы мы могли обойтись без этого?

Если ответом на такой вопрос будет «да», то,безусловно, это «да» будет далеко не однозначным. Предвзятые чувства, стереотипное мышление и дискриминационные действия служат не-скольким важным целям. Они помогают добиться материальных выгод для собственной группы,позволяют получать общественное одобрение,могут поднять в наших собственных глазах наслично и нашу группу и помочь нам управлятьсясо сложной, информационно-насыщенной сре-дой, не затрачивая больших мыслительных усилий. Далее мы по очереди рассмотрим все этифункции.

Резюме

Предубеждения, стереотипы и дискриминацияпронизывают все культуры мира. Предубеждение — это обобщенное отношение к членам некоторых социальных групп, стереотип — наша уве-ренность в определенных свойствах членов этихгрупп, дискриминация — поведение по отношению к другим людям, основанное на их принадлежности к группе. Люди, которые являются мишенью негативных предубеждений, стереотипови дискриминационных действий, терпят значи-тельные экономические, социальные и психологические издержки. Предвзятость по отношениюк членам «чужих» групп дорого обходится и тем,кто сам придерживается негативных предубеждений и стереотипов, и всему обществу, в которомсуществует дискриминация.

СОЗДАНИЕ

МАТЕРИАЛЬНЫХ ВЫГОДДЛЯ СОБСТВЕННОЙ ГРУППЫ

Энн Атуотер сражалась за свой «кусок пирога».Она и другие представители черного сообщества хотели принимать участие в воплощении вжизнь американской мечты. Она хотела иметьхорошо оплачиваемую работу, жить в чистом ибезопасном районе и посылать своих детей в хорошую школу. Законы и практика белой Америки отрицали ее право на это.

Си Пи Эллис желал для своей семьи того жесамого. Он был хоть и белым, но таким же бед-ным, как Энн Атуотер. Для Эллиса требованиечернокожих предоставить им более справедли-вые возможности было объявлением экономической войны. Пирог один, думал он. Если негрыполучат свой кусок, то его тонкий ломтик, также как и тонкие ломтики других подобных емубелых, станет совсем прозрачным.

Как и многие другие, Эллис был уверен в том,что черные и белые конкурируют друг с другомза ограниченный объем экономических ресурсов. Конечно, с точки зрения логики, белые конкуренты точно так же уменьшали шансы Элли-са получить хорошо оплачиваемую работу, каки чернокожие. Почему же тогда ему было проще видеть своими соперниками черных, а небелых? Почему Эллис не испытывал такого воз-мущения и такой враждебности по отношениюк своим белым конкурентам? И почему он объединялся с другими белыми, чтобы воспрепятствовать прогрессу чернокожего населения своего города?

Создание и сохранение преимуществ для своей собственной группы

Представьте, что вы участвуете в следующемлабораторном эксперименте: вы сидите в классевместе с другими студентами, и руководитель эксперимента демонстрирует вам на экране сериюточечных образцов. Каждая картинка появляетсятолько на очень короткое время, и ваша задача —оценить, сколько на ней точек. Вы делаете своизаключения самостоятельно, не оглашая их другперед другом. Когда показ слайдов завершается,руководитель отводит вас в отдельную комнату исообщает, что на основании ваших оценок васследует отнести к категории «переоценщиков».(Другим участникам говорят, что они — «недо-оценщики». На самом деле категория, в которуювас записали, определялась случайно, с помощьюподбрасывания монеты.) Конечно же, у вас неможет быть никакого заранее установившегосяпредвзятого мнения о том, что значит быть «переоценщиком» или «недооценщиком», да и экс-периментатор четко объясняет вам, что ни однакатегория не лучше другой.

Следующую задачу вы находите более интересной. Вы по-прежнему остаетесь в комнате наединес собой, и ваша работа теперь — назначить денеж-ные вознаграждения и штрафы другим людям, уча-ствовавшим вместе с вами в эксперименте. Обэтих людях вам известно только две вещи: кодовый номер каждого участника, скрывающий егонастоящее имя, и то, к какой группе он или онапринадлежит: «переоценщиков» или «недооцен-щиков». Вы никогда больше не встретитесь с другими участниками эксперимента, и они никогда неузнают о том, что эти назначения производилиименно вы. Как вы распределите деньги?

Генри Тэджфел и его коллеги (Tajfel et al., 1971)поместили британских подростков именно в такую ситуацию, которая называется минимальноймежгрупповой парадигмой (Minimal intergroupparadigm),поскольку группы («переоценщиков» и«недооценщиков») формировались случайным образом, создавались искусственно, существовали короткое время и не предполагали контактов междучленами группы. Станут ли в таких условиях участники эксперимента выделять членам своей группы (то есть собственной группы) больше денег, чемпредставителям другой группы (то есть внешнейгруппы)? Оказалось, что да. В самом деле, даже когдагруппы определены минимально, люди часто де-монстрируют внутригрупповую пристрастность(Ingroup bias),предоставляя ее членам больше преимуществ, чем членам других групп (Brewer, 1979;Mullen, Brown &Smith, 1992; Tajfel, 1982).

Минимальная межгрупповая парадигма (Minimal

i) —экспериментальная процедура, в ходе которой создаются искусственные,произвольно сформированные кратковременныегруппы для исследования основ предубеждений,стереотипов и дискриминации.Внутригрупповая пристрастность (Ingroup s)—тенденция предоставлять членам собст-венной группы более значительные преимущества, чем членам других групп.

Природа жизни в группах и природа межгрупповых конфликтов

Корни внутригрупповой пристрастности могут лежать в нашем эволюционном прошлом(Campbell, 1965; Eibl-Eibesfeldt, 1989; Fishbein,1996; Fox, 1992; van der Dennen &Falger, 1990).Нашим предкам для того, чтобы выжить, необхо-димо было жить группами. Внутри своих маленьких сообществ люди сотрудничали друг с другоми развивали нормы взаимности, чтобы укрепитьсвязи внутри группы (Axelrod &Hamilton, 1981;Trivers, 1971). Кроме того, поскольку эти сообщества первое время состояли в основном из биологических родственников, поведение, направленное на усиление группы, было полезно каждому отдельному члену группы и с генетическойточки зрения, повышая вероятность того, чтоон (она) или его (ее) родственники выживут ипроизведут потомство (Hamilton, 1964). Так чтолюдям было выгодно как думать в категорияхгруппы, так и ценить группы, к которым они принадлежали. В самом деле, внутригрупповая при-страстность, по-видимому, является общей длявсех культур характеристикой социальной жизничеловека, и эта тенденция может действовать даже на бессознательном уровне (Otten &Wentura,1999; Perdue, Dovidio, Gurtman &Tyler, 1990).

«Конфликт возникает, когда группы оказываютсяв положении соперничества друг с другомза одни и те же ресурсы».

Но одно только это не объясняет, почему людичасто не любят членов других групп. Почему, например, калифорнийцы временами демонстрируют такие горячие враждебные чувства к иммигрантам из других штатов? Прагматическая теориягрупповых конфликтов предполагает, что кон-фликт возникает, когда группы оказываются в положении соперничества друг с другом за одни и теже ресурсы (Bonacich, 1972; Brewer &Campbell,1976; Sherif, Harvey, White, Hood &Sherif, 1961/1988). Такие конфликты должны не только укреплять позитивное чувство солидарности с членамисобственной группы, но и заставлять людей испытывать сильную антипатию к членам других групп.А как же иначе, ведь «они» пытаются лишить «нас»ресурсов, необходимых нам для выживания и процветания. В результате люди в группах могут действовать таким образом, чтобы помочь собственной группе наносить вред другим группам.

Прагматическая теория групповых конфликтов

heory)—гипотеза о том,что конфликты между группами, так же как и негативные предубеждения и стереотипы, возникаютвследствие реального соперничества между группами за нужные им ресурсы.

Оправдание преимуществ для собственной группы

В то время как сторонники прагматическойтеории групповых конфликтов полагают, что негативные предубеждения и стереотипы естественно возникают из экономического соперничества между группами, другие ученые утверждают,что иногда обладающие властью люди и институты намеренно манипулируют стереотипами и предубеждениями ради собственной выгоды (Cox,1959; Reich, 1971). Например, некоторые считают, что концепция неполноценности черной расы была выдвинута белыми европейцами для то-го, чтобы оправдать эксплуататорские набеги наАфрику. Существует мнение, что Гитлер использовал антисемитизм для того, чтобы собрать всехнемцев в единое целое под своим командованием. Да и Си Пи Эллис в конце концов пришел квыводу, что предприниматели Дурхама поощряли и финансировали расистскую деятельность Ку-клукс-клана для того, чтобы белые бедняки и черные бедняки постоянно воевали друг с другом иникто из них не мог заметить, какое богатство захватили в свои руки ведущие граждане города.

Могут ли подобные систематические, экономически мотивированные попытки создания илиусиления негативных предубеждений и стереотипов быть широко распространенными или эффективными? Трудно сказать наверняка, учитывая,

Наши ресурсы для нас или наши ресурсы для них?

Соперничество групп за экономические ресурсы становится причиной возникновения и расцвета негативных предубеждений идискриминации. В 1990-х годахкалифорнийцы боролись за то,чтобы был введен запрет расходовать средства штата на иммигрантов из других штатов. Болеечем пятьюдесятью годами ранеекалифорнийцы боролись за то,чтобы приостановить миграцию вих штат фермеров из Оклахомы,

Арканзаса и Техаса, опасаясь, что «оки» (прозвище сельскохозяйственных наемных рабочих из Оклахомы) лишат их работы. И в том и в другом случае экономические мотивы заставляли многих калифорнийцев подгонять потенциальныхконкурентов под стереотип, рассматривая их как неполноценных людей с ненормальными семьями, угрожающих ценимому коренными жителями Калифорнии образу жизни.Надпись на большом плакате: Закройте границы!

что эти попытки, по идее, должны производиться вусловиях самой строжайшей секретности. О чемдействительно говорят доступные нам исследования, так это о том, что большинство из нас хочет верить в справедливый мир: хорошие вещи происходятс хорошими людьми, а плохие вещи — с плохимилюдьми (Lerner, 1980). Поэтому имеет смысл предположение, согласно которому успешные в жизнилюди хотят думать, что они имеют право на свойэкономический успех, что они «честно и справед-ливо» заработали свое положение. В результателюди могут на самом деле использовать стереотипы и предубеждения для того, чтобы оправдатьсуществующее экономическое и социальное неравенство (Jost &Burgess, 2000; Sidanius &Pratto,1993). Например, стереотипное представление обафроамериканцах как о глупых и ленивых, помогает белым американцам оправдать относительновысокое экономическое положение своей группы.

В целом желание выгод для собственной группы вносит свой вклад в возникновение и сохранение напряженности между группами. Далее мыувидим, как определенные черты личности и ситуации усиливают это желание, вызывая к жизнинегативные стереотипы и предубеждения.

Ориентация на социальное доминирование

«Некоторые группы людей просто-напросто неравны другим». «Иногда необходимо наступать надругих, чтобы продвигаться вперед в жизни».«Некоторые люди представляют собой большуюценность, чем остальные». Такие заявления свойственны индивидам с сильной ориентацией на социальное доминирование. Ориентация на социальное доминирование (Social dominance orien-tation) — это характеристика, которая говорито том, насколько человек хочет, чтобы его (ее)собственная группа доминировала над другимигруппами и была выше их (Pratto, Sidanius, Stallworth&Malle, 1994; Sidanius &Pratto, 1999). В отличие от тех, кто считает, что со всеми людьмиследует обращаться одинаково, личности с силь-ной ориентацией на социальное доминированиепредпочитают общественные системы, в которыхгруппы выстроены по ранжиру, в соответствии сосвоей «ценностью». Они полагают, что наивысшаягруппа (часто их собственная) должна быть богаче и обладать большей властью.

Ориентация на социальное доминирование (Social

i)—желание человека, чтобы его (ее) собственная группа доминировала над

другими группами и превосходила их с социальной

и материальной точки зрения.

Люди, которые отличаются сильной ориентацией на социальное доминирование, особенносклонны держаться за негативные стереотипыи предубеждения, направленные против групп сболее низким статусом, возможно, потому, чтотакие стереотипы и предубеждения помогаютоправдать существующую социальную иерархию.Например, американцы с сильной ориентациейна социальное доминирование более предвзятоотносятся к афроамериканцам и арабам, чащеосуждают браки между представителями различных рас и отрицают права гомосексуалистов илесбиянок, а также в большей степени поддерживают политику правительства, посредством которой Соединенные Штаты способны доминировать над другими народами (Pratto et al., 1994).

Ориентация на социальное доминированиеспособствует развитию предубеждений не толькосреди американцев. В большинстве стран имеется своя социальная иерархия, в рамках которойболее влиятельные группы держат в своих рукахзначительную долю власти, подчиняя себе группы менее высокого статуса (Murdock, 1949). В Канаде, например, составляющее большинство белое население контролирует почти все богатствостраны, а племена индейцев-аборигенов и иммигранты из Азии борются за улучшение своегополитического, социального и экономическогоположения. В Тайване «люди с материка» (иммигранты из континентального Китая времен гра-жданской войны середины XX века) обладаютнаибольшей властью, «тайваньцы» (потомки жителей континентального Китая, переселившихсяна остров 13 веков назад) занимают второе местов иерархии, а коренные жители острова являются самой бедной из всех трех групп. В Израилеевреи из ветви ашкенази, чьи предки жили в Европе, более влиятельны, чем сефарды, чьи предки жили в Северной Африке или на БлижнемВостоке. Израильские арабы составляют только18% населения страны и имеют мало реальнойвласти, а палестинцы — и того меньше. Можнотеоретически предположить, что стремясь оправ-дать такую разницу во власти и богатстве, людис сильной ориентацией на социальное доминирование, проживающие в этих и других странах,должны быть особенно склонны придерживаться негативных стереотипов и предубеждений вотношении представителей групп со сравнительно низким статусом (Jost &Banaji, 1994).

Чтобы проверить эту гипотезу, Фелиция Прат-то и ее коллеги (Pratto, 1998; Sidanius &Pratto,1999) измерили ориентацию на социальное доминирование у людей, живущих в Канаде, Тайване, Китае и Израиле. Затем они спрашивалиграждан этих стран, что они думают о женщи-нах и о группах, имеющих в данной стране сравнительно низкий статус. И здесь между представителями разных народов обнаружилось поразительное сходство. Во всех странах мужчины ссильной ориентацией на социальное доминирование демонстрировали более высокий уровень«мужского шовинизма». Кроме того, в большин-стве стран ориентация на социальное доминирование оказалась связанной со склонностью кпредубеждениям. В Канаде люди с сильной ориентацией на социальное доминирование предвзято настроены по отношению к коренному населению и гомосексуалистам; в Тайване те, ктоотличается сильной ориентацией на социальноедоминирование, предубежденно относятся к тайваньским аборигенам; в Израиле такие люди нелюбят евреев-сефардов, арабов и палестинцев.Только в Китае, где этнические группы низкогостатуса живут в некотором отдалении от основного китайского населения (например, в Тибетеили в Монголии) и не представляют собой особой опасности для существующей иерархии, необнаружено связи между ориентацией на социальное доминирование и негативными предубеждениями.

Мы видим, таким образом, что ориентация насоциальное доминирование работает одинаковопо всему пространству земного шара: во всех исследованных на сегодня культурах индивиды ссильной ориентацией на социальное доминирование демонстрировали предвзятость по отношению к людям другого пола и в большинствестран — к людям других национальностей и рас.

Соперничество между группами

Когда наступают трудные с экономической точки зрения времена, приобретение ресурсов длясобственной группы становится насущной необходимостью. Поэтому мы можем ожидать усиления предпочтений в пользу собственной группыи враждебности по отношению к другим группамв тех случаях, когда люди верят, что им приходится соперничать с другими группами за землю, жилье, работу и тому подобные вещи.

Карл Ховлэнд и Роберт Сирс (Hovland &Sears,1940) собрали данные о жизни американского Югас 1882 по 1930 год, сопоставив экономические условия с количеством линчеваний людей с чернымцветом кожи. Как мы отмечали в главе 2, экономические трудности оказались четко связаны с рос-том враждебности по отношению к внешним группам: когда времена были в экономическом смыслетяжелыми, белые южане чаще линчевали черных(Hepworth &West, 1988). Эта тенденция не ограничивается Югом, поскольку в северных городахэкономические трудности также приводили к росту насилия в отношении чернокожих граждан ииммигрантов из Китая (Olzak, 1992).

Чтобы изучить роль межгруппового соперничества более досконально, Музафер Шериф и егоколлеги (Sherif, 1961/1988) поставили занимательный эксперимент в «полевых» условиях. Ониначали с того, что выбрали двадцать два мальчика, социально адаптированных белых пятиклассников, с уровнем интеллекта немного выше среднего, со средней или хорошей успеваемостью, изпротестантских семей среднего класса с двумя ро-дителями. Все эти мальчики учились в разныхшколах города Оклахома-сити и до начала эксперимента не были знакомы друг с другом. Затемученые разделили мальчиков на две совершенноидентичные группы и отправили их в летний лагерь, расположенный в государственном парке«Роберс Кэйв» в сельской части штата Оклахома.

В первые дни эксперимента обе группы жилиобычной для летнего лагеря жизнью — зани-мались спортом, ходили в походы, купались, незная ничего о существовании в пределах паркадругой группы. Вскоре эти два отряда прежде чужих друг другу ребят стали настоящими группами со своими лидерами, нормами, любимыми видами деятельности и даже названиями — «Орлы»и «Гремучие змеи». Теперь все было готово к продолжению эксперимента.

Ученые устроили между группами четырехдневный турнир: бейсбол, перетягивание каната, футбол, соревнование по установке палаток, «охота засокровищами» и проверка чистоты в комнатах.

Соперничество и враждебность в лагере «Роберс Кэйв».

Игры в перетягивание каната и соперничество в другихобластях создали атмосферусильнейшего антагонизма между «Орлами» и «Гремучимизмеями», вылившуюся в почти что настоящую войну.

Победившая группа должна была получить индивидуальные памятные медали и очень красивые туристские ножи, проигравшая группа — ... ничего.В соответствии с прагматической теорией группо-вых конфликтов, враждебность между группаминачала быстро расти еще во время первой игры вбейсбол, и по мере продолжения соревнований всеболее обострялась. «Орлы» сожгли флаг «Гремучихзмей». «Гремучие змеи» совершили набег на домик,где жили «Орлы», разворошили постели и разбросали вещи. Взаимные унизительные прозвища слышались все чаще и становились все более обидными. Вспыхнуло несколько драк. И когда «Орлы»выиграли турнир и удалились праздновать победу,«Гремучие змеи» предприняли еще один набег наих жилище и украли с таким трудом выигранные туристские ножи. «Орлы» призвали «Гремучих змей»к ответу, начались стычки между двумя группами, ируководители эксперимента вынуждены были физически разделить мальчиков, чтобы избежать пол-номасштабной войны между двумя отрядами.

После двухдневного периода «охлаждения»,в течение которого «Гремучие змеи» и «Орлы» содержались отдельно друг от друга, мальчиков попросили охарактеризовать каждую из групп. Результаты подтвердили наблюдения ученых. Есличленов своей группы обитатели лагеря виделисмелыми, мужественными и дружелюбными, пред-ставителей другой группы они считали подлыми,нахальными, неприятными типами! Это будет выглядеть еще более поразительно, если мы вспомним, что мальчиков отбирали для экспериментаименно по принципу их схожести друг с другом.

В самом деле, касается ли дело белых американцев, не любящих черных, британцев, не любящихвыходцев из Западной Индии, голландцев, не любящих иммигрантов из Турции и Суринама, илифранцузов, не любящих азиатов, мы видим, чтонегативные предубеждения и стереотипы часто«бьют по сопернику»: люди направляют свои враждебные чувства на ту группу, которую они в дан-

Рис. 3.4. Спираль соперничества

Когда группы видят друг в друге конкурентов в борьбе заобщие ресурсы, они иногда начинают вести себя такимобразом, что это возбуждает или усиливает то самоесоперничество, которого они опасаются. Такая самораскручивающаяся спираль может быстро набирать обороты, сеяупорную и интенсивную вражду между группами.

ный момент воспринимают как своих соперников(Pettigrew & Meertens, 1995). Поскольку экономическое соперничество в разных местностях частововлекает в игру различные «команды»: коренныхбританцев «против» приехавших из Западной Индии среди лондонских рабочих, корейских владельцев предприятий «против» чернокожих потребителей в южной части Лос-Анджелеса и т. д., — каждоеобщество обладает своим, несколько отличным отдругих набором культурных стереотипов и предубеждений. Таким образом, хотя соперничество между группами является межкультурным феноменом, мы видим, что группы, втянутые в это соперничество, в разных культурах разные.

Самораскручивающаяся спираль соперничества между группами

Когда чернокожие обитатели Дурхама, такиекак Энн Этуотер, вышли на улицу с протестамипротив дискриминации, приговаривавшей их кнеудобному жилью, низкооплачиваемой работе иплохим школам, бедные белые граждане, такиекак Си Пи Эллис, забеспокоились о том, что если черные чего-нибудь достигнут, это может произойти за их, бедных белых граждан, счет. По-скольку требования равных возможностей со стороны чернокожих граждан отвергались белымикак неправомерные, протесты афроамериканцевстали более частыми и энергичными. В свою очередь, многие белые принялись еще упорнее от-стаивать свою ставшую даже более жесткой позицию. Спираль конфликта раскручивалась. ЭннЭтуотер превратилась из почтенной домохозяйки в «Скандалистку Энни», воинственного борцаза гражданские права. Си Пи Эллис из тихого, незаметного человека, всеми силами старавшегосяудержать на плаву свою семью, превратился в реакционного лидера Ку-клукс-клана.

Соперничество и враждебность порождаютответные соперничество и враждебность. Когдалюди видят в других своих соперников, они настраиваются на соперничество и начинают вести себя соответственно, неумышленно возбуждаяили усиливая то самое соперничество, которогоони изначально опасались (^^у & Stahelski,1970; см. рис. 3.4). Эти самоисполняющиеся пророчества быстро развиваются в спираль соперничества, принимая все более интенсивные формы,так как все вовлеченные стороны, чем дальше,тем больше, уверяются в злобных намеренияхсвоих противников. Данный процесс особенно четко проявляется на групповом уровне, поскольку группы соперничают друг с другом за ресурсы более интенсивно, чем отдельные людиet al., 1994; Schopler & 1992).

В раскручивании спирали межгруппового соперничества мы наблюдаем два фундаментальныхтипа взаимодействий между личностью и ситуацией. Во-первых, ситуация соперничества создает борющихся друг с другом людей и соперничающие группы, которые питают мало доверия другк другу, и это еще раз показывает нам, как ситуации могут изменять людей. Во-вторых, соперничающие, не доверяющие друг другу люди и группы создают ситуацию еще большего соперничества и враждебности, и это пример того, как людимогут изменять ситуации. Легко видеть, как такаяспираль соперничества приводит к упорной не-нависти групп друг к другу, подобно тому, как этопроисходит на Ближнем Востоке между израильтянами и палестинцами.

Резюме

Из-за того что люди хотят иметь в распоряжении собственной группы экономические, социальные и политические ресурсы, они иногда могутсоздавать конкурентные преимущества для своейгруппы и часто доходят до того, что начинают ис-пытывать антипатию и развивают негативные Противостояние вокруг школы.

Не подчинившись решению Верховного Суда, Национальная гвардия штата Арканзас под угрозой оружия отправиладомой девятерых чернокожих школьников, принятых в центральную среднюю школу города Литтл-Рок. Несколькиминеделями позже по приказу президента Дуайта Эйзенхауэрав город прибыли 1000 десантников, чтобы каждый день сопровождать чернокожих школьников на занятия и обратно,охраняя от враждебной толпы.

взгляды по отношению к другим группам. Индивиды с сильной ориентацией на социальное домини-рование рассматривают мир как арену, на которойгруппы соперничают друг с другом за дефицитныеэкономические и социальные ресурсы; в результате эти люди отличаются большей склонностью кнегативным предубеждениям и стереотипам, направленным против других групп. Кроме того, когда наступают трудные времена и люди чувствуют,что должны бороться за свою экономическую и социальную безопасность, они скорее усваивают и сбольшей готовностью выражают негативные стереотипы и предубеждения. Наконец, соперничество между группами может быстро раскручиваться наподобие спирали, когда каждая группа начинает все меньше доверять другой и вести себя всеболее враждебно. Теперь мы рассмотрим, какуюроль в создании и поддержании стереотипов, предубеждений и дискриминации может играть общественное одобрение.

ЗАВОЕВАНИЕ

ОБЩЕСТВЕННОГО ОДОБРЕНИЯ

Как и в Дурхаме, в городе Литтл-Рок, штат Арканзас, вокруг вопроса десегрегации школ поднялся невообразимый шум. В сентябре 1957 года,когда в школах начались занятия, губернатор Ор-вал Фобус (Orval Faubus) на глазах у всей странывывел на улицы Национальную гвардию штатаАрканзас. Гвардейцы, угрожая оружием, отправили домой девятерых черных школьников, поже-лавших учиться в центральной городской школе.Чтобы обеспечить исполнение решения Верховного Суда, объявлявшее расовую сегрегацию общественных школ незаконной, президент Эйзенхауэр послал в город 1000 десантников из 101-йвоздушно-десантной дивизии, чтобы сопровождать девятерых школьников в класс и обратно.Фобус в ответ на это на следующий год вообщезакрыл общественные средние школы города —для всех учеников, и черных, и белых.

Большинство священников Литтл-Рока считало предоставление черным школьникам равныхобразовательных возможностей не только справедливым, но и морально правильным. Однако,не считая призывов к миру и спокойствию, по-давляющая часть белых священников города избегала публично занимать какую-либо позициюв этом споре. Как объяснить такое несоответствие между личными убеждениями священнослужителей и их поведением на публике?

Чтобы ответить на этот вопрос, Эрнст Кэмп-белл и Томас Петтигрю (Campbell &Pettigrew,1958) приехали в Литтл-Рок и посмотрели, каковы оказались последствия для тех немногихстоявших за интеграцию священников, которыеоткрыто высказывали то, что думали. Этих священников в городе ругали и оскорбляли, а числогорожан, посещавших их церкви в воскресноеутро, резко уменьшилось. Некоторые даже былисмещены с должности или против воли перемещены в другие приходы. Все священники Литтл-Рока знали одну вещь, на которую те из них, ктооткровенно высказал свое мнение, предпочлине обращать внимания, — белые прихожане нехотят, чтобы черные дети учились в одной школе с их сыновьями и дочерьми. И так как пастырьне может эффективно воздействовать на верующих, если он не пользуется одобрением и уважением общества, многие из священников чувствовали, что у них нет иного выбора, кроме какприспосабливать свои действия к взглядам при-хожан, не желавших десегрегации.

Затруднительное положение, в которое попали священники Литтл-Рока, высвечивает для насту роль, которую играет общественное одобрение в отношениях между группами. В 4, 5 и 6 главах мы говорили о том, что люди желают получать одобрение других и могут добиться этого,корректируя свои мнения и действия так, чтобыони совпадали с мнениями и действиями окружающих. Если те, чье отношение к нам имеет длянас значение, видят некую группу в негативномсвете, мы можем подстраиваться под эти взглядыв надежде «соответствовать» и заслужить одобрение важных для нас людей (Blanchard, Crandall,Brigham &Vaughn, 1994; Pettigrew, 1958). В жизни большинства из нас, вероятно, были моменты,когда в ответ на предвзятое замечание, котороенаедине с собой мы нашли бы оскорбительным,мы выдавливали из себя улыбку, боясь, что нас отвергнут, если мы будем публично выражать своенедовольство. Например, участницы одного эксперимента, не имевшие предрассудков, связанных с принадлежностью к определенному полу, вприсутствии зрителей соглашались с предвзятыммнением трех других участников, демонстрируятот факт, что даже непредубежденные люди могут выражать предубежденные взгляды, чтобы по-лучить одобрение общества (Swim, Ferguson &Hyers, 1999). Но чаще бывает так, что предвзятаясоциальная среда дает столь же предвзятым индивидам позволение вполне правдиво выражатьсвои истинные взгляды (Wittenbrink &Henley,1996). Участники одного исследования оценивали действия, дискриминирующие женщин, какменее оскорбительные, после того как им доводилось услышать несколько шуток, в которых вы-ражалось пренебрежительное отношение к женщинам, но только если эти участники с самого начала были убеждены в неполноценности женщин(Ford, 2000).

Конечно, социальные нормы и ожидания делают нечто большее, чем просто заставляют наспритворяться, что мы придерживаемся определенных стереотипов и предубеждений. Поскольку социальные нормы глубоко пронизывают всюнашу повседневную жизнь и поскольку мы проводим очень много времени в обществе тех, чьего одобрения мы ищем, мы также можем интер-нализовать эти сообщения, принимая их как своисобственные мысли (Guimond, 2000). И как СиПи Эллису было легко подхватить расистские сообщения, витающие в атмосфере гражданскогонеравноправия старого Юга, так и нам сегоднянесложно усвоить стереотипные и предубежденные сообщения, которые мы слышим дома, в обществе и в средствах массовой информации.

кий балл по шкале, измерявшей тенденцию к конформизму, соглашаясь с заявлениями типа: «хороший член группы должен соглашаться с другимилюдьми из его группы» и «чтобы добиться успехав наши дни, человек должен делать то, что ожидают от него другие». Личности с высокой склонно-стью к самомониторингу — те, кто используют мнения и действия других людей в качестве руководства, на основе которого они выстраиваютсобственное социальное поведение, — тоже с готовностью выражают стереотипные и предвзятые взгляды, если считают их социально приемлемыми (Fiske &Von Hendy, 1992; Sheets &Bushardt, 1994). Люди, которые хотят «быть каквсе», в большей степени склонны усваивать предубеждения, стереотипы и дискриминационныепривычки, существующие в обществе.

Восприятие людьми своего общественного положения (social standing)также влияет на то, станутли они проявлять конформизм по отношению кпредвзятым нормам своего окружения. Вспомните, например, то время, когда вы были где-нибудьновичком: новым ребенком во дворе, новым со-трудником в на работе или новым жильцом в сту-денческом общежитии. Как периферийный членгруппы, вы, вероятно, хотели «быть таким, как другие» и вести себя так, чтобы продемонстрироватьим свою ценность. В результате вы, может быть, Конформизм,

самомониторинг и воспринимаемое общественное положение

В своем классическом исследовании, участниками которого были белые студенты из ЮжнойАфрики, Томас Петтигрю (Pettigrew, 1958) обнаружил, что студенты, отличавшиеся крайне расистскими настроениями, также набирали высо-

Рис. 3.5. «Обещаю не любить другие группы»

Кандидаты в «братские» и «сестринские» студенческие общины университета штата Канзас особенно рьяно дискредитировали другие общины, когда считали, что их мнение станет известно другим членам их общины. Периферийные члены групп,такие как кандидаты, проходящие испытательный срок, в своем желании быть принятыми могут заходить так далеко, чтоначинают просто-напросто откровенно пропагандировать своипредубеждения против внешних групп.

Источник:Noel et al. (1995), Figure 3.

с большей готовностью проявляли конформизмпо отношению к нормам группы.

Следующий эксперимент (Noel, Wann &Brans-combe, 1995) является замечательной демонстрацией того, как желание заслужить общественноеодобрение делает периферийных членов группы особенно враждебно настроенными противвнешних групп. Участниками эксперимента быличлены мужских и женских студенческих общин,а также кандидаты (потенциальные члены общин, проходящие «испытательный срок»). Какпоказано на рис. 3.5, полноправные члены общин демонстрировали один и тот же уровеньпредубежденности против внешних групп, независимо от того, сохранялось их мнение в тайнеили выносилось на публику. Кандидаты, напротив, более горячо умаляли достоинства другиханалогичных групп, если предполагалось, что ихоценки станут известны «братьям» или «сестрам»из их общины. Пытаясь завоевать общественноеодобрение, кандидаты проявляли конформизм, сготовностью подстраиваясь под норму, требующую принижать другие студенческие общины.

Время и место

Конформисты, люди с высокой склонностью ксамомониторингу или с периферийным положением в группе, испытывают более сильную потребность в общественном одобрении и поэтомус большей готовностью приспосабливаются к несправедливым нормам группы. Однако нормы изменяются со временем и различаются в зависимости от места. Эти изменения должны сопровождаться соответствующими переменами в том,какие стереотипы и предубеждения выражаютлюди и как они это делают.

За последние 40 лет, согласно социологическим исследованиям, взгляды белых гражданСША на такие вопросы, как межрасовая интегра-ция, браки между представителями разных раси возможность выдвижения чернокожих кандидатов на пост президента, стали намного болееблагосклонными (Gallup, 1997). Но что отражают эти результаты: действительные перемены вуровне предубежденности и приверженностистереотипам или только лишь желание людейдавать во время социологических опросов приемлемые, с точки зрения общественных норм,ответы? Мы видели, что желание заслужить общественное одобрение может заставлять людейусваивать негативные предубеждения, когда ониверят, что другие настроены предвзято. Можетбыть, то же самое желание заставляет людейадаптировать толерантные взгляды, когда ониверят, что терпимость является общественной нормой. Например, белые ученики среднихшкол штата Северная Каролина более благожелательно смотрели на черных школьников, когда считали, что их собственные друзья и роди-тели одобряют дружбу между людьми разных рас(Cox, Smith &Insko, 1996).

Если результаты социологических опросов,подобные приведенным выше, и не отражают перемен в реальных установках, они, несомненно,отражают изменения существующих в даннойкультуре инъюнктивных и деструктивных норм.Как мы говорили в предыдущих главах, инъюнк-тивные нормы (injunctive norms)диктуют нам, чтомы должны думать и чувствовать, и сегодняшниеизменения в законах и политической практикеСоединенных Штатов говорят о том, что дискриминация людей на основе их расы, пола, этнической принадлежности, религии или возрастанедопустима и противоречит американским убеждениям. Дескриптивные нормы (descriptive norms)рассказывают нам о том, что люди в действительности думают и чувствуют, и поскольку принудительная сила новых законов уменьшает количество наблюдаемой дискриминации, у людейможет создаваться впечатление, что теперь их со-граждане настроены менее предубежденно, чемраньше. Таким образом, в целом по Соединенным Штатам изменение со временем инъюнктив-ных норм, вероятно, привело к подобному жеизменению дескриптивных норм. В результатесегодня люди не только менее охотно выражаютпредвзятые взгляды на публике, но также, возможно, в меньшей степени склонны придерживаться их.

Кроме того, нормы изменяются в зависимостиот места, и люди соответственно корректируютсвое поведение. Например, наблюдения за жизнью шахтеров в Западной Виржинии показали,что большинство белых рабочих нормально трудились вместе с чернокожими и не чувствовалиникакого неудобства, общаясь с ними в шахте, нопредпочитали избегать их в городе, где дружбамежду людьми разных рас считалась нежелательной (Minard, 1952). Новые заключенные, которые путем случайного выбора были определеныв блок камер, где к людям других рас относилисьтолерантно, после месяца пребывания в тюрьмепоказывали себя меньшими расистами, чем те,кто был помещен в блок, где преобладали болеепредвзятые настроения (Foley, 1976). Последнийпример: южане, переехавшие на Север, и обитатели сельской местности, переехавшие в большой город, после перемены места жительства по-степенно становятся более толерантными (Tuch,1987). Когда люди перемещаются с мест работы

Религиозный расизм?

Многие из наиболее ожесточенных расистских групп провозглашают в качестве своей основы религиозные убеждения.Например, члены организации «Арийские нации» («Церковьхристиан Иисуса Христа») считают, что они служат принципам христианства. Может быть группы, подобные «Арийскимнациям», цинично конструируют фасад религиозности, чтобы оправдать свою расистскую идеологию, которая в иномслучае выглядела бы достойной порицания? Или они действительно верят, что делают работу, угодную Богу? В самом деле, кажется загадочным, что люди с такими сильными религиозными убеждениями могут быть настолько предвзятыми.

в места отдыха, из маленького городка в крупныймегаполис или из региона в регион, их предубеждения и способы выражения этих предубеждений также претерпевают сдвиг.

Внутренняя религиозность и предубеждения

Многие из крупнейших мировых религий декларируют принцип, в соответствии с которымвсех людей следует принимать как равных, вне за-висимости от их расы или этнической принад-лежности. Поэтому выглядит очень загадочнымто, что люди, объявляющие о своей религиозности, часто оказываются более предвзятыми, чемте, кто не называет себя религиозным (Allport &Kramer, 1946; Batson &Ventis, 1982). Как такое может быть?

Люди приходят к религии по разным причи-нам, и понимание этих причин может помочьнам понять связь между религиозностью и предубеждениями (Allport &Ross, 1967; Batson &Bur-ris, 1994). Некоторым людям свойственна внешняя религиозность, — то есть они видят в принадлежности к некоторой религии возможностьприобрести друзей, добиться высокого общественного положения или найти поддержку в трудное время. С этой точки зрения религия ис-пользуется для того, чтобы получить что-то еще,и является лишь средством достижения какой-то иной цели; религиозные нормы не восприни-маются в качестве жизненного стандарта. Люди,религиозные по внешним причинам, обычнобольше склонны к негативным предубеждениям,чем нерелигиозные люди (Batson &Ventis, 1982).

Внешняя религиозность (Extrinsic religiosity) —

ориентация на религию, при которой религия видится способом приобретения других ценных вещей,таких как дружба, статус или утешение.

Второй тип духовной ориентации получил название религиозности поиска(Batson &Ventis,1982). С этой точки зрения религия — бесконечное личное путешествие в поисках истины. Люди,которые рассматривают религию в первую очередь как поиск, открыты по отношению к духовным материям и не ожидают простых ответов насложные духовные и моральные вопросы. Личности, ориентированные на поиск, открыты также ипо отношению к другим вещам, что, возможно,объясняет, почему они демонстрируют меньшепредубеждений как в своих заявлениях о себе, таки в своих действиях (Batson &Burris, 1994).

Религиозность поиска (Quest religiosity— ориентация на религию, при которой религия видитсякак путешествие, предпринимаемое с целью разобраться в сложных духовных и моральных вопросах,обычно в сочетании с убеждением, что быстрые, простые ответы не могут быть верными.

Наконец, люди могут придерживаться внутренней религиозности, стараясь воспринять то, чему учит их религия, и жить в соответствии с этим(Allport &Ross, 1967). С этой точки зрения, религия — не средство достижения какой-то иной целии не путешествие, но цель сама по себе. Поскольку большинство религий учит терпимости и поскольку внутренне религиозные люди хотят сделать религиозные понятия частью своей личностии руководством к действию, мы могли бы ожидать,что такие внутренне религиозные личности будутнастроены менее предубежденно. В самом деле,внутренне религиозные люди кажутся менее предвзятыми, чем те, кому свойственна внешняя религиозность, и не более предвзятыми, чем нерелигиозные люди (Batson &Ventis, 1982; Donahue, 1985;Gorsuch, 1988). Но являются ли они в действительности таковыми?

Внутренняя религиозность (Intrinsic religio-

y)— ориентация на религию, при которой людистараются воспринять ее учение, видя в религии са-мостоятельную цель. Большинство работ, посвященных связи междурелигиозностью и предубеждениями, основанына тех данных, которые люди сами сообщают о себе. Однако Дэниэл Бэтсон и его коллеги исследовали публичное поведение внутренне религиозныхиндивидов и утверждают, что реальные отношения людей с внутренним типом религиозностимогут быть не такими, какими они представляются. В одном из экспериментов белые участникисообщали свое мнение о людях с черным цветомкожи, заполняя анкеты. Впоследствии этих участ-ников просили выбрать одного из двух человек,чтобы тот провел с ними интервью, касающеесяих мнений по различным вопросам; один из предполагаемых интервьюеров был белым, другой —чернокожим. Участники, набравшие высокий баллпо шкале, измеряющей внутреннюю религиозность, представляли себя исключительно непредвзятыми, отвечая на вопросы анкеты, однако позже предпочитали обсуждать свои взгляды с белыминтервьюером (Batson, Naifeh &Pate, 1978).

Белым участникам другого исследования предлагали выбрать, в какой из двух комнат смотретьфильм; в одной комнате сидел белый студент, а вдругой — чернокожий. В условиях, когда уклонение от общества черного студента легко можнобыло счесть выражением расовых предрассудков — когда в обеих комнатах демонстрировалсяодин и тот же фильм, — внутренне религиозныеучастники особенно часто выбирали комнату, вкоторой ожидал черный студент. Напротив, еслинежелание быть в обществе человека с чернымцветом кожи можно было оправдать на основенепредвзятых мотивов — в разных комнатах шлиразные фильмы, — то внутренне религиозные уча-стники не оказывали больше такого предпочтения чернокожему студенту (Batson et al., 1986).Бэтсон и его коллеги считают, что внутренне религиозные люди, возможно, более озабочены тем,чтобы выглядеть толерантными — показывать своеблагочестие перед окружающими, — чем тем, чтобы на самом деле быть толерантными.

Это открытие выявляет, таким образом, одноинтересное сочетание факторов: в обстоятельствах, когда другие могут прямо обнаруживать своипредубеждения, внутренне религиозные белыедекларируют на словах и выражают в своих по-ступках толерантные в расовом отношении взгляды. Но когда наблюдателю трудно сделать какие-либо заключения о взглядах человека на расовыйвопрос, внутренне религиозные белые оказываются такими же расистами, как и те, кто не заявляет о своей религиозности. Только люди, которые видят религию как поиск, проявляют меньшую склонность к предубеждениям, чем те, ктосчитает себя нерелигиозным. Заметим, однако,что почти все исследования, касавшиеся связирелигии и предубеждений, имели дело с белымихристианами. Вопрос о том, можно ли распро-странять их результаты на другие группы, покаеще требует тщательного изучения.

В свете этих открытий, возможно, покажетсяменее удивительным то, что в Соединенных Штатах места богослужения сегодня являются учреждениями с наибольшей степенью расовой сегрегации (Gallup, 1997). И может быть, эти открытиятакже помогут нам лучше понять, почему священники Литтл-Рока испытывали столь сильное давле-ние со стороны своей паствы: хотя религиозностьсамих священников могла быть и непредвзятого,ориентированного на поиск типа, прихожане, даже те, кто обладал внутренней религиозностью,не хотели, чтобы их дети смешивались с чернымишкольниками.

Резюме

Желание получать общественное одобрениевносит свой вклад в развитие предубеждений, стереотипов и дискриминации. Конформисты, людис высокой склонностью к самомониторингу, а также люди с нетвердым положением в группе особенно легко усваивают существующие в обществепредубеждения. Поскольку нормы, касающиесяпредубеждений и дискриминации, изменяются современем и различаются в зависимости от места,то точно так же изменяются отношения и способыповедения — во всяком случае, выраженные илипроисходящие на публике. Наконец, представители христианских церквей в целом имеют большепредубеждений, чем нерелигиозные люди. Толькоте, кто рассматривает религию как поиск истиныи смысла, обычно не проявляют тенденции к пред-взятости.

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОМ «Я»

Си Пи Эллису было восемь лет, и он вместе сосвоими белыми соседями играл в футбол противкоманды чернокожих детей, живших по другуюсторону железной дороги. Черная команда выиграла, и когда дети расходились по домам, один изтоварищей Си Пи по команде, удрученный неудачей, крикнул вслед отбывающим победителям:«Вы, ниггеры, убирайтесь обратно за дорогу!»Учитывая время и место, эти слова ни в коем случае не были объявлением войны, и черные ребятакак ни в чем не бывало пришли в следующие вы-ходные, чтобы продолжить соревнование. Однакодля юного Си Пи это был определяющий момент — пробуждение. Он осознал, что люди с чер-ным цветом кожи — это не просто «черные» или«цветные». Они — «ниггеры». И хотя он понимал, что его семья бедна и многие смотрят на нихсверху вниз, в этот момент он узнал также и то,что никогда не будет ниггером, что всегда будет кто-то, кто стоит ниже его на общественной лестни-це. «Йэх! — с энтузиазмом подхватил Си Пи. — Вы,ниггеры, убирайтесь домой!» Выкрикнув эти слова, он испытал чувство уверенности и безопасности, которое дает нам вера в то, что мы — лучше кого-то другого (Davidson, 1996, р. 64—65).

Двадцать пять лет спустя Си Пи Эллис открылеще один, родственный первому способ обретения уверенности и безопасности. Когда ритуальная церемония вступления закончилась громкойовацией собравшихся зрителей и видные пред-ставители дурхамского отделения Ку-клукс-кланапоприветствовали нового члена своей организации, взволнованный Си Пи Эллис впервые в жизни ощутил, что он больше не аутсайдер. Теперьон входил в нечто важное — он принадлежал кбратству, и эта принадлежность повышала в егоглазах ценность его собственной личности (Davidson, 1996, 123). До этой церемонии он могнайти убежище в знании о том, что он не является«ниггером», после — мог также испытывать удо-вольствие и гордость, вспоминая о том, что онявляется членом Ку-клукс-клана.

Личностная и социальная идентичность

Социальное поведение часто мотивированожеланием думать о себе хорошо, и люди весьмаизобретательны в том, что касается способов достижения этой цели (см. главу 3). Например, столкнувшись с личной неудачей, мы можем попытаться сохранить благоприятный образ «я», обвинивв своих неудачах какие-то внешние группы, то естьсделав их «козлами отпущения». Поиски «козловотпущения» обычно останавливаются на легкоидентифицируемых группах, против которых вобществе уже существуют социально приемлемыепредубеждения. Например, Си Пи Эллису былоочень легко возложить вину за свои финансовыенеудачи на людей с черным цветом кожи. Как говорил он сам спустя много лет: «Я должен былкого-то ненавидеть. Ненавидеть Америку трудно,потому что ее нельзя увидеть перед собой, как человека. Чтобы ненавидеть, нужен кто-то, на когоможно посмотреть. Для меня было естественноненавидеть чернокожих, потому что мой отец ещедо меня был членом Клана» (Terkel, 1992). Когдамы возлагаем на внешние группы вину за собственные неудачи и разочарования, нам легче удаетсясправиться с сомнениями относительно самих себя и думать о себе хорошо.

Создание «козла отпущения» (Scapegoating) —

процесс обвинения членов других групп в собственных фрустрациях и неудачах.

С другой стороны, мы можем улучшить свойобраз «я», мысленно объединяя себя с теми, ктодобился успеха, и дистанцируясь от тех, комуповезло меньше, — наслаждаясь отраженной славойи отсекая отраженные неудачи(Cialdini et al.,1976; Snyder, Lassegard &Ford, 1986). Применениеэтих стратегий говорит о том, что на образ «я»влияет не только представление о себе как обиндивидуальности. Образ «я» также подверженвоздействию нашей социальной идентичности,того, что мы думаем о группе, с которой мы себя идентифицируем, и того, что мы чувствуемпо отношению к ней. Подобно Си Пи Эллису,чье мнение о себе поднялось, когда он вступилв Ку-клукс-клан, причислив себя к хранителям наследия белых христиан, мы поднимаем образ «я»в собственных глазах тем, что испытываем гордость за свою группу или свой этнос.

y)— наши убеждения и чувства по отношению к группе, ккоторой мы, по нашему мнению, принадлежим.

Наблюдение о том, что социальная идентичность вносит свой вклад в самоуважение, лежитв основе теории социального «Я» (социальнойидентичности, social identity theory) (Tajfel &Turner, 1986). Точно так же, как человек управляетсвоей личной идентичностью, сравнивая себя сдругими индивидами, люди управляют своей социальной идентичностью, сравнивая свои группы с другими группами. А именно, отделяя, в позитивном смысле, свою группу от других групп —применяя нисходящее социальное сравнение, считаясвою группу лучше «их», вы можете сконструировать положительную социальную идентичность,которая, в свою очередь, повысит для вас вашесобственное чувство самоуважения (Hunter et al.,1996; Lemyre &Smith, 1985; Oakes &Turner, 1980;Rubin &Hewstone, 1998). Чтобы выгодно отличить свою собственную группу от других, вы можете прямо возвышать свою группу, в том числеи с помощью позитивных стереотипов. Си Пи Эл-лис, например, мог возвысить свою социальнуюидентичность, видя в Ку-клукс-клане организацию, уникальную по своему моральному кодексу чести, рыцарству и желанию защищать христианскую Америку. Вы можете, наоборот, активнопринижать другие группы, чтобы ваша группа посравнению с ними выглядела лучше (Cialdini &Richardson, 1980). Например, с энтузиазмом под-держивая негативные культурные стереотипы,изображающие людей черной расы глупыми и ленивыми, Эллис мог с относительной легкостьюрассматривать представителей своей группы какумных и работящих. Вы можете также дискрими-нировать другую группу, лишая ее каких-то воз-можностей, и таким образом давая своей группереальное преимущество. Конечно же, вам доступны все эти варианты. Преувеличенно раздуваяблагородство Ку-клукс-клана, навешивая на людейс черным цветом кожи ярлыки негативных стереотипов и эффективно блокируя экономическиеи образовательные возможности для черных сограждан, Эллис мог возвышать свою социальнуюидентичность и через нее улучшать свой болееширокий образ «я».

Идентификация с собственной группой

Си Пи Эллис с головой окунулся в деятельностьКу-клукс-клана и вскоре приобрел репутацию энергичного и полезного работника. Преданный организации с самого начала, Эллис все сильнее идентифицировал себя с ней, по мере своего быстрогопродвижения по иерархической лестнице, по-лучив сперва должность капеллана, а затем — «Вы-сочайшего Циклопа», наивысший чин в дурхам-ском отделении Ку-клукс-клана. Его идентичностькак члена Ку-клукс-клана становилась для Эллисавсе более важной частью его образа «я», и егожелание действовать согласно своим расистскимпредубеждениям усиливалось. Этого и следовалоожидать. Когда идентификация человека со сво-ей группой значительна, он больше приобретает,улучшая свое положение в группе, и больше теряет, если его позиции в группе ослабевают.

Действительно, исследования показывают, чтолюди, которые высоко идентифицируют себя сосвоей группой, с особенной легкостью прибегают к дискриминации в ее пользу (Branscombe &Wann, 1992). Во время одного эксперимента, например, студенты франкоязычного канадскогоуниверситета получили задание анонимно распределить отметки за прослушанные дополнительные курсы между своими товарищами по учебе.Некоторые из возможных получателей таких отметок были членами собственной группы участника эксперимента, другие — нет. Студенты, которыене испытывали сильного чувства идентичностисо своей собственной группой, распределяли отметки поровну между обеими группами. Однакоте, кто в значительной степени идентифицировалсебя со своей группой, как и предполагали ученые,отдавали предпочтение своей собственной группе

Этническая гордость.

Наше видение социальной группы, к которой мы принадлежим,влияет на то, как мы воспринимаем самих себя. По этой причинемы часто стремимся восславитьсвою группу, — свое социальное«Я». К сожалению, позитивныйвзгляд на ту группу, с которой мысебя идентифицируем, иногда до-стигается за счет других групп,поскольку мы, случается, унижаем и дискредитируем их, чтобынаша группа в сравнении выгля-

(Gagnon &Bourhis, 1996). Идентификация с собственной группой приводит к возрастанию дискриминации.

Авторитарность

Тенденция использовать негативные предубеждения и дискриминацию как инструментыуправления образом «я» связана также с личностной характеристикой, называющейся автори-тарностью, — склонностью покоряться тем, ктоимеет больше власти, и очернять тех, у кого власти меньше. Когда человечество узнало о массовых убийствах в нацистских концентрационныхлагерях, перед ним встало несколько очень затруднительных вопросов. Откуда берутся предубеждения такой силы? Что это за люди — те, ктоучаствуют в таких убийствах? И что это за люди — те, кто спокойно стоит в стороне и не делает ничего? Группа психологов придерживается мнения, что частично ответы на эти вопросы следует искать в психологических изъянахличности, о чем мы и поговорим далее.

i) — склонность

покоряться тем, кто имеет больше власти, и очернять тех, у кого меньше власти.

Внимание: социальная дисфункция^ АВТОРИТАРНАЯ ЛИЧНОСТЬ

Освенцим (Аушвиц-Биркенау) — самый знаменитый из лагерей смерти. Построенный нацистами в южной Польше, он служил местом содержания политических заключенных и рабов для работы на соседнем заводе; его предназначением былотакже уничтожать евреев и других «нежелательных». Комендант лагеря Рудольф Хесс (RudolfH3ss) исполнял эти функции с необыкновенной

Просто выполнял приказы.

Рудольф Хесс (второй слева), изображенный на фото в момент препровождения в суд за совершенные им военныепреступления, руководил убийством миллионов людей вконцентрационном лагере Освенцим. Будучи поистине авторитарной личностью, комендант Хесс дал очень простоеобъяснение своей ведущей роли в воплощении в жизнь гитлеровского «окончательного решения» для евреев: он просто выполнял приказы.

эффективностью. Менее чем за четыре года Хесси его подчиненные убили от 1,5 до 2,5 миллионовлюдей. Впоследствии Хесс дал очень простое объяснение своей ведущей роли в реализации гитле-ровского «окончательного решения»: он простовыполнял приказы. «Я не задумывался над этим вто время, — сказал он. — Я получал приказ и должен был исполнить его... То, что приказывал фюрер или, в нашем случае, его заместитель, рейхс-фюрер СС, всегда было правильным» (Нозэ, 1960,160—161). После войны Хесс был взят плен, предстал перед судом и был повешен за преступления,которые он совершил.

Как можно объяснить действия Рудольфа Хес-са и других подобных ему людей? Некоторыеученые (А^гпо, Ргепке1-Вгишш1ск, Ьеутэоп &ЗапЮМ, 1950) предполагают, что слепое послушание и негативные предубеждения берут начало в семьях, где родители жестоко наказываюти ругают детей даже за самые мелкие проступки. В результате дети начинают ощущать враждебность по отношению к своим родителям идругим лицам, обладающим властью и авторитетом. Но они не хотят выражать или даже осознавать свою враждебность, потому что делатьэто — значило бы (1) подвергнуться еще более суровым наказаниям и (2) испытать сильный внутренний конфликт между ненавистью к своим ро-дителям и убежденностью в том, что тех, напротив, следует любить и уважать. Поэтому, говорятученые, такие дети учатся подавлять свои анта-гонистические чувства по отношению к родителям и другим людям, обладающим властью, и перенаправлять эти агрессивные импульсы на более слабых членов общества.

Так формируется авторитарная личность (authoritarian personality) (Adorno et al., 1950). Люди с авторитарным типом личности характеризуютсяследующими чертами. Они с готовностью повинуются властям, но агрессивны по отношениюк тем, кто, по их мнению, стоит ниже их по об-щественной лестнице. Они с готовностью принимают общественные условности и правила илегко подчиняются им. Они отличаются нетерпимостью по отношению к тем, кто нарушает общественные условности. Они воспринимают мир вупрощенном, черно-белом виде, испытывая отвращение к оттенкам серого. И, что наиболееважно для наших целей, они, согласно гипотезеАдорно и его коллег, исключительно предубеж-денно относятся к представителям меньшинств.

Этот взгляд на природу предубеждений быстро завоевал популярность, возможно, потому,что он как будто бы объясняет, отчего немцы,которые всегда считались организованными, дисциплинированными и уважающими власть, нетолько позволили Адольфу Гитлеру установитьдиктатуру, но и поддерживали его программууничтожения евреев и прочих «нежелательных»для режима людей. Однако другие ученые находят в объяснении, предложенном Адорно и егоколлегами, слабые стороны (Christie &Jahoda,1954). С одной стороны, большинство доказательств, подтверждающих взгляд на роль излишне строгого воспитания в формировании авторитарной личности, основано на изученииконкретных случаев (Ackerman &Jahoda, 1950;Adorno et al., 1950; Hopf, 1993). Метод изученияотдельных случаев имеет довольно существен-ные недостатки. Позднейшие исследования даютнекоторые подтверждения другим объяснениямтого, почему люди становятся авторитарнымиличностями. Согласно одной из альтернативныхточек зрения, подростки учатся быть авторитарными, просто наблюдая за поведением своих ав-торитарных родителей (Altemeyer, 1988, 1998).Согласно другой точке зрения, склонность к авторитарности передается генетически (Scarr,1981). Все три гипотезы получили некоторую эмпирическую поддержку.

Тем не менее Адорно и его коллеги оказалисьправы относительно многих вещей, включая связьмежду авторитарностью и негативными предубеждениями. Люди, которые видят мир через призмуавторитарности, более негативно и предубежденно, по сравнению с другими, настроены противвнешних групп (Bierly, 1985; Cunningham, Dollin-ger, Satz &Rotter, 1991; Haddock, Zanna &Esses,1993; Wylie &Forest, 1992). Это верно для автори-тарных личностей в Соединенных Штатах, Канаде, Англии, Южной Африке, России и многих других странах (Altemeyer, 1988; Duckitt &Farre, 1994;Heaven &Furnham, 1987; McFarland, Ageyev &Aba-lakina, 1993; Stephan et al., 1994; Van Staden, 1987).

Нам было бы спокойнее думать, что авторитарные тенденции свойственны только чудовищам типа Рудольфа Хесса. Но считать так былобы ошибкой. Мы видели, например, как легкообычные люди с улицы подчиняются абсурдным и бесчеловечным приказам других. Крометого, участниками основной массы исследований, демонстрирующих связь между авторитарностью и предубеждениями, были студенты кол-леджей — такие же молодые люди, как вы. Наконец, хотя авторитарность является относительностабильной личностной характеристикой, которая формируется большей частью в результатедетского опыта, она имеет склонность усиливаться, когда мы переживаем фрустрацию вследствиекаких-то неприятных событий (Sales &Friend,1973). Поскольку многим из нас авторитарностьв некоторой степени свойственна, мы обладаемтакже и способностью при определенных об-стоятельствах причинять реальный вред членам

групп с более низким статусом.?

Неудачи

Пекарня, в которой Си Пи Эллис работал разносчиком готовой продукции, закрывалась, и емунужно было искать другую работу. Поэтому для него было просто подарком судьбы то, что как раз вэто время местная автозаправочная станция оказалась выставлена на продажу, и еще большим везением стало то, что владелец соседнего магазинчика предложил ему партнерство. Увидев в этомшанс улучшить свою жизнь, Эллис обеими рукамиухватился за такую возможность и вложил в деловсего себя. Однако, несмотря на то, что он обладалочень неплохими навыками автомеханика, трехклассов образования было явно недостаточно,чтобы успешно вести бизнес. В конце каждого месяца, после оплаты всех счетов, он вновь с огромным разочарованием обнаруживал, что его благосостояние нисколько не увеличилось! Примернов это время Си Пи Эллис впервые принял участиев акции Ку-клукс-клана и всего через нескольконедель стал его членом. Было ли это случайнымсовпадением? Возможно, нет.

Когда наш образ «я» находится под ударомвследствие фрустрации или неудачи, мы в боль-шей степени склонны принижать членов стигматизированных групп (Crocker et al., 1987; Miller &Bugelski, 1948; Sinclair &Kunda, 2000; Spencer,Fein, Wolfe, Fong &Dunn, 1998). Рассмотрим экс-перимент, на первой стадии которого студентыМичиганского университета проходили тест ин-теллекта и получали фиктивные «ответы», говорящие о том, что они либо довольно хорошо, либо довольно плохо справились с тестом (Fein &Spencer, 1997). Затем испытуемые получали второе задание: оценить личность и квалификациюпретендента на работу. Некоторые из участниковэксперимента узнавали, что претендентка, ко-торую им предстояло охарактеризовать, былаеврейкой, что активизировало у них стереотип«американской еврейской принцессы». Другимстудентам претендентка на работу была представлена как итальянка, что не активизировалоникаких связанных с этой популяцией негативных стереотипов. Те студенты, которые думали,что они хорошо справились с тестом интеллекта,оценивали обеих кандидаток одинаково высоко.Те же, кто думал, что справился с тестом плохо,оценивали еврейскую претендентку намного менее благожелательно, чем итальянку. Интересно,что студенты, принижавшие достоинства еврейской претендентки на работу, впоследствии демонстрировали повышение своего личного самоуважения, и это доказывает, что люди иногдамогут реставрировать пошатнувшееся самоуваже-ние, принижая представителей групп, в отношении которых существуют негативные стереотипы.

Как показывают эти исследования, неудачисклоняют нас к дискриминации и предубеждениям. Взяв на вооружение идею благородства ибезупречности белых христиан, проповедуемуюКу-клукс-кланом, Си Пи Эллис мог противодействовать угрозе, созданной для его самоуважениятрудностями, с которыми он встретился на ниве предпринимательства.

Самоуважение и угрозы самоуважению

Если возвеличивание собственной группы илипринижение внешних групп может помочь человеку восстановить попавшее под угрозу самоуважение, то люди, которые хронически ощущаютугрозу своему самоуважению — те, кто обладаютотносительно низким самоуважением, — должныс особенной готовностью прибегать к таким стра-тегиям (Wills, 1981; Wylie, 1979). И это на самомделе так: личности с низким самоуважениемсклонны испытывать негативные предубежденияпротив внешних групп и последовательно демон-стрировать предпочтение по отношению к собственной группе (Crocker &Schwartz, 1985; Crocker et al., 1987). Однако вы, возможно, будетеудивлены, узнав, что люди с высоким самоуваже-нием также выказывают предпочтение собственной группе, и часто даже в большей степени, чемте, кто обладают низким самоуважением (Aber-son, Healy &Romero, 2000). Предвзятость в пользу собственной группы, демонстрируемая индивидами с высоким самоуважением, может бытьособенно ярко выражена, когда они стоят передугрозой, созданной какой-либо личной неудачей.

Что произойдет, например, если студентка,обладающая высоким самоуважением, станет одной из «сестер» общины с довольно низким статусом? Дженифер Крокер и ее коллеги (Crockeret al., 1987) предположили, что такие девушкидолжны видеть в низком статусе своей общины угрозу собственному самоуважению. В концеконцов, эти девушки вполне могут считать, чтозаслуживают лучшего. Если так, рассуждали ученые, то они должны быть особенно склонны дис-кредитировать представительниц других «сестринских общин». Чтобы проверить эту гипотезу,Крокер и ее коллеги собрали девушек, принадлежащих к различным женским студенческимобщинам Северо-Западного университета, и выяснили, что они думают о других общинах изих кампуса. Как показано на рис. 3.6, большин-ство «сестер» оценивали представительниц «чужих» общин негативнее, чем представительниц своей собственной. Для студенток с низкимсамоуважением статус их собственной общиныне имел значения: они принижали представительниц других групп в любом случае. Мнениястуденток с высоким самоуважением, напротив,сильно зависели от престижа их общины. Те, ктосостоял в престижных общинах, выражали малопредвзятости по отношению к девушкам из других общин, тогда как те, кто оказался в непрестижной общине, очень активно умаляли достоинства других общин. Очевидно, принадлежность к сообществу с низким статусом угрожалаположительному образу «я», сформированномудевушками с высоким самоуважением. Таким образом, уровень самоуважения и наличие социаль-ной угрозы взаимодействуют, определяя то, насколько человек склонен предпочитать своюгруппу всем другим. Факты, ставящие под сомнение внутренний образ «я», представляют особенно серьезную угрозу для тех людей, кто привык относиться к себе с большим уважением.В результате такие люди могут демонстрироватьочень ярко выраженное предпочтение своейсобственной группы.

Резюме

Мы можем использовать негативные предубеждения, стереотипы и дискриминацию для того,чтобы поддерживать нашу личностную и социальную идентичность. Превращая членов слабых, относящихся к меньшинствам групп в «козлов отпущения» или возвышая свою группу надэтими группами, мы приобретаем способностьвидеть себя в более благоприятном свете. Люди, которые высоко идентифицируют себя сосвоей группой, и те, кто обладает чертами авторитарной личности, особенно часто пользуютсянегативными стереотипами и предубеждениямидля управления своим образом «я». Кроме того,когда люди терпят неудачу в чем-то важном дляних, они также в большей степени склоняютсяк тому, чтобы проявлять предпочтение собственной группы и дискриминировать других. И нако- Рис. 3.6. Самоуважение и угрозы самоуважению в студенческих «сестринских общинах»

Среди «сестер» из женских студенческих общин Северо-Западного университета, участвовавших в исследовании, те,чье самоуважение было низким, обычно всегда старалисьпринизить представительниц других общин. Однако взгляды девушек, имеющих высокое мнение о самих себе, сильно зависели от престижа их собственного сообщества: теиз них, кто принадлежал к престижной группе, не выказывали особенной предвзятости в отношении других общин,в то время как те, кто оказался в общине с низким статусом, демонстрировали наивысший уровень предвзятостисреди всех прочих. Очевидно, то, что сообщество, к которому они принадлежали, было «ниже других», являлось дляэтих девушек серьезной угрозой, заставляя их принижатьчленов других групп в попытках восстановить свой пошат-нувшийся образ «я».

Источник:Crocker et al. (1987), Table 2, p. 913. нец, личности с высоким самоуважением могутособенно активно принижать членов внешнихгрупп, но только в случае, когда их высокое самоуважение поставлено под угрозу.

СТРЕМЛЕНИЕ

К ЭКОНОМИЧНОСТИ МЫШЛЕНИЯ

Моя жена вела машину по улице в «черном» районе.Люди на обочине подавали ей какие-то знаки. Онаочень испугалась, подняла стекла на окнах и решительно проехала мимо. Миновав несколько кварталов, онаобнаружила, что едет не в ту сторону по дороге с од-носторонним движением, и поняла, что эти люди хотели ей помочь. Она же думала о том, что они - черные и намерены зачем-то добраться до нее. Замечу вам,что она - очень просвещенный человек. Вы никогдане приписали бы ей расизм, и тем не менее ее первойреакцией была мысль о том, что эти люди опасны(Gilbert Gordon, цит. по: Terkel, 1992, 289).

Стереотипизация — это способ пониманиядругих ценой небольших когнитивных затрат:предполагая, что люди похожи на других членових групп, мы избегаем приложения значительных усилий, необходимых, чтобы изучить этихлюдей как самостоятельных индивидов (Allport,1954; Hamilton, 1981; Lippman, 1922; Tajfel, 1969).Кроме того, поскольку стереотипы представляютсобой богатые и яркие ожидания, связанные стем, какими должны быть члены группы, нам ка-жется, будто мы уже знаем многое о человекесразу, как только можем определить группу, к которой он или она принадлежит. Поскольку сте-реотипы дают готовые интерпретации неоднозначного поведения, ведущая машину женщина,описанная выше, не задумываясь, решила, чточернокожие пешеходы хотят причинить ей вред(D'Agostino, 2000; Duncan, 1976; Dunning &Sherman, 1997; Sagar &Schofield, 1980). Так как стереотипы дают готовые объяснения того, почемупроисходят определенные события, люди могутсчитать, что плохая оценка, полученная мальчиком на экзамене по математике, отражает либоневезение, либо недостаточное старание, а точно такая же плохая оценка, полученная девочкой, отражает недостаток у нее математическихспособностей (Deaux &LaFrance, 1998; Frieze etal., 1978; Swim &Sanna, 1996). И поскольку сте-реотипы дают нам различные стандарты дляоценки членов различных групп, мы не видимничего особенного в хорошей игре чернокоже-го баскетболиста, но когда наблюдаем точно такую же игру белого баскетболиста, делаем вывод, что он очень талантлив (Biernat &Manis,1994). Стереотипизация позволяет нам получатьмного информации, затрачивая довольно малоусилий.

g)— процесс

категоризации индивида, как члена некоторой группы, и последующих заключений о том, что он или

она обладает характеристиками, в целом присущими членам этой группы.

Характеристики экономичных стереотипов

В конечном счете, стереотипы, как упрощающие инструменты, приносят наибольшую пользу в тех случаях, когда они в достаточной степени правильны, то есть довольно хорошо описывают то, какими в действительности являютсячлены группы. Хотя многие стереотипы можноназвать абсолютно неправильными, есть и такие,которые содержат в себе существенное зерно истины (Biernat, 1993; Brigham, 1971; McCauley,1995; Oakes, Haslam & Turner, 1994; Ottati & Lee,1995; Ryan, 1996). Например, Дженет Свим (Swim,1994) сравнила реальные различия между людьми разного пола с тем, как студенты колледжейоценивали эти различия. Хотя, руководствуясьсвоими стереотипами, студенты иногда недооценивали, а иногда переоценивали различия между полами, Свим обнаружила, что в целом их стереотипы были, в разумной степени, точными.Наиболее показательно то, что студенты редконеправильно определяли направление различий.Например, они почти никогда не высказывалиошибочного утверждения, что женщины в целомагрессивнее мужчин.

Ирония состоит в том, что высокоточные стереотипы — те, которые полностью отражали бывсю сложность реальной социальной группы, —были бы слишком сложными для того, чтобысэкономить нам достаточно времени и усилий.В результате стереотипы обычно изображаютреальность более контрастной, «заостряя» различия между группами и «сглаживая» различиявнутри каждой группы, как показано на схемерис. 3.7 (Dijksterhuis &van Knippenberg, 1999;Krueger &Rothbart, 1990; Secord, Bevan &Katz,1956; Tajfel, Sheikh &Gardner, 1964). Исследования последних лет были сосредоточены на том,как этот процесс «сглаживания» заставляет лю-дей видеть членов других групп чересчур однородными (гомогенными) или похожими друг на друга (Mullen &Hu, 1989; Ostrom &Sedikides, 1992;Park, Judd &Ryan, 1991). Например, хотя женщины в среднем менее агрессивны, чем мужчи-

Меньше Больше Меньше Больше

Агрессивность Агрессивность

Рис. 3.7. Заострение и сглаживание

для создания экономичных социальных категорий

Чтобы сэкономить время и когнитивные ресурсы, мы частозаостряем различия между группами и сглаживаем вариации внутри групп. Например, хотя мужчины и женщины действительно различаются по степени агрессивности, мы в своих представлениях склонны преувеличивать эту разницу.

ны, некоторые женщины отличаются исключительной агрессивностью, в то время как другиечрезвычайно миролюбивы. Мужчины, однако,склонны не принимать во внимание эти вариации, полагая, что большинство женщин одинаково мало агрессивны.

Феномен «все они выглядят для меня одинаково» — одна из форм эффекта кажущейся однородности внешней группы, тенденции переоценивать то, насколько члены внешней группы похожидруг на друга. Так как нам в целом свойственно незамечать различий в чертах лица представителейдругих расовых групп, нам бывает трудно правильно опознать их (Anthony, Copper &Mullen, 1993).

Кажущаяся однородность внешней группы

y)— феномен переоценки того, насколько члены внешней группы по-хожи друг на друга.

Рассмотрим, например, случай с Ленелом Гете-ром (Lenell Geter). Гетер, молодой инженер, работавший в исследовательском центре в окрестностях Далласа, был опознан по фотографии каквооруженный грабитель, ограбивший ресторанбыстрого питания. Никаких прямых улик, под-тверждавших причастность Гетера к этому преступлению, не было, в прошлом за ним также нечислилось никаких преступлений, а его коллегисвидетельствовали, что в момент ограбления оннаходился на работе, за восемьдесят километровот места, где оно совершалось. Тем не менее убежденное уверенными показаниями опознавшихего белых и испаноязычных очевидцев жюриприсяжных, состоявшее целиком из белых, признало Гетера виновным в ограблении с кражей615 долларов и приговорило его к тюремному за-ключению. Это дело было рассмотрено болеепристально, только когда настойчивыми усилиями коллег Гетера и Национальной ассоциации со-действия прогрессу цветного населения (NAACP)оно привлекло внимание местных и общенациональных средств массовой информации. Но только после того, как полиция арестовала за это жепреступление другого человека, совершившегоцелый ряд подобных ограблений и опознанноготеми же самыми свидетелями, которые указывали на Гетера, прокуратура Далласа объявила о не-виновности Ленела Гетера. После шестнадцатимесяцев за решеткой Гетер опять стал свободнымчеловеком (Applebome, 1983, 1984).

Тенденция переоценивать однородность других групп служит важной и полезной цели: она облегчает для нас применение стереотипов. Если,например, женщина уверена в том, что практически все мужчины — завзятые спортивные болельщики, она может без излишних затруднений предполагать, что следующий встреченный ею мужчина окажется точно так же помешанным на спорте.Если же она считает, что мужчины сильно отличаются друг от друга в этом отношении, она ужене будет настолько уверена в том, что следующиймужчина на ее пути окажется спортивным фанатом, и ей придется прилагать больше усилий, формируя у себя впечатление о нем на основе его индивидуальных характеристик (Linville, Fischer &Salovey, 1989; Ryan, Judd &Park, 1996).

Мы видим, таким образом, что формирование ииспользование простых, подчеркивающих одно-

Случай ошибочного опознания.

Как, по-вашему, похожи эти два человека друг на друга? Белые и испаноязычные свидетели ограбления думали, что да.В результате Ленел Гетер (фотография слева) был осужденпо обвинению в преступлении, за которое впоследствии быларестован человек, изображенный на фотографии справа.Учитывая трудность, с какой люди опознают представителейдругих рас, — одно из проявлений кажущейся однородностивнешней группы, — можно задать, наверное, справедливыйвопрос: был бы Гетер также ошибочно признан виновным,если бы свидетели тоже были чернокожими? В конце концов, сам Гетер уверял одного из авторов: «Я намного симпатичнее, чем этот другой парень!»

Источник: из личной беседы с Л. Гетером, август 1997 г.

родность стереотипов способствует экономии когнитивных ресурсов, особенно если эти стереотипы в разумной степени правильны; их применениепозволяет нам сохранять часть ограниченных когнитивных ресурсов для других целей. Стереотипыэкономичны тем более, что они легко приходят вголову (Banaji &Greenwald, 1995; Devine, 1989; Locke, Macleod &Walker, 1994; Macrae, Milne &Bodenhausen, 1994; Perdue &Gurtman, 1990). То есть,как только вы категоризуете человека в качествепредставителя какой-то внешней группы, вы сразуначинаете видеть его или ее так же, как вы видитевсех членов этой группы в целом. Далее мы рассмотрим один метод, который ученые применяютдля исследования автоматической активации стереотипов.

Внимание: метод

^ ИССЛЕДОВАНИЕАВТОМАТИЧЕСКОЙАКТИВАЦИИ СТЕРЕОТИПОВ

Когда вы слышите слово «хлеб», какие другиеслова сразу приходят вам на ум? Слово «масло», вероятно, будет одним из первых в вашем списке.Так как понятия «хлеб» и «масло» связаны в нашейпамяти, мысли об одном заставляют нас подуматьи о другом. В самом деле, когда мы думаем сначалао хлебе, это увеличивает скорость, с какой приходит в голову слово «масло». Такие наблюдения ле-жат в основе метода семантического прайминга (semantic priming method),предназначенного для выяснения того, какие идеи связаны друг с другомв нашей памяти: если, встретив одно понятие (на-пример, собака), мы вспоминаем другое понятие(например, кошка) быстрее, чем в ином случае, мыможем сказать, что эти две идеи тесно связаны впамяти (Meyer &Schvaneveldt, 1971; Neeley, 1991).

Несколько команд, занимавшихся исследованиями по социальной психологии, использовалиэту технику для того, чтобы продемонстрировать,как мысли о половой или расовой принадлежностичеловека могут легко или даже автоматически акти-визировать стереотипы (Banaji &Hardin, 1996;Blair &Banaji, 1996; Dovidio, Evans &Tyler, 1986).Одна группа ученых пошла еще дальше, показав,что расовые стереотипы и предубеждения могутавтоматически активизироваться у людей, которые даже не думают сознательно о расе или социальной категории (Wittenbrink,Judd &Park, 1997).

Белым американцам, студентам колледжа университета штата Колорадо, давали задание быстро и точно определить, представляют или непредставляют собой осмысленные слова рядыбукв, появлявшиеся на экране компьютера. Еслибуквы составляли слово, студенты должны былинажать клавишу «да», если нет —клавишу «нет».Участникам эксперимента нужно было либо признать, либо не признать словами негативные стереотипы, связанные с чернокожими (например,опасный), позитивные стереотипы, связанные счернокожими (например, музыкальный), негативные стереотипы, связанные с белыми (например,прагматичный), позитивные стереотипы, связанные с белыми (например, образованный), слова, неимеющие отношения к расовым стереотипам (например, солнечный), и просто случайно составленные последовательности букв. Компьютер измерял время, которое требовалось участникам длятого, чтобы принять решение. При этом, однако,без ведома участников эксперимента, целевоеслово иногда предварялось коротким показомслов БЕЛЫЙ или ЧЕРНЫЙ, настолько коротким,что их нельзя было заметить сознательно, но онимогли действовать на подсознание. Как появление слов БЕЛЫЙ и ЧЕРНЫЙ влияло на скорость,с какой участники реагировали на стереотипныецелевые слова?

Если такие характеристики, как опасный и музыкальный, стереотипно связываются в уме белыхамериканцев с афроамериканцами и если стерео-типы могут активизироваться даже тогда, когдалюди не думают сознательно о других людях илиих расе, то белые американцы должны особеннобыстро узнавать стереотипные слова, относящиеся к черной расе, после того как их бессознательному вниманию предъявляется слово ЧЕРНЫЙ.И точно так же, если некоторые другие характе-ристики, такие как прагматичный и образованный,стереотипно связываются в головах белых американцев с их собственной группой, то белые амери-канцы должны быстрее узнавать целевые слова,описывающие стереотипы, касающиеся их собст-венной группы, после появления слова БЕЛЫЙ.

Так оно и было, но только в тех случаях, когдастереотипы соответствовали предубеждениямучастников: слово ЧЕРНЫЙ облегчало принятиерешений относительно слов, связанных с негатив-ными стереотипами, касающимися черной расы, аслово БЕЛЫЙ делало более легкими решения ословах, описывающих позитивные стереотипныепредставления о белых. То есть слово ЧЕРНЫЙпомогало белым участникам узнать такое слово,как опасный, но не музыкальный, а слово БЕЛЫЙпомогало узнать слово образованный, но не прагматичный Этот эксперимент демонстрирует нам,что стереотипы и предубеждения могут автоматически активироваться в сознании людей, даже когда они не уделяют специального внимания тому,

чтобы сформировать впечатление о других.?

Итак, мы видим, что применение стереотиповможет быть экономичным — и часто вредоносным — способом понимания других. Теперь мыобратимся к рассмотрению факторов, относящихся к личности и к ситуации, которые заставляют людей подгонять других под стереотипыради экономии когнитивных ресурсов.

Потребность в структуре

Некоторым людям нравится, чтобы их жизньбыла относительно простой и хорошо организованной. Они не любят перебоев и неожиданных событий и стараются найти простые способы видения мира. Эти люди отличаются высокойпотребностью в структуре(Thompson, Naccarato &Parker, 1989). Поскольку стереотипы — это одиниз способов упрощения мира, такие люди чащеприменяют имеющиеся у них в запасе стереотипы, чтобы понять других (Naccarato, 1988;Neuberg &Newsom, 1993). Они также в большей степени склонны формировать стереотипы,встречаясь с новыми группами.

Рассмотрим, например, эксперимент, поставленный Марком Шеллером и его коллегами(Schaller, Boyd, Yohannes &O'Brien, 1995). Участ-ников просили определить относительныйуровень интеллектуальных возможностей двухгрупп, обозначенных как А и Б, на основанииспособности членов группы решать простые исложные анаграммы (загадки в виде текста спереставленными или вычеркнутыми буквами).Участники узнавали о том, что в каждой группепо 25 членов, затем им сообщали, смог или несмог каждый из членов группы успешно решитьсвою анаграмму. В целом представители группыБ решили больше анаграмм, чем представителигруппы А. Однако из информации, полученнойучастниками эксперимента, было ясно также ито, что представителям группы А досталось намного больше трудных анаграмм. Хотя в действительности члены группы А лучше решали какпростые, так и сложные анаграммы, уровень ихуспеха в целом был не так высок, потому что имприходилось иметь дело с более трудными зада-чами. Те участники эксперимента, которые пожелали бы найти способ оценить группы с помощью простейших стереотипов, могли взять заоснову общее количество решенных задач. Однако это заставило бы их ошибочно признатьчленов группы А менее интеллектуальными, чемчлены группы Б. Как и предсказывали ученые,участники, у которых прежде была выявлена высокая потребность в структуре, в первую очередьобращали внимание на легкодоступную, простуюинформацию, формируя, таким образом, ошибочный стереотип.

Эти результаты позволяют нам по-новомувзглянуть на некоторые распространенные стереотипы. Например, какая-то часть белого насе-ления считает, что люди с черным цветом кожиот рождения обладают низким интеллектом икриминальными наклонностями. Может быть,те, кто придерживается этих стереотипов, просто не уделяют достаточного внимания ситуационным факторам, которые, как известно, влияютна развитие интеллекта и склонность к криминальному поведению, таким как ограниченныевозможности в сфере образования и бедность(Fairchild, 1994)? Точно так же, может быть, сте-реотип о том, что женщины по природе являются более социальными существами, чем мужчины, обязан своим возникновением неспособности в полной мере учитывать различие в ролях,которые исполняют мужчины и женщины наработе и в семье (Cejka &Eagly, 1999; Eagly &Steffen, 1984; Hoffman &Hurst, 1990)? ОткрытияШеллера и его коллег убеждают нас в том, чтоответы на эти вопросы могут быть положительными, — некоторые люди, особенно те, ктоиспытывает сильную потребность в структуре,формируют у себя ошибочные или преувеличивающие реальное положение дел стереотипыо врожденном характере определенного поведения, потому что подпадают под влияние предвзятости в сопоставлении причин (correspondence bias),то есть они не могут адекватно оценить ситуационные влияния на поведение человека.

Настроения и эмоции

Чувства влияют на мотивацию и способностьтщательно думать об окружающих вещах. Онитакже влияют на то, какие идеи приходят намв голову. Поэтому настроение и эмоции могутсыграть важную роль в том, будем ли мы применять стереотипы по отношению к другим, икакие именно.

Во-первых, вспомним, что в моменты хорошегонастроения люди в меньшей степени мотивированы вдаваться в подробные и тщательные размыш-ления. Если некоторые виды плохого настроения,такие как печаль, сигнализируют нам о том, чтонам нужно обращать больше внимания на людейвокруг, то хорошее настроение, напротив, сигнализирует нам, что мы можем заниматься своимиделами, относительно мало беспокоясь о возможных трудностях, ожидающих нас в ближайшембудущем (Schwartz, 1990). Поэтому люди в хорошем настроении должны быть менее озабоченыточностью своих суждений и с большей готовностью полагаться на когнитивные упрощающие ме-тоды, такие как стереотипы. И действительно, хорошее настроение увеличивает склонность людейпользоваться стереотипами (Bodenhausen, Kramer &Susser, 1994; Mackie et al., 1989; Park &Banaji,2000; Stroessner &Mackie, 1992).

Во-вторых, эмоции, вызывающие возбуждение, такие как гнев, страх или эйфория, уменьшают количество доступных нам когнитивныхресурсов, ограничивая тем самым нашу способность тщательно обдумывать вещи и, таким образом, делая применение стереотипов болеевероятным. Например, гнев и тревога делаютлюдей особенно расположенными к тому, чтобыподгонять других под стереотипы (Bodenhausen,Sheppard &Kramer, 1994; Wilder, 1993). В самомделе, даже когда физиологическое возбуждениене связано с чувствами — когда оно является результатом физических упражнений, — оно темне менее повышает вероятность применения стереотипов (Kim &Baron, 1988; Paulhus, Martin &Murphy, 1992).

Настроение и эмоции также влияют на то, какие категории люди используют для пониманиядругих. Большинство из нас подпадает одновременно под несколько различных категорий, и ккакой из этих категорий отнесут нас другие, может зависеть от того, что они чувствуют в данныймомент. Например, один из авторов этой книги —еврей и профессор колледжа. Люди, которые любят профессоров колледжей и не любят евреев,скорее увидят в нем профессора колледжа, есливстретятся с ним в тот момент, когда у них хоро-шее настроение. Однако если они будут в плохомнастроении, то с большей вероятностью класси-фицируют его как еврея.

С другой стороны, большинство групп можноохарактеризовать как позитивными, так и негативными стереотипами, и то, какие стереотипыбыстрее придут человеку на ум, зависит от его настроения (Erber, 1991). Например, евреев многиелюди считают одновременно умными и прагматичными. Когда эти люди в хорошем настроении,они скорее увидят в некотором конкретном еврееумного человека, а будучи в плохом настроении,скорее увидят в нем или в ней прагматика.

И наконец, настроение влияет на то, в какомоформлении предстают перед нами определенные стереотипы. Бывает, что даже обычно бла-гоприятным характеристикам, таким как ум, приписывается негативный смысл — например, хитрость или коварство. Эксперимент ВикторииЭссес и Марка Занны (Esses &Zanna, 1995) замечательно демонстрирует этот факт: канадскиестуденты, намеренно приведенные экспериментаторами в плохое настроение, не только про-являли большую, чем обычно, склонность видетьиндусов, пакистанцев и арабов в негативном свете, но также и большую склонность негативнооценивать любые характеристики (например,темный цвет кожи), стереотипно связанные сэтими группами.

Таким образом, как хорошее, так и плохоенастроение может помешать тому, кто хочетизбежать стереотипного или слишком негативного взгляда на других (рис. 3.8). Хотя люди,пребывающие в плохом настроении, сильнее

Рис. 3.8. Чувства и применение стереотипов

Наше настроение и наши эмоции влияют на то, как мы видимдругих. Они могут вносить изменения в следующие параметры: (1) насколько мы мотивированы отказываться от своихстереотипов и предубеждений, (2) насколько мы способнывыйти за пределы наших стереотипов и предубеждений, (3) каким образом мы классифицируем и интерпретируем доступнуюнам информацию. Например, сильный гнев, который мы испытываем, может увеличить вероятность того, что мы станемприменять к другим негативные стереотипы, потому что он ослабляет нашу мотивацию быть справедливыми, уменьшает нашу способность думать тщательно и делает более доступныминегативные социальные категории и интерпретации.

мотивированы отказываться от своих стереотипов, чтобы лучше понять других, они вместес тем склонны видеть других в менее благоприятном свете. С другой стороны, те, у кого хорошее настроение, смотрят на других более благосклонно, но чаще бывают когнитивно ленивы иприбегают к стереотипам. Наконец, когда людииспытывают сильное возбуждение, приятное илинеприятное, у них может просто не хватить ког-нитивных ресурсов для того, чтобы выйти запределы своих стереотипов.

Обстоятельства, отнимающие часть когнитивных ресурсов

Определенные обстоятельства ограничиваютуровень внимания, которым мы располагаем длятого, чтобы сформировать впечатление о других людях, повышая тем самым нашу склонностьполагаться на простые, экономичные мысли-тельные процессы, такие как стереотипизация.Например, мы чаще применяем стереотипы,если ситуация сложна, то есть одновременнопроисходит сразу много вещей (Bodenhausen &Lichtenstein, 1987; Rothbart, Fulero, Jensen, Howard &Birrell, 1978; Stangor &Duan, 1991). Мытакже скорее прибегаем к стереотипам, когдаобстоятельства требуют от нас выполнять в тоже самое время другие когнитивные задачи. В ходе одного эксперимента участникам предлагалисформировать впечатление о пожилой женщине. Но даже когда они были заинтересованы втом, чтобы составить себе точное впечатлениеоб этой женщине, «Хильде», те из них, кому надо было, кроме этого, держать в голове восьмизначный номер, не смогли избежать примененияраспространенных стереотипов, касающихся пожилых людей (Pendry &Macrae, 1994). Наконец,иногда нам бывает нужно сформировать впечатление о других людях в обстоятельствах нехватки времени. Например, так случается, когдасотрудница, проводящая собеседование, знает,что она может посвятить не более 15 минут каждому из 30 претендентов на работу. Посколькудавление времени уменьшает количество внимания, которое мы способны уделить пониманиюдругих, стереотипы в этом случае используются чаще (Bechtold, Naccarato &Zanna, 1986; Dij-ker & Koomen, 1996; Kruglanski & Freund, 1983;Pratto &Bargh, 1991).

В общем, когда обстоятельства отнимаютчасть нашего внимания, — либо из-за того, чтоони очень сложные, либо потому что требуютот нас выполнения сразу нескольких задач, либо ставят нас в ситуацию нехватки времени, —мы больше полагаемся на стереотипы. Это может объяснить нам, почему обычно не склоннаяк расизму белая женщина, проезжая на своей машине через «черный» район, так легко ошибласьв интерпретации действий чернокожих пешеходов, желавших помочь ей. В то время как ее го-лова была занята трудной задачей определениямаршрута на незнакомых улицах, она, можетбыть, просто не сумела выйти за пределы легкоактивизируемого, передаваемого посредствомкультуры стереотипа, говорящего о том, что чернокожие опасны (Devine, 1989).

Когда человек слышит пренебрежительные этнические названия

Некоторые названия групп настолько унизительны и обидны, что большинство людей осмеливаются произносить их только в присутствиизаведомо предвзятой аудитории или когда надеются оскорбить таким образом представителя це-левой группы. В самом деле, большинство людей чувствуют себя неудобно даже тогда, когдаим приходится говорить о таких названиях. Темне менее с тревожащей частотой мы слышим этиоскорбительные названия, выкрикиваемые изокон проезжающих автомобилей, видим их написанными на стенах зданий или натыкаемся на нихсреди во всем остальном ничем не примечательного разговора. Каковы последствия этого? Как,

«Некоторые названия групп настолько унизительныи обидны, что их осмеливаются произносить тольков присутствии заведомо предвзятой аудитории».

например, по вашему мнению, белые будут смотреть на человека с черным цветом кожи, услышав, что кто-то говорит об афроамериканцах како «ниггерах»?

Характер этнического комментария

Рис. 3.9. Когда мы случайно слышим этническое оскорбление

Если мы случайно слышим или видим оскорбительное этническое название, как это влияет на наши суждения о тех, ктостановится его жертвой? В одном из экспериментов этническое оскорбление, направленное на чернокожую участницув составе команды, привело к тому, что белые участники, негативно относившиеся к людям с черным цветом кожи, оценивали ее плохо; оно никак не повлияло на участников, положительно относившихся к неграм, а белых участников экс-перимента, которым были свойственны амбивалентные взгляды, заставило оценивать ее хорошо. Эффект случайно услышанной этнической клички зависит от нашего изначальногоотношения к оскорбляемой таким образом группе.

Источник:Simon &Greenberg (1996), Table 1.

т 1 г

Никаких «Чернокожая» «Ниггер»

комментариев

Один из вариантов, основанный на том, чтомы узнали о легкости, с которой негативные сте-реотипы всплывают в головах людей, предполагает, что подобные клички должны подтолкнутьбелых к тому, чтобы видеть черного человека вменее благоприятном свете. Однако Джеф Гринберг и его коллеги, поставив серию экспериментов, обнаружили, что воздействие оскорбительных этнических названий не так тривиально.Вместо этого эффект случайно услышанного этнического оскорбления зависит как от характеристик человека, против которого это оскорбление направлено, так, от уровня предвзятости того человека, который слышит его. Белыеучастники одного эксперимента наблюдали за дебатами между белым и чернокожим ораторами.Для некоторых участников чернокожий ораторвыиграл дебаты, для других — выиграл белый.После, в то время как участники готовились ано-нимно оценить обоих выступавших, белый ассистент экспериментатора, игравший роль одногоиз участников, либо (1) не говорил ничего, либо (2) высказывал свое мнение о том, что чернокожий проиграл дебаты, либо (3) приправлялэто мнение оскорбительной расовой кличкой —«Уж чего никак нельзя сказать, так это того, чтониггер выиграл дебаты». Услышанная этническаякличка воздействовала на оценку чернокожегооратора, но только в сочетании с его действительным успехом. Белые участники эксперимента, слышавшие это слово, оценивали черногооратора как менее умелого только тогда, когда онпроигрывал дебаты. Если же он выигрывал, белыеучастники на него не клеветали (Greenberg &Pyszczynski, 1985).

Эти результаты выявляют один важный момент: хотя услышанная этническая кличка моглаактивизировать негативные стереотипы, касающиеся чернокожих, в сознании большинства белых участников эксперимента, только те из них,кто оценивал слабо выступившего оратора, полагались на эти стереотипы при вынесении своихсуждений. Напротив, когда хорошее выступлениеоратора доказывало, что данные негативные стереотипы к нему неприменимы, участники эксперимента были менее склонны использовать их.Действительно, как показывает большинство исследований, люди меньше полагаются на стереотипы, когда обнаруживается, что они не соответствуют личностным характеристикам человека,о котором нужно вынести суждение (Fiske &Neuberg, 1990).

Второй эксперимент демонстрирует, что эффект случайно услышанного этнического оскорбления зависит также от взглядов человека, который слышит его (Simon &Greenberg, 1996). Тригруппы людей, различавшихся по характеру своих предубеждений, участвовали в исследовании«групповых процессов». Собравшись в лаборатории, белые участники и одна чернокожая подставная участница сначала работали над проблемой индивидуально, каждый на отдельном отгороженном рабочем месте, а затем передавалисвои решения остальным. Однако ученые без ведома участников эксперимента заменяли эти решения другими, добавляя к каждому либо (1) такой комментарий: «Не могу поверить, что онивключили в нашу группу эту чернокожую!», либо(2) такой: «Не могу поверить, что они включилив нашу группу ниггера!», либо (3) вообще ника-кого комментария. После этого все участникидолжны были охарактеризовать друг друга.

Как видно на рис. 3.9, этническая кличка действительно оказывала негативное воздействие наоценку черного члена команды, но это происходило только тогда, когда участники изначальноимели сильные негативные предубеждения против людей с черным цветом кожи. На участников,которые изначально хорошо относились к неграм,этническое оскорбление никак не повлияло. И воз-можно, самое интересное: участники, которыеиспытывали амбивалентные чувства к чернокожим — которым были свойственны как исключительно позитивные, так и исключительно негативные взгляды, — характеризовали черного членакоманды лучше, наткнувшись на этническую кличку. Для этих амбивалентно настроенных участников этническое оскорбление, брошенное в сторонучлена команды, который не сделал ничего плохого, могло стать напоминанием об их собственныхвраждебных взглядах — взглядах, несовместимыхс их образом «я» как поборников равноправия.Возможно, чтобы защититься от нежелательногообраза «я», амбивалентно настроенные участники «отклонялись в другую сторону», оценивая чернокожего члена команды положительно (Katz,Wackenhut& Hass, 1986).

Этот результат иллюстрирует то, что услышанные этнические оскорбления не на всех людейоказывают одинаковое воздействие. В частности,оскорбительные этнические названия скорее способны активизировать негативные стереотипы вголовах тех людей, кто придерживается негатив-ных предубеждений, чем тех, кто таких предубе-ждений не разделяет (Lepore &Brown, 1997; Wittenbrink et al., 1997). Таким образом, здесь мы снова видим взаимодействие личности и ситуации.

Резюме

Стереотипизация позволяет нам получать довольно много потенциально полезной информации ценой относительно небольших когнитивныхусилий. Стереотипы помогают нам интерпретировать неоднозначное поведение, дают готовыеобъяснения того, почему другие действуют так, ане иначе, и предлагают готовые стандарты относительно того, как следует оценивать представителей различных групп. Люди больше склонныполагаться на стереотипы, когда они испытываютсильную личную потребность в структуре, а такжекогда вследствие определенного эмоциональногонастроения они мало мотивированы или не способны тщательно обрабатывать информацию. Ситуации, требующие большого количества когнитивных ресурсов, также поощряют использованиестереотипов. Негативные стереотипы, всплывающие в уме, благодаря случайно услышанным оскорбительным этническим названиям могут побудитьлюдей оценивать того, к кому относятся эти названия, менее благоприятно, но не в том случае, когда Таблица 3.1

Цели, которым служат предубеждения, стереотипы и дискриминация, и факторы, связанные с ними Цель

Личность

Ситуация

Взаимодействие Создание мате- • Ориентация на • Соперничест- • Когда группы рассматривают друг друга как потенциальных соперников, риальных выгод социальное до- во между они начинают вести себя по отношению друг к другу как соперники, нена-

для собственной минирование группами меренно возбуждая то самое враждебное соперничество, которого изна-

группы чально боялись. Такие самоисполняющиеся пророчества могут раскручи

ваться наподобие спирали, когда интенсивность конфликта усиливается по мере того, как все вовлеченные стороны все более убеждаются во враждебных намерениях своих противников Завоевание общественного одобрения

Конформизм Самомониторинг

Воспринимаемое общественное положение

Время Место

Люди, которым свойственна внешняя религиозность, обычно питают больше предубеждений, чем нерелигиозные люди, но те, чья религиозность ориентирована на поиск, редко демонстрируют сильные предубеждения

Люди, которым свойственна внутренняя религиозность, обычно на публике стараются соответствовать нормам социальной жизни, диктуемым их религией. Однако наедине с собой они оказываются не менее предвзятыми, чем нерелигиозные люди Управление • Идентификация • Неудачи • Люди с низким самоуважением склонны принижать членов других групп.

образом «я» с собственной Люди с высоким самоуважением тоже делают это, но они прибегают к по-

группой добной тактике в первую очередь тогда, когда их образ «я» попадает под

• Авторитарность УГРОЗУвследствие неудачи Потребность в структуре

Настроения и эмоции

Стремление к экономности мышления

Обстоятельст- • Случайно услышанное оскорбительное этническое название может под- ва, отнимаю- толкнуть человека к дискриминации тех, на кого это оскорбление направ- щие часть ког- лено, особенно когда кличка кажется соответствующей личным характери- нитивных ре- стикам этих людей и когда она совпадает с предубеждениями, уже имею- сурсов щимися у слушателя индивидуальные характеристики этого человекапредставляются не соответствующими даннымстереотипам. Иллюстрируя еще один тип взаимо-действия, оскорбительные этнические названиячаще всего руководят только теми, у кого уже имеются сильные негативные стереотипы, которыеони могут использовать при оценке других.

Итак, мы видим, что стереотипы, предубеждения и дискриминация выполняют несколько разных функций (табл. 3.1). Неудивительно поэтому,что стереотипы, предубеждения и практика дискриминации так устойчивы к попыткам изменитьих, и это — наша следующая тема.

ОСЛАБЛЕНИЕ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙИ СТЕРЕОТИПОВ,

УМЕНЬШЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ

Для Энн Атуотер и Си Пи Эллиса расовая ненависть и вражда были частью повседневной жизни.Поэтому заслуживает внимания то, что всего лишьчерез несколько недель после их конфронтациина собрании по поводу десегрегации школ они начали уважать друг друга и всего через несколькомесяцев стали настоящими друзьями. Как можнообъяснить такой драматический поворот? В по-следней части главы мы, отталкиваясь от того, чтоуже сейчас знаем, исследуем возможные способыэффективного уменьшения силы негативных пре-дубеждений, стереотипов и дискриминации.

Вмешательство,

основанное на гипотезе неведения

Если вы попросите прохожих на улице объяснить, почему на свете существуют негативные предубеждения и стереотипы, значительная частьих, скорее всего, предположит, что люди «простоне знают ничего лучшего». Мы могли бы назватьэто гипотезой неведения (ignorance hypothesis):если бытолько люди знали, что на самом деле представляют собой члены другой группы, они не стали быприменять стереотипы, испытывать предубеждения или дискриминировать других. Эта точка зрения предполагает, что после того как индивиды,принадлежащие к различным группам, будут просто собраны вместе или после того как им расскажут о том, что в действительности представляютсобой члены других групп, они должны отказатьсяот своих стереотипов и предубеждений (Stephan &Stephan, 1984).

На самом деле есть некоторые причины полагать, что обычные контакты и образование

«Контакты могут научить людей тому,что они похожи на представителей других групп».

могут помочь уменьшить антагонизм между группами. Как контакты, так и образование могутнаучить людей тому, что они похожи на представителей других групп. Это должно сделатьпредставителей внешних групп более симпатичными, уменьшить пользу от разделения на внеш-нюю и свою группу и снизить тревогу, которуюлюди порой испытывают при встрече с чужаками (Stephan &Stephan, 1984). Люди могли бытаким образом узнать также и о том, что не всечлены внешних групп похожи друг на друга, иэто уменьшило бы для них полезность широких,упрощающих стереотипов.

К сожалению, проведенные в этой области исследования демонстрируют нам, что просто помещение индивидов из антагонистических группв ситуацию контакта мало способствует уменьшению враждебности (Miller &Brewer, 1984; Stephan &Stephan, 1996). Точно так же и просто со-общение людям верной информации о том, чтопредставляют собой другие группы, не являетсяэффективным способом устранения враждебно-сти между группами (Stephan &Stephan, 1984). Какобычные контакты, так и оперирующее фактамиобразование сами по себе недостаточны по двумпричинам. Во-первых, такой подход предполагает, что предвзятость и конфликты вытекают изпрямой логической оценки характеристик представителей внешних групп. Хотя люди могут иногда рассуждать подобным образом, враждебностьмежду группами все-таки связана в меньшей степени с «фактами» и в большей степени — с нашейэмоциональной реакцией на них (Haddock, Zan-na &Esses, 1994; Jussim, Nelson, Manis &Soffin, 1995;Stangor, Sullivan &Ford, 1991; Stephan et al., 1994).Кроме того, этот подход подразумевает, что люди будут с легкостью воспринимать информацию,опровергающую их стереотипы, — положение, несогласующееся с тем, какие усилия большинстволюдей прикладывают, чтобы избежать изменениясвоих стереотипов.

Посмотрим, например, сколькими способамистуденты-физики, не признающие женщин в своей научной области, могли бы списать со счетоввыдающиеся учебные достижения своей однокурсницы. Объяснив ее отличные оценки везением, исключительным старанием или какими-тоособыми преимуществами — чем угодно, кромеинтеллектуальных способностей, — они могут сохранить свою веру в природное отсутствие у женщин способностей к естественным наукам и математике (Pettigrew, 1979). С другой стороны,просто предположив, что отличная оценка, полученная девушкой, уравновешивается ее слабымиуспехами в других математических и естественно-научных дисциплинах, ее товарищи по учебе также избавляются от необходимости менять своистереотипы (Seta &Seta, 1993). И даже если студенты-юноши все же признают свою однокурсницу способной к наукам, они могут сохранить в неприкосновенности свои нелестные стереотипы,касающиеся девушек-студенток в целом, просто«вынося ее за рамки» как необычное исключениеиз правила (Allport, 1954; Kunda &Oleson, 1995;Rothbart &John, 1985; Weber &Crocker, 1983).

Таким образом, предполагая, что предвзятостьи конфликты возникают вследствие прямой логической оценки характеристик внешних групп ичто люди действительно хотят избавиться от своих ошибочных стереотипов, гипотеза неведенияне учитывает того, что стереотипы, предубеждения и дискриминация служат важным потребностям. Это не значит, что контакты и образованиене приносят вообще никакой пользы. На самомделе, о чем мы будем говорить ниже, личныеконтакты могут эффективно ослаблять предубеждения и стереотипы, существующие в группах,но только при определенных условиях. Крометого, некоторые образовательные программы,подобные тем, которые учат воспринимать чужую точку зрения и рассуждать логически, могут способствовать увеличению терпимости и ослаблению стереотипов (Landis &Brislin, 1983;Schaller, Asp, Rosell &Heim, 1996). Но одни только контакты и оперирующее фактами образование могут сыграть лишь очень ограниченнуюроль в ослаблении вражды между группами.

Подход, основанный на целях

Основанная на целях стратегия уменьшениясилы предубеждений, стереотипов и дискриминации может оказаться более эффективной.Этот подход построен на признании двух уста-новленных выше положений. Во-первых, предубеждения, стереотипы и дискриминация служатважным для людей целям. Например, как мы ужезнаем, дискриминация, направленная противчленов других групп, помогает нам приобретатьэкономические ресурсы для собственной группы.Во-вторых, некоторые специфические чертыличности и ситуации выдвигают эти цели на первый план. Например, желание добиваться выгоддля своей собственной группы сильнее проявляется у определенных людей (скажем, тех, у когосильна ориентация на социальное доминирование) и при определенных обстоятельствах (скажем, когда группы соперничают между собой заограниченные экономические ресурсы).

Такой подход предполагает несколько стратегий вмешательства для устранения предубеждений, стереотипов и дискриминации. Во-первых,мы можем попытаться изменить свойства личности. Например, зная, что люди, которые испытывают тревогу, особенно склонны подгонятьдругих под стереотипы, мы можем постаратьсяуменьшить их тревогу, прежде чем они встретятся с представителями группы, уязвимой для сте-реотипов.

Во-вторых, мы могли бы попробовать изменить свойства ситуации. Например, посколькулюди с большей готовностью формируют и выражают предубеждения, когда это социальноприемлемо, общество, обеспокоенное межгрупповыми конфликтами, может направить частьсвоих сил на создание и проведение в жизнь таких социальных норм, которые осуждали бы пре-дубеждения и одобряли толерантность и взаимопонимание в отношениях между группами.

В-третьих, мы можем дать людям альтернативные способы достижения целей. Например, мы знаем о том, что люди иногда принижают членовдругих групп, чтобы повысить собственную самооценку. Стивен Фейн и Стивен Спенсер (Fein &Spencer, 1997) предположили, что если бы у людей были другие способы поддерживать хорошеемнение о себе, у них стало бы меньше причиндискредитировать других. Студенты, участникиэксперимента Фейна и Спенсера, оценивали претендентку на работу, которая была представленалибо как американка еврейского происхождения,либо как американка итальянского происхождения; в этом конкретном студенческом кругу только еврейские, но не итальянские женщины былимишенью негативных стереотипов. Некоторыеиз участников, перед тем как оценивать претендентку, получили возможность укрепить своипредставления о собственной ценности тем, чтописали о вещах, важных для них, другим участникам не была предоставлена такая возмож-

ность. Результаты подтвердили предсказания ученых: еврейка получила менее благоприятныеоценки, чем во всех других отношениях подобная ей итальянка, только со стороны тех участников эксперимента, которым не был дан шанспрежде подтвердить собственную ценность. Открытия, подобные этому, доказывают, что вмешательство с целью предоставить людям альтернативные способы удовлетворения их потребностей могут быть эффективным средством вборьбе против негативных предубеждений и стереотипов.

Рис. 3.10. Основанные на целях стратегии уменьшения силы негативных предубеждений, стереотипов и дискриминации

Некоторые свойства личности и ситуации активизируют цели, которые могут быть удовлетворены с помощью негативных предубеждений, стереотипов и дискриминации. Поэтому наиболее эффективные методы вмешательства должны включать по крайнеймере одну из следующих стратегий: (1) изменение свойств личности; (2) изменение свойств ситуации; (3) предоставлениелюдям альтернативных способов достижения целей; (4) выдвижение альтернативных целей, несовместимых с предубеждениями, стереотипами и дискриминацией.

В-четвертых, мы можем попытаться активизировать цели, несовместимые с предубеждениями, стереотипами и дискриминацией. Особенно действенными в этом отношении могут оказаться три цели: точность, справедливость и эмпатия. Как мыпомним, люди, мотивированные быть точными, часто выходят за пределы своих стереотипови предубеждений, чтобы сформировать болееиндивидуализированное мнение о других (Neuberg &Fiske, 1987). Кроме того, поскольку многим нравится видеть себя честными и справедливыми — людьми, которые обращаются с членамивсех групп как с равными, — они скорее соглашаются отказаться от своих предубеждений, когдазамечают, что они сами или сообщества, к которым они принадлежат, действуют несправедли-во (Dutton &Lake, 1973; Monteith, 1993). МилтонРокич (Rokeach, 1971) заставил группу белыхстудентов-первокурсников Мичиганского государ-ственного университета столкнуться с несоответствием между их предубеждениями и их ценностями, декларирующими равенство. Успех такоговмешательства был поразителен: студенты, осознавшие противоречия в самих себе, в дальнейшем более активно стояли за равные права длялюдей с черным цветом кожи, чаще выражалижелание вступить в Национальную ассоциациюсодействия прогрессу цветного населения, ко-гда к ним обращались с такой просьбой месяцемпозже, и даже чаще выбирали межэтническиевзаимоотношения в качестве своей специализации. Когда равное обращение с другими людьмистановится доминирующей ценностью, привязанность к негативным предубеждениям и сте-реотипам слабеет. Действительно, тем белым,для которых ценности, связанные с равноправием, являются исключительно важными, вид человека с черным цветом кожи напоминает именнооб этих ценностях, а не о негативных стереотипных представлениях (Moskowitz, Salomon &Taylor, 2000).

И наконец, люди становятся более терпимыми, когда они ставят себе целью эмпатическоеотождествление с членами других групп, то есть

стараются увидеть мир с точки зрения другойгруппы (Galinsky &Moskowitz, 2000; Stephan &Finlay, 1999). Например, Дэниэл Батсон и егоколлеги (Batson et al., 1997) обнаружили, чтолюди, которые получали задание представить себя на месте конкретного человека, больногоСПИДом, впоследствии стали смотреть на больных СПИДом как на группу более благосклонно.Чувство сопереживания, возникающее у человека, вставшего на точку зрения другого, возможно, лежит в основе успеха некоторых методоввмешательства, связанных с разыгрыванием ролей (McGregor, 1993). Например, знаменитаятехника «Голубые глаза —карие глаза», придуманная Джейн Элиот для ослабления расовыхпредубеждений, состоит в том, что участникипрограммы становятся мишенью дискриминациии унижений из-за цвета их глаз. После нескольких часов стресса в качестве жертвы дискримина-ции люди демонстрируют меньше предвзятости(Byrnes &Kiger, 1990) и больше чуткости в вопросах межрасовых отношений. Когда обстоятельства заставляют нас увидеть вещи с точкизрения несправедливо дискриминируемых групп,мы скорее готовы подвергнуть сомнению собст-венные стереотипы и предубеждения.

Итак, подход, основанный на целях, предлагает четыре широкие стратегии вмешательства(рис. 3.10). Далее мы увидим, что повышение эффективности контактов между группами обычносвязано с применением по крайней мере однойиз этих четырех стратегий.

Когда контакт помогает

В ходе судебного процесса Браун против Совета по образованию Верховный Суд США выслушивал аргументы за и против десегрегации об-щественных школ города Топека, штат Канзас.Многие из наиболее уважаемых в стране специалистов в области социальных наук считали, чтосовместное обучение белых и черных детей должно ослабить расовые предубеждения и враждебность, особенно если при этом будут соблюдаться определенные условия (Allport, 1954; Watson,1947; Williams, 1947). К сожалению, на эти условия обращали мало внимания, и первые попытки десегрегации школ в действительности частотолько подливали масла в огонь межрасовыхконфликтов (Stephan, 1978). Сегодня ученые могут многое рассказать нам о том, когда контактымогут уменьшить напряженность между группами(Miller &Brewer, 1984; Pettigrew &Tropp, 2000;Stephan &Stephan, 1996).

Представители внешних групп должны обладатьсвойствами и способностями, опровергающими негативные стереотипы, касающиеся их групп(Blanchard, Weigel &Cook, 1975). Например, такиенаправленные на ослабление предубежденийметоды вмешательства, как десегрегация школили программы соблюдения равноправия принайме на работу, будут наиболее эффективными, если мужчины и люди белой расы будутвстречаться с хорошо подготовленными женщинами и представителями меньшинств.

Поскольку люди скорее готовы принять другиегруппы, если считают толерантность социально уместным способом поведения, контактымежду группами должны поддерживаться местнымивластями и социальными нормами(Cook, 1978).Если, например, управление школьного округадобровольно принимает на работу больше учителей из меньшинств и если учителя дружатмежду собой, независимо от расовой принадлежности, ученики скорее станут рассматривать контакты с одноклассниками из других расовых групп как законные и правильные.

Группы должны иметь одинаковый статус, по крайней мере в условиях контакта(Aronson, Blaney,Stephan, Sikes &Snapp, 1978; Weigel, Wiser &Cook, 1975). Если учитель обращается с белыми учениками лучше, чем с черными, или если компания принимает женщин только на ма-лопрестижные должности секретарш и мелкихслужащих, шансы, что контакт между группами приведет к изменению стереотипов и предубеждений, будут небольшими.

Контакт должен происходить на индивидуальномуровне —человек с человеком, — позволяя людям, таким образом, заметить, что они во многих важных вещах похожи на представителейдругих групп и что представители других группне все одинаковы (Amir, 1976; Herek &Capitanio,1996; Pettigrew, 1997). Контакты на уровне личности позволяют завязаться дружбе, а люди,имеющие друзей из другой группы, обычно более благосклонно смотрят на всю эту группу(Pettigrew, 1998). Отсутствие контакта на инди-видуальном уровне, например, когда ученики вдесегрегированных школах во время переменразделяются по группам на основе расовойпринадлежности, делает задачу ослабления не-гативных предубеждений и стереотипов болеетрудной.

Контакт должен окупаться(Blanchard et al.,1975). Если, например, мужчины и женщинысовместно работают над проектом, которыйпроваливается, ни одна из групп, скорее всего, не изменит своих негативных стереотиповотносительно другой группы.

• И наконец, когда члены различных групп работают вместе ради общих целей, более вероятно, что контакт будет способствовать развитию толерантности в отношениях между группами (Cook, 1985).

Последний пункт можно хорошо проиллюстрировать опытом соперничающих между собойобитателей летнего лагеря для мальчиков в Оклахоме, о которых мы рассказывали в этой главе. Когда мы оставили «Орлов» и «Гремучихзмей», две группы находились на грани настоя-щей войны. При этом ситуация прогрессивноухудшалась, поскольку контакты между группамиприводили к все более интенсивным взаимнымоскорблениям и физическим стычкам. Успешносоздав крайне враждебные друг другу группы,Музафер Шериф и его коллеги ((Sherif, 1961/1988) переключили свое внимание на поиск способов уменьшения взаимной ненависти. Разработанная ими стратегия была элегантно простойи безыскусной: если соперничество между группами создает враждебность, рассуждали они,то ослабление ориентации на соперничество изамещение ее ориентацией на сотрудничестводолжно снизить враждебность. Поэтому ученыепоместили две группы в такие обстоятельства,когда им необходимо было сотрудничать. В одном случае «сломался» двигатель грузовика, который использовался для перевозки обитателейлагеря. В конце концов обе группы поняли, чтомогут завести двигатель, буксируя машину за канат, но только для этого надо работать всем вме-сте (используя, по иронии судьбы, тот самый канат, который они перетягивали, соперничая вовремя турнира). Занимаясь такими совместными,требующими сотрудничества делами, группы постепенно отказались от взаимной вражды и кконцу сезона согласились внести свои деньги вобщий фонд и проголосовали за то, чтобы ехатьдомой на одном автобусе (рис. 3.11). Заменивориентацию на соперничество ориентацией насотрудничество, Шериф и его коллеги уменьшили враждебность в отношениях между двумягруппами.

Сотрудничество между представителями различных групп эффективно по нескольким причинам. Оно заменяет собой соперничество какспособ приобретения экономических и социальных ресурсов. Оно мотивирует людей стремиться к более точному пониманию представителейдругих групп, уменьшая характерную для конкурирующих групп склонность воспринимать другдруга в упрощенном виде (Rusher, Fiske, Miki &Van Manen, 1991). Кроме того, сотрудничая сдругими, мы более расположены включать ихв свое осознание «мы» — видеть их как часть Рис. 3.11. От вражды к дружбе

Вражда между «Орлами» и «Гремучими змеями» уступиламесто дружбе и взаимному признанию после того, как двегруппы прекратили соперничать и стали сотрудничать друг

с другом.

Источник:Sherif et al. (1961/1988), Tables 7.5, 7.6, p. 194—195.

Общий труд в лагере «Роберс Кэйв».

После того как им пришлось сотрудничать друг с другом, например во время этого «перетягивания каната» с грузовиком, «Орлы» и «Гремучие змеи» стали испытывать большесимпатии друг к другу.

«нас», своего сообщества (Dovidio et al., 1997;Gaertner et al., 1990, 1993). Как обсуждалосьв главе 1, люди иногда расширяют свое осознание «мы», включая в него многих других, а иногда сужают его до очень узкого круга (Allport,1954; Brewer, 1991). Но независимо от того, гдеони проводят эту границу, люди склонны предпочитать тех, кто находится с ее внутренней стороны, тем, кто находится вовне. Поэтому когдалюди работают вместе с членами других групп,развивая в себе осознание того, что «все мыздесь вместе», они начинают видеть других также, как видят себя, разрушая тем самым предубеждения и стереотипы, существующие внутриих группы.

Однако метод вмешательства Шерифа не просто извлекает выгоду из полезных эффектовсотрудничества. Здесь действуют и другие пятьпринципов эффективного контакта. Посколькумальчики специально были выбраны так, что всеони очень походили друг на друга, относительнонетрудно было продемонстрировать, что ошибочные стереотипы, возникшие у двух групп, неверны. Сотрудничество между группами поддерживалось и одобрялось руководством лагеря. Обегруппы имели для персонала лагеря одинаковыйстатус. Задачи сотрудничества требовали, чтобычлены двух групп взаимодействовали на индивидуальном уровне. Наконец, сотрудничество былоуспешным, так что контакт для его участниковокупился. Тщательно сконструировав правиль-ный набор условий, Шериф и его коллеги сумели превратить вражду между группами во взаимное признание и дружбу.

Внимание:практика

^ СОТРУДНИЧЕСТВОВ ШКОЛЬНОМ КЛАССЕ

Помните ли вы, какой была школа, когда выучились в начальных классах? В большинствешкол учитель обычно стоял перед классом, выкладывая факты и вызывая учеников отвечать навопросы. «Так кто был шестнадцатым президентом Соединенных Штатов?» Некоторые ученики, страстно желающие показать, как они умны,чуть не выпрыгивали из-за парт с руками, под-нятыми почти до потолка, в надежде привлечьвнимание учителя. Другие —те, кто боялся сделать ошибку, — прятались за спинами одноклассников, стараясь стать как можно более незаметными и невидимыми. Рвущиеся ответить и невызванные ученики были явно разочарованы, ивсе еще движимые желанием произвести впечатление на учителя и товарищей по классу, возмож-но, втайне надеялись, что тот, кого спросили, ответит неправильно. Боязливые ученики, наоборот, испускали вздох облегчения и расслаблялись — только для того, чтобы взглянуть на часы и обнаружить, что до конца урока еще далекои им нужно снова превращать себя в невидимок(Aronson et al., 1978).

В таком контексте соперничества не представляется удивительным, что многие из первых попыток десегрегации школ мало помогли в делеослабления негативных предубеждений и стереотипов. Юные чернокожие ученики, на протяжении большей части своей школьной жизнибывшие заложниками плохих школ, не дающихдостаточных знаний, в целом оказались слабоподготовленными к тому, чтобы конкурироватьс белыми одноклассниками, и очень скоро подтверждали в глазах окружающих существующиенегативные стереотипы. К тому же тревога,обычная для классов, построенных на соперни-честве, ограничивала когнитивные ресурсы, такчто черным школьникам было трудно хорошосправляться с заданиями, а белым — выйти запределы своих стереотипов. Наконец, многиеучителя, недовольные десегрегацией, провели«ресегрегацию» своих классов: белые — сюда, черные — туда. Столкнувшись с неудачей школьнойдесегрегации в попытках ослабить межрасовыепредубеждения, ученые и специалисты в областиобразования начали перестраивать школьную сре-ду с учетом уроков, извлеченных из экспериментов, подобных эксперименту Шерифа (DeVries &Slavin, 1978; Johnson &Johnson, 1975; Weigel,Wiser &Cook, 1975).

Рассмотрим, например, концепцию мозаичныхклассов (jigsaw classroom),разработанную ЭлиотомАронсоном и его коллегами (Aronson et al., 1978)и впервые примененную в округе Остин, штатТехас. В рамках этой концепции каждый школьник становился членом команды из примерношести учеников разного пола и расовой принадлежности. Материал урока также, и не случайно, разделялся на шесть частей (например, детство Линкольна, его карьера в качестве юриста,избрание его президентом и т. д.). Каждый ученик сначала получал одну часть материала ивстречался с «экспертной группой», составлен-ной из членов других команд, получивших то жезадание (например, детство Линкольна). Затемученики возвращались в свои собственные команды и передавали товарищам приобретенныеими знания. Поскольку информация, которая была у каждого из учеников, представляла собойтолько один кусочек мозаики, чтобы выучитьвесь урок, каждый должен был полагаться на пя-терых других членов команды.

Польза такой структуры классов — в применении шести принципов эффективного контакта.Во-первых, разделяясь сначала на экспертныегруппы, все школьники могут лучше подготовиться к тому, чтобы успешно преподать материал своим командам, и это помогает школьникам из мень-шинств опровергнуть стереотип, представляющий их некомпетентными. Во-вторых, посколькуучитель сам распределяет учеников по командам,контакт между людьми разных рас и разных половполучает явную поддержку и одобрение влиятельного авторитета. В-третьих, всем ученикам присваивается одинаковый статус в классе — они неразделены по принципу расы или пола и все несутравные обязанности. В-четвертых, контакт проис-ходит на индивидуальном уровне, позволяя школьникам увидеть положительные качества друг другаи рассеять иллюзию однородности внешних групп.В-пятых, ученики сотрудничают друг с другом, работая над общей задачей: выучить сегодняшнийурок. И шестое, так как результаты обучения ушкольников, работающих в таких группах, обычно бывают лучше, в особенности у тех, кто преждеучился плохо, контакт может окупаться для всехучеников, если оценки ставятся таким образом,чтобы для члена команды были выгодны успехиего или ее товарищей.

Действительно, школьники, которые учатся вклассах, построенных на сотрудничестве, чащедружат с детьми другой этнической принадлежности, даже с теми, кто учится не в их классе(Johnson, Johnson &Maruyama, 1984; Slavin &Cooper, 1999). Кроме того, успеваемость школьников в таких классах повышается (Johnson &Johnson, 1994; Stevens &Slavin, 1995). При такихдокументально подтвержденных успехах — сни-жении враждебности в отношениях между группами и улучшении общих достижений школьников в учебе — классы, построенные на сотрудничестве, могут стать мощным оружием в борьбепротив негативных предубеждений, стереотипови дискриминации.

Резюме

Гипотеза неведения предполагает, что людиизменили бы свои негативные предубеждения истереотипы, если бы только знали истинныефакты, касающиеся членов других групп. Однакоодних фактов оказывается недостаточно. Наоборот, поскольку предубеждения, стереотипы идискриминация служат нескольким полезнымдля человека функциям, успешными будут только те стратегии вмешательства, которые прини-мают в расчет эти функции и их причины. Приопределенных условиях контакт между членами различных групп может помочь возникнутьдружбе между группами и ослабить конфликты:представители групп, на которые нацелены негативные стереотипы, должны иметь возможность опровергнуть эти стереотипы; контактдолжен поддерживаться местными нормами иинститутами; представители различных групп,как участники контакта, должны иметь равныйстатус; контакт должен происходить на индивидуальном уровне, человек с человеком; контактдолжен окупаться и быть основан на сотрудничестве, когда члены различных групп работаютвместе ради общей цели.

Повторение:

НЕВЕРОЯТНАЯ ИСТОРИЯ,ПРОИЗОШЕДШАЯ С ЭНН АТУОТЕРИ СИ ПИ ЭЛЛИСОМ

Противостояние Энн Атуотер и Си Пи Элли-са было яростным, а их позиции — непоколебимыми. Они презирали друг друга, и каждый былбы рад увидеть другого мертвым. Каким образомрассмотренные нами научные исследования могут помочь объяснить такой накал их ненавистидруг к другу и силу предубеждений, из которыхэта ненависть возникла?

Вспомним, во-первых, что оба они были бедны. Каждому не хватало многого для того, чтобы их семьи могли хотя бы вообразить себеисполнение для них «американской мечты». Помере того как движение за гражданские праванабирало силу, опасения и предубеждения белыхбедняков, подобных Эллису, росли: приобретения черных, скорее всего, будут добыты путемизъятия из карманов белых бедняков. Это убеждение укреплялось теми, кто держал в своих руках реальные богатство и власть. Так что ядроконфликта между Атуотер и Эллисом составляло их общее желание добыть экономическиеи социальные ресурсы для нужд собственнойгруппы.

Но это была только одна часть причины, накоторой основывалась их вражда, посколькупредубеждения и стереотипы служат также идругим важным функциям. В свете социальныхнорм того времени Атуотер и Эллис заслуживали общественного одобрения за выражение сво-их предубеждений. В частности, расистские нормы Старого Юга оказывали влияние на Си ПиЭллиса с самых ранних лет его жизни, его отецбыл членом Ку-клукс-клана. Кроме того, негативные предубеждения и стереотипы помогали 1. Атуотер и Эллису поддерживать благоприятныеобразы «я». Рассматривая белых как аморальныхлюдей, Энн Атуотер легче могла уверить себя всобственной добродетели. Унижая людей с черной кожей в отместку за личные разочарованияи неудачи, Си Пи Эллис мог считать себя болеестоящим человеком, а вступив в Ку-клукс-клан,он смог объединить себя с тем, в чем видел доблестную и рыцарски благородную попытку сохра-нить культуру белых христиан. И наконец, упро-щающая природа стереотипов, безусловно, былаценным качеством как для Атуотер, так и дляЭллиса, учитывая их переполненную работой итревогой жизнь.

Так выросли предубеждения. И когда Эллис иАтуотер стали все чаще обнаруживать себя работающими друг против друга, Эллис начал представлять для Энн Атуотер все то порочное, чтоона приписывала белым, а Атуотер стала символизировать для Эллиса все то низкое и угрожающее, что он видел в черных. Удивительно поэтому, что всего за несколько недель, пока шла первая встреча по вопросу десегрегации школ, этидвое научились уважать друг друга и довольноскоро стали настоящими друзьями. Как объяснить такой драматический поворот?

Началось с того, что организатор собрания,повинуясь гениальному озарению или, возможно, просто по воле счастливого случая, уговорилЭллиса и Атуотер совместно возглавить группудля поиска решения проблемы десегрегации.Сказать, что они были партнерами, не готовыми к сотрудничеству, будет слишком мало. Но ихсогласие работать вместе — или, возможно, более точно, не спускать друг с друга бдительныхглаз — оказалось первым решающим шагом в сторону примирения, потому что новые обязанности требовали, чтобы они сотрудничали. Этотшаг был добровольным. Второй шаг таким небыл. «Как она могла согласиться работать вместе с ку-клукс-клановцем?» — шипела черная община. «Как наш лидер мог даже помыслить отом, чтобы иметь дело с этой женщиной?» —фыркали последователи Эллиса. Особенно дляЭллиса такое отторжение явилось ошеломляющим ударом: он всего лишь хотел защитить интересы сообщества белых бедняков, и в ответ наэто оно перестало принимать его. Он осталсяодин. Таким образом, Эллис и Атуотер началипотихоньку дрейфовать навстречу друг другу,подталкиваемые теми самыми экстремистами,которые надеялись удержать их на расстоянии.

И когда они стали оценивать друг друга болеевнимательно, на этот раз с целью добиться точного понимания, они начали замечать то многое, в чем были похожи. Оба они много работа-

Лозунг на плакате: «Мы выступаем вместе — католики,иудеи, протестанты — за достоинство и братство всехлюдей под Богом. Сегодня!»

ли, но были бедны, оба страстно желали создатьлучшие возможности для своих детей, оба былиоткровенны до резкости в своей манере поведения и оба были людьми принципа. Атуотер была удивлена, узнав, что Эллис боялся заглядыватьв «черные» районы, так же как она боялась заглядывать в «белые». Эллис понял, что школыдля чернокожих детей находились в таком ужасающем состоянии не потому, что негры не заботились о поддержании их в порядке, как онкогда-то думал, а потому что эти школы, так жекак и школа, где учились его дети, очень плохофинансировались. Чувство сопереживания и эм-патия, возникшие между ними, были в этой ситуации вполне естественны. Может быть, они невраги друг другу, стало приходить им в голову.Может быть, у них обоих есть общий враг — богатые, которые не хотят позволить беднякам,черным и белым, занять достойное «место подсолнцем». Рамки понятия «мы» у Эллиса и Атуо-тер начали расширяться, чтобы включить тудадругого.

Они уже никогда не будут такими, как раньше. Встречи продолжались, и их связь становилась крепче, и теперь, тридцать лет спустя, онивсе еще считают друг друга друзьями. Хотя история Энн Атуотер и Си Пи Эллиса, с одной стороны, очень необычна, с другой стороны — онавполне обыкновенна. Потому что не только ихподтолкнули к взаимной ненависти те же самыесилы, которые лежат в основе наших собственных предубеждений и стереотипов. Силы, которые побудили их преодолеть свой антагонизм,являются теми же самыми силами, которые могут помочь и нам добиться этого.

ИТОГИ ГЛАВЫ

ПЛАНЕТА ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

Предубеждения, стереотипы и дискриминацияпронизывают все культуры мира и несут с собой значительные экономические, социальные и психологические издержки для своихжертв. Нетерпимость к представителям другихгрупп так же дорого обходится и тем, кто придерживается предубеждений и стереотипов, ивсему обществу, в котором существует дискриминация.

СОЗДАНИЕ МАТЕРИАЛЬНЫХ ВЫГОД

ДЛЯ СОБСТВЕННОЙ ГРУППЫ

Чтобы доставить своим группам нужные ресурсы, мы можем создавать конкурентные преимущества для собственной группы и доходим дотого, что начинаем испытывать антипатию кпредставителям других групп и думать о нихплохо.

Люди с сильной ориентацией на социальноедоминирование хотят, чтобы их группа доминировала над другими группами и превосходила их в материальном и социальном смысле.В результате они в большей степени склонныпридерживаться негативных предубежденийи стереотипов, направленных против другихгрупп.

Когда наступают трудные, с экономическойточки зрения, времена — когда группы соперничают друг с другом за материальные ресурсы, — люди скорее усваивают и с большей готовностью выражают негативные предубеждения и стереотипы.

Видя друг в друге соперников, группы могут сами возбуждать или усиливать то соперничество, которого они изначально боялись. Эти самоисполняющиеся пророчества могут быстрозакручиваться в спираль конфликта все возрас-тающей интенсивности.

ЗАВОЕВАНИЕ ОБЩЕСТВЕННОГО ОДОБРЕНИЯ

Мы часто выражаем или усваиваем предубеждения, стереотипы и дискриминационныесклонности, которые есть у тех, с чьей стороны мы ищем общественного одобрения.

Индивиды с тенденцией к конформизму, с высокой склонностью к самомониторингу или снетвердым положением в группе особенно легко перенимают существующие в их группе предубеждения.

Поскольку нормы, касающиеся предубежденийи дискриминации, изменяются со временем иразличаются в зависимости от места, отношения и способы поведения — по крайней мерев их публичном выражении — точно так жеменяются.

Те, кто считает себя религиозным по внутренним причинам, на глазах у других представляют себя людьми, относительно мало склонными к расизму. Однако когда наблюдателю трудно сделать какие-либо заключения об их отношении к представителям другой расы, такиеиндивиды оказываются не меньшими расистами, чем те, кто не заявляет о своей религиоз-ности. Только те люди, которые рассматривают религию как поиск истины и смысла жизни, обычно бывают менее предвзятыми, чемлюди, не считающие себя религиозными.

УПРАВЛЕНИЕ ОБРАЗОМ «Я»

Негативные предубеждения, стереотипы и дискриминация могут помочь нам управлять нашейличностной и социальной идентичностью. На-пример, превращая членов слабых меньшинствв «козлов отпущения» или возвышая свою группу над другими группами, мы можем видеть себяв более благоприятном свете.

Те, кто в большой степени идентифицирует себя со своей группой, и те, кому свойственнысильные авторитарные тенденции, особенночасто используют предубеждения и стереоти-пы для управления своим образом «я».

Когда люди терпят неудачу в чем-то важномдля себя, они чаще склоняются к тому, чтобыдемонстрировать предпочтение собственнойгруппы и дискриминировать других.

Люди с высоким самоуважением охотно дискредитируют представителей внешних групп,но только в том случае, когда их высокому самоуважению что-то угрожает.

СТРЕМЛЕНИЕ К ЭКОНОМИЧНОСТИ МЫШЛЕНИЯ

1. Стереотипизация позволяет нам получать потенциально полезную информацию ценой относительно малых когнитивных усилий.

Применение стереотипов помогает нам интерпретировать неоднозначное поведение окружающих, дает готовые объяснения того, почему некоторые другие люди действуют так, ане иначе, и поставляет стандарты для оценкипредставителей различных групп.

Люди больше склонны полагаться на свои стереотипы, когда испытывают сильную потребность в структуре или когда их настроение иэмоции делают их мало мотивированными илине способными тщательно обрабатывать информацию, касающуюся других.

Ситуации, требующие большого количествакогнитивных ресурсов, также делают применение стереотипов более вероятным.

Негативные стереотипы, которые приходят наум человеку, случайно услышавшему пренебрежительное этническое название, могут заставить этого человека оценивать тех, на кого нацелены такие слова, менее благосклонно, ноне в тех случаях, когда личные качества этихлюдей явно не соответствуют стереотипам. Иллюстрацией другого типа взаимодействий служит то, что этнические клички оказывают своенегативное влияние в основном на людей, у которых уже имеются сильные негативные стереотипы.

ОСЛАБЛЕНИЕ ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ И СТЕРЕОТИПОВ,

УМЕНЬШЕНИЕ ДИСКРИМИНАЦИИ

Гипотеза неведения предполагает, что люди изменили бы свои негативные предубеждения истереотипы, если бы только знали истинныефакты, касающиеся членов других групп. Од-нако одних фактов оказывается недостаточно.

Поскольку предубеждения, стереотипы и дис-криминация служат нескольким полезным длячеловека функциям, успех могут принеститолько такие стратегии вмешательства, которые принимают в расчет эти функции.

При определенных условиях контакт междупредставителями различных групп может спо-собствовать возникновению дружбы и ослаблению конфликтов между группами. Представители групп, относительно которых существуютнегативные стереотипы, должны иметь возможность своим поведением опровергнуть эти стереотипы; контакт должен поддерживаться местными нормами и властями; представители различных групп, как участники контакта, должныиметь одинаковый статус; контакт должен происходить на индивидуальном уровне, человек счеловеком; контакт должен окупаться и быть основан на сотрудничестве, когда члены различ-ных групп работают вместе ради общих целей.

КЛЮЧЕВЫЕ ТЕРМИНЫ Авторитарность (Authoritarianism)—склонность по-коряться тем, кто имеет больше власти, и очернять тех,у кого меньше власти.

Внешняя религиозность (Extrinsic religiosity)— ориентация на религию, при которой религия видится спо-собом приобретения других ценных вещей, таких какдружба, статус или утешение.

Внутригрупповая пристрастность (Ingroup bias) —

тенденция предоставлять членам собственной группыболее значительные преимущества, чем членам другихгрупп.

Внутренняя религиозность (Intrinsic religiosity) —

ориентация на религию, при которой люди стараютсявоспринять ее учение, видя в религии самостоятельную цель.

Дисидентификация (Disidentifying)— снижение всобственном представлении значимости определеннойсферы (например, академических достижений) для са-моуважения.

Дискриминация (Discrimination)— определенное поведение в отношении людей из-за их принадлежностик некоторой группе.

Кажущаяся однородность внешней группы (Perceivedoutgroup homogeneity) — феномен переоценки того, насколько члены внешней группы похожи друг на друга.

Минимальная межгрупповая парадигма (Minimal inter-group paradigm)— экспериментальная процедура, в ходе которой создаются искусственные, произвольно сфор-мированные кратковременные группы для исследованияоснов предубеждений, стереотипов и дискриминации.

Ориентация на социальное доминирование (Socialdominance orientation) — желание человека, чтобыего (ее) собственная группа доминировала над другими группами и превосходила их с социальной и материальной точки зрения.

Прагматическая теория групповых конфликтов(Realistic group conflict theory)— гипотеза о том, чтоконфликты между группами, так же как и негативныепредубеждения и стереотипы, возникают вследствиереального соперничества между группами за нужныеим ресурсы.

Предубеждение (Prejudice)—обобщенная установка по отношению к членам некоторой социальной группы.

Религиозность поиска (Quest religiosity)— ориентация на религию, при которой религия видится как пу-тешествие, предпринимаемое с целью разобраться всложных духовных и моральных вопросах, обычно в сочетании с убеждением, что быстрые, простые ответы немогут быть верными.

Создание «козла отпущения» (Scapegoating) —

процесс обвинения членов других групп в собственныхфрустрациях и неудачах.

Социальная идентичность (Social identity)— нашиубеждения и чувства по отношению к группе, к которой мы, по нашему мнению, принадлежим.

Стереотип (Stereotype)—обобщенное убеждение относительно членов некоторых социальных групп.

Стереотипизация (Stereotyping)— процесс категоризации индивида как члена некоторой группы и последующих заключений о том, что он или она обладает характеристиками, в целом присущими членам этойгруппы.

Угроза подпасть под стереотип (Stereotype threat) —

страх человека нечаянно подтвердить стереотип, существующий у других относительно его группы.

<< | >>
Источник: Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С.. Социальная психология. Пойми других, чтобы понять себя! (серия «Главный учебник»). -СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002. — 256 с.. 2002

Еще по теме Глава 3 Предубеждения,стереотипы и дискриминация:

  1. Гендерные установки
  2. Глава 19. Неприязнь к непохожим на нас
  3. Глава 20. Корни предрассудков
  4. СОДЕРЖАНИЕ
  5. Глава 3 Предубеждения,стереотипы и дискриминация
  6. Предубеждения