<<
>>

Политика и религия

Подобную несентиментальность лагерных старожилов можно считать закономерным проявлением обесценивания в их глазах всего, что не приносит чисто практической пользы, не помогает выжить.

Все остальное, безусловно, казалось заключенному излишней роскошью. Отмирали все духовные запросы, все высокие интересы. В общем, все, что относится к области человеческой культуры, впало в некий род зимней спячки. Исключением из этого более или менее закономерного состояния были две области — политика (что понятно) и, что очень примечательно, — религия. О политике говорили повсюду и почти беспрепятственно, но это было в основном улавливание, распространение и обсуждение слухов о текущем положении на фронте. Поскольку слухи эти были, как правило, противоречивы и быстро сменяли друг друга, толки вокруг них только усиливали нервозность. То и дело возникала надежда на скорое окончание войны, но она быстро рушилась, и даже самые большие оптимисты погружались в отчаяние.

Религиозные устремления, пробивавшиеся через все здешние тяготы, были глубоко искренними. Вновь прибывших заключенных буквально потрясала живучесть и глубина религиозных чувств. И самыми впечатляющими в этом смысле были молитвы и богослужения, совершаемые нами в каком-нибудь уголке барака или в вагоне для скота, в котором голодные, измученные и замерзшие, в своем мокром тряпье, мы возвращались обратно в лагерь после работы.

Зимой и ранней весной 1945 года в лагерях возникла эпидемия сыпного тифа; им переболели почти все заключенные. Смертность была ужасающе высокой — ведь все, и без того обессиленные, работали до последнего момента, были лишены ухода и какого бы то ни было лечения; кроме того, у заболевших развивались неприятные побочные симптомы, такие как непреодолимое отвращение к пище (что составляло дополнительную угрозу жизни) и мучительный горячечный бред. Чтобы избавиться от бреда, я, как и многие другие, старался большую часть ночи не спать. Часами я произносил в уме какие-то речи, а потом начал царапать на клочках бумаги стенографические знаки, пытаясь восстановить рукопись, которую мне пришлось выбросить в Аушвице при дезинфекции.

Горячка несла с собой много тяжелых моментов. Но как о самом тяжелом мне было рассказано вот о чем: чувствуя близкий конец, человек хотел помолиться перед смертью, но в бреду забыл слова молитвы…

<< | >>
Источник: В. Франкл. ПСИХОЛОГ В КОНЦЛАГЕРЕ (Сказать жизни "Да").2012. 2012

Еще по теме Политика и религия:

  1. 1. Ветхозаветные истоки; христианско- теологическое и иудео-каббалисти- ческое толкование; смысл символа и возможности его воспроизведения у Гоббса
  2. Внутренние аспекты военной политики в Древнем Китае
  3. бэкон, шекспир и розенкрейцеры
  4. Предмет отображения
  5. і. Церковь и власть неверных
  6. Формирование политико-правового сообщества
  7. 2. Понятие и основные категории правовой системы США
  8. Политика и религия
  9. Раздел 1. ГЕНЕТИКА В ЖИЗНИ СОВРЕМЕННОГО ЧЕЛОВЕКА. (РЕЗУЛЬТАТЫ КОНТЕНТ-АНАЛИЗА РЕСУРСОВ ИНТЕРНЕТ)
  10. 4.2. Этические комитеты как современный механизм коэволюции науки, политики и этики
  11. 11. Страх в политике
  12. Глава 10. Уильям Джеймс и психология сознания.
  13. МИРОВЫЕ РЕЛИГИИ
  14. Глава XVI Половой вопрос в политике и политической экономии
  15. ЗАКЛЮЧЕНИЕ:НАУКА, ПОЛИТИКА И СТРАТЕГИЯ
  16. Эстетическая сущность искусства и пути его исследования