<<
>>

Отлучение родителей от детей.

Представляется, что когда взрослые дети начинают покидать дом, каждая семья испытывает кризис, и последствия этого кризиса разнообразны. Часто супруги переживают этот период очень тяжело, но по мере того, как супруги вырабатывают новые способы взаимодействия друг с другом, семейная жизнь нормализуется.

Они успешно разрешают свои конфликты и позволяют детям выбирать себе партнеров и карьеру. Сами же они начинают осваивать роли бабушек и дедушек. В семьях, где имеется только один родитель, он может ощущать уход ребенка как начало одинокой старости, но эту потерю можно успешно пережить и найти в жизни новые интересы. Пройдет ли этот процесс отлучения нормально или нет, зависит, с одной стороны, как от серьезности проблем, актуализирующихся в этот период, так и от качества помощи, которая может быть оказана.

Во многих культурах отлучение детей от родителей и родителей от детей сопровождается церемонией, которая определяет ребенка как только что созданного взрослого. Такая инициация дает ребенку новый статус и требует от родителей нового отношения к нему. В семьях американского среднего класса такая четкая демаркационная линия отсутствует, в культуре нет способа констатации факта, что подросток превратился во взрослого человека. Школьный выпускной вечер в какой-то мере выполняет такую функцию, но чаще всего это ведь только промежуточная ступень и дальше следует поступление в колледж, а во время учебы в колледже родители продолжают поддерживать детей. И даже брак в тех случаях, когда родители продолжают поддерживать молодую семью, не является констатацией факта расставания детей и родителей и не является церемонией, завершающей отлучение детей от родителей.

В некоторых семьях конфликт достигает максимальной остроты, когда самый старший ребенок покидает родительский дом, в то время как в других семьях обстановка становится все хуже и хуже по мере того, как уходят все более младшие дети.

В иных же семьях конфликт достигает максимума перед тем моментом, когда должен оставить семью самый младший ребенок. Во многих случаях родители, которые успешно расставались со многими детьми вдруг, начинают ощущать напряжение, когда критического возраста достигает определенный ребенок. В таких случаях оказывается, что этот ребенок играл в семье особо важную роль. Возможно, именно через этого ребенка родители общались друг с другом, либо же забота о нем и любовь к нему сплачивала их.

Проблема супругов в этот период может состоять в том, что после ухода детей они обнаруживают, что им нечего сказать друг другу и ничего общего у них больше не осталось. В течение многих лет они не говорили друг с другом ни о чем, кроме детей. Иногда супруги начинают спорить с о том же самом, о чем спорили, когда дети еще не родились. Поскольку эти проблемы не были решены, а были отложены так как родились дети, они снова выплывают на поверхность. Часто такой конфликт приводит к тому, что супруги разъезжаются или разводятся, и постороннему наблюдателю это может показаться трагичным. Если же конфликт очень глубок, могут случиться также попытки убийства или самоубийства.

Представляется, что люди чаще всего сходят с ума -- заболевают шизофренией -- где-то в возрасте около 20 лет, то есть тогда, когда им предстоит покинуть дом и тогда, когда семья дезорганизована. Юношеская шизофрения и другие тяжелые нарушения психики могут представлять собой способ разрешения семейной проблемы на этой стадии жизни. Когда ребенок и родители не могут более выносить изоляцию друг от друга, тогда опасная изоляция может быть устранена, если с ребенком начнет происходить что-то плохое. Становясь социально неприспособленным, благодаря болезни, ребенок остается в кругу семьи. Родители могут продолжать использовать ребенка как источник несогласия и наоборот, совместной заботы, и необходимость взаимодействовать друг с другом непосредственно отпадает. Ребенок может продолжать участвовать в треугольнике в борьбе между родителями, предлагая себя и свою "психическую болезнь", в качестве оправдания всех трудностей.

Когда родители приводят подростка или юношу к психотерапевту, он может сосредоточиться на нем и предписать ему индивидуальную психотерапию либо госпитализировать его.

Если это делается, родители несколько успокаиваются, ребенок же проявляет свою болезнь в более острой форме. Эксперт в данном случае замораживает семью на данной стадии развития, привешивая ребенку ярлык и относясь к нему как к "пациенту". Родители теперь не должны разрешать свой конфликт и переходить на следующую стадию развития своего брака. Ребенок также не должен более искать устанавливать близкие взаимоотношения с кем-либо вне семьи. Если психотерапевт это сделал, то ситуация остается стабильной до тех пор, пока ребенку не становится лучше. Если он становится более нормальным и серьезно угрожает родителям тем, что собирается выйти замуж или преуспеть в том, чтобы содержать себя материально, семья еще раз оказывается на стадии, когда ребенок должен покинуть дом и таким образом конфликт возникает снова. Реакция родителей на этот новый кризис состоит в том, чтобы прекратить индивидуальную психотерапию или же снова госпитализировать его из-за рецидива и семья снова стабилизируется. По мере того, как этот стереотип повторяется, ребенок становится "хронически больным". Часто психотерапевт воспринимает проблему, как состоящую в борьбе ребенка против родителей и отождествляется с ребенком, который, по их мнению, является жертвой, чем создают дополнительные трудности для семьи. сохраняя точно такой же взгляд на семью, врач в больнице иногда советует молодому человеку покинуть семью и никогда более с родителями не встречаться. Такой подход всегда терпит неудачу, ребенок снова срывается и продолжает свою карьеру хронически больного.

Хотя мы не знаем точно, как происходит нормальное расставание взрослого ребенка с родителями, дело выглядит так, что он проигрывает, если оказывается на одном из двух полюсов. Если он покидает семью и пытается сделать это навечно, так, чтобы никогда не видеть родителей снова, его жизнь обычно складывается плохо. Если же в нашей культуре он остается с родителями и позволяет им управлять своей жизнью, жизнь его также складывается плохо.

Он должен отделить себя от своей семьи и вместе с тем продолжать оставаться связанным в нею. Большинство семей оказываются в состоянии поддерживать подобное равновесие и именно к этой цели стремится современный семейный психотерапевт.

Семейный психотерапевт, к которому приводят декомпенсированного юношу, не воспринимает его как основную проблему, он видит всю семейную ситуацию в целом. Его цель заключается отнюдь не в том, чтобы сплотить родителей и детей и сделать так, чтобы они понимали друг друга. Он рассматривает себя как организатор церемонии инициации, взаимодействуя с семьей таким образом, чтобы ребенок в конце концов присоединился к миру взрослых, а родители научились относиться к нему и друг к другу иначе. Если психотерапевт освобождает ребенка от семьи и разрешает конфликты, которые возникли по поводу расставания, ребенок расстается со своими симптомами и получает свободу, для того, чтобы идти своим собственным путем.

Когда ребенок покидает дом и начинает создавать собственную семью, его родители должны претерпеть одно из крупнейших изменений в жизни -- они должны стать бабушками и дедушками. Иногда они оказываются совершенно к этому не подготовленными, если, например, их дети не выполнили соответствующих брачный ритуал. Родители должны научиться тому, как стать хорошими бабушками и дедушками и создать способы участия в жизни детей, и справиться с той ситуацией, согласно которой они должны оставаться дома только вдвоем. Часто именно в этот период они должны пережить потерю своих собственных родителей.

Изучая семью, мы поняли, что ее развитие представляет собой естественный процесс, благодаря которому трудности разрешаются в той мере, в какой они возникают. Например, возьмем рождение внука. Однажды одна мать пошутила, что она рожает все новых и новых детей для того, чтобы характер самого младшего не испортился. Очень часто матери слишком вовлечены в отношения с младшим ребенком, когда он достигает критического возраста и должен покинуть дом. Если в этот момент у старшего ребенка рождается свой ребенок, ее внук, то это ее может освободить эмоционально от ее младшего и облегчить ее переход на стадию становления бабушкой. Если посмотреть на естественный процесс развития семьи именно с этой точки зрения, то станет ясна важность поддержания связи между поколениями. Если молодые люди прерывают контакты со своими родителями, они лишают своего ребенка бабушек и дедушек, и затрудняют своим родителям переход на более поздние стадии в их жизненном цикле. Каждое поколение зависит от всех других поколений, и эти связи очень многообразны. Мы начали понимать это, наблюдая распад семьи, прерывание связи между поколениями в наше динамичное время. (Концепция Эриксона, касающаяся важности непрерывности семейной жизни, наиболее ясно отражается в том, как он разрешает проблемы расставания молодых людей со своими родителями и установления между ними новой связи. Это описано в главе 8).

<< | >>
Источник: Джей Хейли. Необычайная психотерапия.(Психотерапевтические техники Милтона Эриксона) 2012. 2012

Еще по теме Отлучение родителей от детей.:

  1. Защитительная речь
  2. «Законник» Стефана Душана
  3. Оценочный анализ Энди Б. и его семьи
  4. Оглавлени
  5. Отлучение родителей от детей.
  6. Глава 8. Отлучение родителей от детей.
  7. Часть седьмая и последняя. Правила психологической безопасности или как не попасть на плохой тренинг
  8. Личность и социальное развитие
  9. Глава 3. Психодинамическое направление в теории личности: Зигмунд Фрейд
  10. Глава 6Сексуальность и духовность
  11. § 4. Стадии жизненного цикла семьи
  12. 1.3. Сравнительно-культурное изучение социализации: архивные, полевые и экспериментальные исследования