<<
>>

37. Немного философии

В предисловии мы уже упоминали о том, что результаты исследований мозга могут оказать на наше мировоззрение самое радикальное воздействие. На протяжении тысячелетий философы развивали различные представления об окружающем нас мире, создавая тем самым этакие «сундучки», в которые затем можно было очень легко поместить любую возникавшую в науке теорию.

Настал момент, когда и мы можем (и должны) приоткрыть завесу и рассказать, что — по нашему мнению — представляет собой синер- гетический подход в философском смысле.

Разумеется, внутри собственно синергетического подхода могут образоваться свои течения — как материалистические, так и идеалистические — т. е. такие, на которые следует обратить особое внимание. Материалистическое мировоззрение подразумевает первичность материи, идеализм же основывается на том, что первичным, формообразующим признается духовное начало. Мы, конечно же, не сможем поговорить здесь обо всех исследователях мозга, однако многие из них оказываются материалистами: они убеждены в том, что поняв принципы функционирования нейронов, наука сможет разобраться и в том, каким образом осуществляется психическая деятельность.

Представителем идеалистического направления можно считать извест-ного исследователя мозга сэра Джона Экклса. В книге «"Я" и его мозг» , написанной им в соавторстве с сэром Карлом Поппером, мозг представлен как машина, управляемая и программируемая неким нематериальным «я».

В течение многих лет в живописном горном замке Эльмау в Баварии мы (Г. X.) проводим семинары по синергетике. На один из таких семинаров, посвященных исследованиям мозга, был приглашен и сэр Джон. На всех без исключения участников семинара глубокое впечатление произвели обширнейшие познания сэра Джона в обсуждаемой области. Однако, несмотря на это, его идеи не получили признания среди других ученых. Интересно, что в ходе семинара сэр Джон выдвинул еще одну теорию, которая призвана была поддержать его концепцию: программирующее мозг «я», утверждал сэр Джон, как раз и является тем самым аналогом вероятностных полей квантовой теории, который управляет нейронными процессами.

На мой взгляд, такое заявление есть не что иное, как шаг в сторону материалистического мировоззрения, ведь вероятностное поле — это физическое понятие, которое, в принципе, может участвовать в физических экспериментах. С точки зрения физика, такое утверждение абсолютно истинно. Проведя серию опытов по определению, скажем, местоположения электрона, физик может дать обоснованную оценку вероятностного поля. В несложных случаях (например, при движении электрона в атоме) вероятностное поле может быть вычислено точно с помощью так называемого уравнения Шрёдингера; затем это значение сравнивается со значением, полученным экспериментальным путем. Нельзя ли применить аналогичный подход к исследованиям мозга? Здесь перед исследователями встают сразу две сложные проблемы. Во-первых, на одном мозге нельзя провести один и тот же эксперимент дважды. Каждый опыт оставит свой след, необратимо изменив мозг, так что мы никоим образом не можем получить представления о вероятностном поле мозга, как это удается сделать в случае иных физических систем. Во-вторых, нам не под силу провести теоретический расчет вероятностного поля такого сложного образования, как мозг: такое не всегда удается даже с относительно простыми молекулами. Читатель, должно быть, уже почувствовал, насколько зыбка та почва, на которую мы ступили, взявшись рассмотреть философские аспекты нашей проблемы; на сегодняшнем уровне развития науки было бы, пожалуй, опрометчиво делать какие бы то ни было окончательные выводы.

Какова же наша собственная позиция в отношении выбора между духом и материей? Ответить на этот вопрос несложно: для этого достаточно отослать читателя к главе 2, где были представлены основные принципы синергетики, в соответствии с которыми элементы системы создают один или несколько параметров порядка, одновременно (в истинном смысле этого слова) воздействующих на отдельные элементы системы по принципу подчинения. Происходящий при этом процесс круговой каузальности поддается подробному математическому описанию.

Для нас в данном случае важно следующее: все элементы описываемых структур имеют материальную природу, будь то атомы рабочего тела лазера, молекулы жидкости или нейроны. Параметры же порядка могут по своему «происхождению» отличаться друг от друга. Так, например, в лазере — это электромагнитные волны, в жидкости (в нашем примере) — особая форма движения, т. е. нечто уже не совсем материальное, и наконец, имея дело с процессами в мозге мы снова сталкиваемся с нематериальными параметрами порядка. Великолепной иллюстрацией этого может служить эксперимент Келсо: несмотря на свою простоту, он прекрасно демонстрирует изменение фазового угла; потрогать его, конечно, нельзя, но являясь — подобно дырке — до некоторой степени нематериальным, он все же поддается точному измерению (как и размер дырки). Другие проявления деятельности параметров порядка мозга можно наблюдать в опытах по изучению процессов зрительного восприятия.

В соответствии с вышесказанным, духовные — или, выражаясь точнее, — психические проявления мозга и материальное его состояние взаимно обусловливают друг друга. С этой точки зрения, электрические и химические процессы в нейронах обусловливают возникновение мыслей, и наоборот. При этом представляется важным отметить тот факт, что упомянутые мыслительные процессы могут протекать и на абсолютно иных субстратах, нежели нейроны — мы убедились в этом, наблюдая за процессами в синергетическом компьютере. Итак, одни и те же результаты психической деятельности могут быть получены на самых различных субстратах, причем в каждом конкретном воплощении возможен весь спектр разумного поведения такого субстрата. Понятие «разумность» само по себе очень и очень деликатно и потому требует в каждом отдельном случае весьма точных классификации и описания. Напротив, на одном и том же субстрате могут осуществляться различные виды психической деятельности и возникать совершенно различные концепции, так что между духом и материей попросту невозможны линейные, одномерные и однозначные отношения. Не оказывается ли, в таком случае, синергетика неким ключом к пониманию мозга?

<< | >>
Источник: Хакен Г., Хакен-Крелль М.. Тайны восприятия. — Москва: Институт компьютерных исследований, 2002, 272 стр.. 2002

Еще по теме 37. Немного философии:

  1. ГЕГЕЛЬ
  2. ЯКОБИ. ТЕОСОФИЯ
  3. Мартин Лютер О РАБСТВЕ ВОЛИ
  4. Глава 3. Психофизика XIX столетия
  5. Глава 4. Эпистемология XIX - XX веков
  6. 2.2. Философия языка и языкознание в древнем Риме
  7. ТЕОРИЯ АМОРТИЗАЦИИ,НЕМНОГО СКУЧНАЯ, НО НЕОБХОДИМАЯ
  8. Часть I. ФИЛОСОФИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЛЮРАЛИЗМ НАУКИ И ЕДИНСТВО ЧЕЛОВЕКА
  9. НЕМНОГО ТЕОРИИ
  10. БУДДИЗМ И ВОСТОЧНАЯ ФИЛОСОФИЯ