<<
>>

Нарциссическое личностное расстройство

У Овидия в «Метаморфозах» в мифе о Нарциссе приводятся в завуалированной Форме ряд актуальных уже для античного мира значений. Овидий сообщает о родителях Нарцисса, нимфе Лейриопе и изнасиловавшем ее речном боге Цефисе.

Этим подчеркиваются травматические моменты в прошлом Нарцисса. Основные мотивы, которые представляется возможным проследить в дальнейшем изложении, сводятся к следующему:

1) мотив отверженной любви нимфы Эхо;

2) мотив мести богини, наказывающей эгоцентричного и беззаботного Нарцисса, возникновением страсти, которую нельзя реализовать;

3) мотив двойника, основанный на иллюзии: Нарцисс влюбляется в свое отражение;

4) мотив страстного желания;

5) мотив магического превращения (Эхо становится бестелесной и Нарцисс превращается в цветок);

6) мотив смерти;

7) мотив воскрешения: цветок воскресает вечно, когда зима сменяется весной.

Несмотря на античное происхождение и различное толкование в истории, только в XX веке термин «нарцисс» и производный от него - «нарциссизм» стали употребляться все более часто и ассоциироваться с проблемами психического здоровья, психоанализа и психиатрии. Нарциссическое личностное расстройство было включено впервые в качестве диагностической единицы в РЗМ-Ш в 1980 году, хотя и до этого нарциссизм привлекал внимание исследователей, начиная с 3. Фрейда [8], который изучал его в 1914 году. Концепцию этого расстройства разрабатывал ряд авторов, прежде всего X. Кохут (Н. КоНи!) [24, 26]; О. Кернберг [16, 18, 19]; М. Кляйн [22]; Р. Фэйрбэйрн (К. Ра1гЬа1гп) [9]; М. Балинт [2, 3]; А. Балинт (А. ВаНп!) [4]; И. Плакун (Е. Р1акип) [38].

В истории становления понятия «нарциссизм», к сожалению, обычно упускается из виду наблюдение И. Джонса (Е. Цопе5) [14], который написал книгу, озаглавленную «Комплекс Бога». В ней анализировались пациенты, проявлявшие сверхграндиозность, отсутствие эмоционального сопереживания, высокомерие.

Они переоценивали свои способности, обнаруживали Фантазии всевластия. В состоянии декомпенсации обычно высказывали бредовые идеи о своей богоподобности.

3. Фрейд в 1914 году выделил два вида нарциссизма:

1) первичный нарциссизм в раннем периоде жизни, с поглощенностью собой;

2) вторичный, более поздний нарциссизм как идеал едо, включающий аспирации, стремление к известности и славе.

В 1930-е годы В. Райх (М. КеюИ) [39] использовал термин «фаллический нарциссизм» в

контексте его концепции о «панцире характера» (сИагас!ег агтог) как стратегии сопротивления. Фаллические нарциссисты используют, согласно В. Райху [39], агрессию в качестве самозащиты, демонстрируя самоуверенность, надменность, высокомерие.

О. Кернберг [15] в 1967 году рассматривал НЛР как производное пограничной личностной организации (ПЛО), подчеркивая присутствие примитивных защитных механизмов с сохранением высокого уровня функционирования едо.

Этот же автор [18] в 1984 году выявил в НЛР патологический процесс с выраженным психическим голодом или «оральной яростью». Корни патологии находятся в детстве и являются результатом родительского безразличия или издевательски недоброжелательного воспитания. О. Кернберг полагает, что в таких ситуациях талант ребенка и позитивные влияния других компонентов среды могут позволить ему частично избавиться от негативных родительских воздействий. В результате «особенность» и чувство грандиозности становятся отщепленным «Я», демонстрируемым окружающему миру. Реальное «Я» характеризуют чувства зависти, страха и депривации.

X. X. Кохут [24], в отличие от О. Кернберга [18], считает нарциссизм не патологическим процессом или болезненным отклонением, а задержкой в развитии. Зерна НЛР закладываются в тех случаях, когда лица, осуществляющие заботу, не оценивают правильно реакции ребенка, не способны понять его. Такая эмпатическая несостоятельность родителей приводит к тому, что у ребенка Формируется их идеализированный образ. Идеализация не имеет границ и оторвана от реальности.

Возможно возникновение «нарциссического расширения» (пага5515!1с ех!еп5юп) со стремлением, опираясь на социальное положение родителей, сохранить самооценку, заимствуя что-то из родительской жизни. Родители, которые чересчур «вкладываются» для создания у детей такого расширения, воспитывают у них чувство, что любовь - это плата за ролевое поведение.

Диагностические критерии нарциссического личностного расстройства, согласно Р5М-!У (1994), включают модель всепроникающей грандиозности и отсутствие эмпатии. Расстройство может диагностироваться при установлении пяти или более признаков, среди которых выделяются: 1) грандиозное чувство самозначимости; 2) захваченность Фантазиями неограниченного успеха, власти; 3) вера в собственную уникальность, которую могут оценить только особо одаренные люди; 4) потребность в восхищении; 5) чувство привилегированности; 6) эксплуатативность в межличностных отношениях; 7) отсутствие эмпатии; 8) зависть к достижениям других; 9) вызывающее, наглое поведение.

Психоаналитики называют нарциссическими тех лиц, личности которых организованы вокруг сохранения их завышенной положительной самооценки за счет получения постоянного подкрепления извне. Известно, что самооценка каждого человека зависит от одобрения или неодобрения авторитетными значимыми людьми. Те м не менее, у

некоторых людей зависимость от внешних «подкреплений» выражена до такой степени, что другие факторы при этом не учитываются и сверхзанятость свои имиджем в глазах

других выходит за пределы обычных реакций на похвалу и критику.

Автор известного психоаналитического словаря К. Райкрофт (С. Кусго?!) [41] определяет нарциссизм как вариант солипсизма - «тенденции пользоваться собой в качестве точки отсчета, в округ которой организуется опыт. В этом смысле открытие, что кто-то не является единственной головой на плече и что мир не создан исключительно для чьего- то собственного блага, включает потерю нарциссизма».

К. Лэш (С. 1_а5Н) [30] понимает под нарциссизмом, в частности, чрезвычайный индивидуализм, пренебрежение к другим людям, сверхзанятость собственными интересами, отсутствие интереса к социальной сплоченности.

3. Фрейд [8] считал, что «первичный нарциссизм» является нормальной стадией развития, в которой младенец блаженно фиксирован исключительно на самом себе. Первичный нарциссизм, согласно 3. Фрейду, - предтеча объектных отношений. Способность «инвестировать» либидо в других людей появляется в процессе дальнейшего развития ребенка.

3. Фрейд объяснял механизм ряда психических расстройств вторичным нарциссизмом, при котором либидо регрессивно «отходит» от внешнего мира и повторно интроецируется в себя (посредством введения в собственное психическое пространство), в собственное «Я». Такую динамику 3. Фрейд считал характерной для паранойи, шизофрении, а также в определенной степени для ипохондрических состояний.

Вторичный нарциссизм выражается в патологическом эгоцентризме, отсутствии способности устанавливать продуктивные обоюдные контакты, признавать за другими людьми право на самостоятельные (противоречащие интенциям нарциссического субъекта) устремления и право на осуществление собственных целей. Окружающие люди представляют для таких личностей интерес только как объекты для манипуляции, «инструменты» для достижения собственных нарциссических планов.

В психоаналитической литературе дискутируется вопрос о том, существует ли в действительности выделенный 3. Фрейдом первичный нарциссизм, рассматривавшийся им позже как недифференцированное экзистенциальное состояние ребенка еще до появления рудиментарного едо. Это состояние относится Фактически к внутриутробному периоду, когда расщепления между субъективным и внешним миром не существует.

Дж. Лапланш и Дж. Понталис (Ц. Ьар1апсНе, Ц.-В. Роп!аН5) [29] приводят два возражения, которые могут возникать в связи с подобным представлением о первичном нарциссизме:

1. Терминологически при таком подходе теряется само отношение к имиджу «Я» или к зеркального типа отношению, заложенным в этимологии слова «нарциссизм». Если речь идет о недифференцированном, лишенном объектов состоянии, то трудно описывать его в рамках термина «первичный нарциссизм».

2. Эмпирически существование такого состояния очень проблематично.

Некоторые авторы считают, что объектные отношения в форме первичной любви к

объекту очевидны уже в акте сосания. Они отвергают мифические представления о первичном нарциссизме, понимаемом как первичное, «лишенное объектов состояние внематочного существования». Мелани Кляйн [21] в 1945 году утверждала, что нет оснований говорить о нарциссической стадии развития, поскольку объектные отношения возникают с самого начала существования. Термин «нарциссическое состояние» правомочно применять только в случае переключения либидо на интернализированные объекты. М. Кляйн обнаруживала, что дети в раннем возрасте уже имеют едо, активно вовлеченное в такие психические процессы, как идеализация, обесценивание, расщепление. М. Балинт [3], Р. Фэйрбэйрн [9] утверждали, что люди связаны с объектами (оЫес! ге!а!ед) с самого начала своей жизни. Младенцы активно взаимодействуют с матерью с момента рождения, они могут, например, отличать запах молока своей матери от другого с первых часов жизни [44].

Н. Сямингтон (Ы. 5утт1пд!оп) [47] на основании такого рода данных приходит к заключению, что «единственный существующий нарциссизм - вторичный».

О. Кернберг [16] считает, что существует первичный детский нарциссизм. Уже при рождении ребенок чувствует, что он нарциссичен. X. Кохут [24] рассматривает это явление как нормальное, не носящее нарциссического характера.

Некоторые исследователи, изучавшие проблему нарциссизма, высказывают мнение, что это нарушение затрагивает исключительно едо. С нашей точки зрения, это не совсем правильно. Термин «едо» активно используется в психоанализе. 3. Фрейд писал свои работы о нарциссизме в основном до того, как он произвел условное деление психической деятельности на сферы едо, 1д и 5ирегедо. На самом деле, нарциссизм затрагивает всю личность и касается не только едо, но и 5ирегедо и какой-то части бессознательного. Поэтому более правильно говорит о фиксации энергии не на едо, а на «Я», включающем не только едо, но и часть бессознательного.

К. Абрахам (К. АЬгаИат) [1], X. Розенфельд (Н. Ко5еп?е!д) [40], О. Кернберг [16] и др. акцентуируют основное внимание на деструктивности нарциссизма. Нарциссический человек всегда болезненно завистлив, не переносит успеха других людей, ненавидит их, старается причинить им вред вплоть до разрушения. Он признает существование лишь собственного «Я», считая отношения взаимности, любви и дружбы непозволительными.

Этот вид «толстокожего» нарциссизма X. Розенфельд [40] противопоставляет более легкому - «тонкокожему», связанному с «переключением» либидо с внешних объектов на себя. Последний вариант нарциссизма А. Бриттон (А. Впйоп) предложил в 1998 году называть «либидинальным».

А. Бриттон, развивая идеи X. Розенфельда [40], считает, что «умеренная доза» (тодюит) «гносеологического нарциссизма» («ер15!етю пагс15515т»), выражающегося в

убежденности в правоте своих идей, характеризует человека с ассертивными творческими подходами. В то же время А. Бриттон признает, что гносеологический

нарциссизм является по своей природе формой психологической защиты. Это связано с тем, что окружающие воспринимаются в качестве угрожающих объектов, с которыми

приходится сосуществовать, завидуя и ненавидя их. Единственным способом сохранения себя в позиции нарииссического всемогущества является немедленное воображаемое устранение объектов, что достигается пренебрежением, подавлением эмпатии, манипулированием с целью отрицания значимости угрожающих объектов.

Патологические стороны нарциссической структуры подчеркиваются О. Кернбергом [16]: «грандиозное «Я», соединяющее слияние реального «Я» и идеального объекта и результирующее в идеализированной самодостаточности, делает для субъекта невозможным установление интимных отношений, включая анализ». О. Кернберг считает, что человек с нарциссизмом мог бы выразить свои чувства следующим образом: «Мне не нужно бояться возможного отвержения за то, что я не живу в соответствии с собственным идеалом, который обеспечит мне любовь идеального человека, способного в моем воображении любить меня. Этот идеальный персонаж, мой идеальный имидж этого человека и мое идеальное «Я» едины и они лучше, чем тот идеальный человек, любви которого я желаю. Таким образом, я уже ни в ком не нуждаюсь» (цит. по Дж. Холмс Ц. Но1те5), [13, р. 190]). По мнению Дж. Холмс [13], нарциссический субъект «соединяет в себе три уровня чувств: внешнее отрицание зависимости и следующее из этого самовосхищение, под которыми находится всепоглощающая оральная зависть и фрустрированная жажда любящей заботы».

X. Кохут [24] рассматривает нарциссизм (любовь к себе) и любовь к объекту в виде двух различных линий развития, сохраняющихся отдельно в течение всей жизни. Автор исходит из положения о неправильности континуальной модели, в рамках которой между этими двумя видами любви имеет место плавный переход. В отличие от О. Кернберга 1Ж. X. Кохут [24] подчеркивает здоровый характер нарциссизма, причисляя к последнему амбиции, вдохновение, идеалы, положительное отношение к себе. С точки зрения X. Кохута, в процессе развития ребенка не происходит перехода от нарциссизма к объектной любви, последняя «не заменяет» нарциссизм. Изменение нарциссических настроений в сторону их ослабления связано с приобретением опыта, различными разочарованиями, постепенным исчезновением многих иллюзий. В результате в здоровом варианте, достигнув зрелости, человек ставит перед собой реальные едо-цели на основе положительного отношения к себе.

X. Кохут считал Формирование здорового нарциссизма необходимым компонентом здорового развития ребенка. Здоровый нарциссизм, согласно автору, не является признаком незрелости или тем более психического заболевания, наоборот, он создает предпосылки для адекватных «Я»-объектных отношений в процессе дальнейшего развития.

X. Кохут [24] использовал термин «Я-объект» («Зе!?-оЫес!») для описания особых интимных отношений между родителем и ребенком. Их смысл состоит в том, что в них другой, с одной стороны, не является полностью частью «Я», и в то же время - не полностью отделен от собственного «Я». Родители ребенка в его раннем возрасте

являются «Я»-объектами, т. к. они воспринимаются ребенком как продолжение его «Я», которое он в состоянии в определенной степени контролировать. X. Кохут [24] рассматривает такую «Я»-объектность как важное противопоставление чрезмерной Фиксации на сепаратности и автономии, свойственных современному обществу.

Автор подчеркивает, что для нормального созревания необходимо соблюдение баланса между позволяемостью (балованием) и ограничением инфантильной грандиозности. «Всевластие» ребенка должно ограничиваться реальностью и осознанием границ своих возможностей.

Для воспитания психологически здоровой личности необходимо то, что X. Кохут и П. Зейтц (Р. ЗеНг) [23] называют «оптимальной фрустрацией»: «Если ребенок избалован (не оптимально фрустрирован), он сохраняет необычное количество нарциссизма или всевластия; в то же время, вследствие отсутствия действительных навыков, чувствует себя приниженным. Подобно этому чрезмерно фрустрирующие переживания ведут к сохранению всевластных фантазий». Эффективность решения задачи обеспечивается участием обоих родителей. Например, отец фрустрирует у ребенка чувство исключительного обладания матерью и, в то же время, помогает ребенку превратить его грандиозность в состояние биполярного «Я». Два полюса биполярного «Я» представляют собой:

1) идеалы, к которым стремимся и

2) чувство реальных возможностей для их достижения, которое противопоставляется чувству всевластного контроля.

Психодинамика нарциссизма связана с чувством защищенности, которое создает у ребенка «основу безопасности», особенно важную в неблагополучных или опасных ситуациях. Лица, заботящиеся о ребенке, и прежде всего мать, обеспечивают формирование такой основы уже в раннем периоде жизни.

Дж. Холмс [13] полагает, что уже в течение первого года жизни дети подразделяются на тех, у кого основа безопасности сформировалась, что характеризуется наличием стабильной уверенной привязанности, и детей с моделью «ненадежной привязанности». Последний вариант представляет защитную реакцию на «субоптимальное» выполнение родительской функции. Ненадежная привязанность приводит к избеганию, «прилипанию», амбивалентным и дезорганизованным типам поведения.

На значение надежной привязанности указывает Д. Винникотт (Р. М1пп1со!!) [51]. В этих случаях поведение матери в ее отношении к ребенку ответственно и настроено с ним на одну волну. Лицо матери является для ребенка зеркалом, в котором он видит свое отражение и таким образом начинает «находить и познавать себя». Развитие нормального здорового нарциссизма зависит от того, каким является это материнское зеркало, способна ли мать адекватно отражать чувства ребенка. В положительном варианте происходит формирование здорового «Я». Если зеркало ничего не отражает, не реагирует на эмоции ребенка, реагирует в несовпадающем ритме, отражает свои

отрицательные эмоции, у ребенка закладываются избегающие дезорганизованные или амбивалентные модели поведения, которые в дальнейшем обнаруживаются в

нарциссических проявлениях.

Дж. Холмс [13] объясняет такую последовательность на примере мифа о Нарциссе, считая, что Нарцисс и Эхо воплощают подходы избегания и амбивалентности. Лейриопа

- мать Нарцисса, очевидно, испытывала по отношению к сыну амбивалентные чувства, т. к. была изнасилована его отцом. В свою очередь, Нарцисс в поисках определенной безопасности подавлял чувства любви и старался быть эмоционально независимым и самодостаточным. В своих представлениях он мог идти дальше, отрицая обстоятельства собственного зачатия и видя себя в фантазиях «самозародившимся». Он очень нравился себе, что укрепляло его чувство безопасности. Испытывая и подавляя негативные чувства по отношению к матери, не доверяя ей, он также пренебрегал и остальными людьми, избегая их.

Нимфа Эхо, согласно мнению Дж. Холмса [13], наоборот, демонстрирует амбивалентную привязанность. Ее «Я» существует исключительно как ответ на стимулы извне. Нарциссизм Эхо в метафорическом смысле антинарциссичен. Эхо может лишь надеяться на то, что, «прилипая» к кому-то, она периодически обретает себя.

«Я» Нарцисса основывается на стабильном ощущении самодостаточности. Его постоянное избегание приводит к развитию грандиозного «Я». Эхо находится в перманентной зависимости и демонстрирует негативный нарциссизм.

Дж. Холмс подчеркивает, что следование стратегиям избегания и амбивалентности включает необходимость «абсорбции в свое «Я» каких-то функций необходимого другого», или же проекции части собственных черт на объект примыкания, атрибутирования другому своих собственных качеств. Если этого не происходит и у человека отсутствует когерентная репрезентация другого, наступает дезорганизация. Психологическое выживание обусловлено способностью формировать отношения близкой привязанности для достижения внешнего поддерживающего источника в окружающей реальности и «внутренней безопасной базы» внутри «Я» [13].

Установление этой базы создает необходимые условия для отношения к другому как к отдельному, независимому существу и установления с ним нормальных «Я»-объектных отношений.

Автор полагает, что сверхбдительные к чувству опасности («эхоические») нарциссические субъекты фиксированы на своем «Я» и/ или теле как на безопасной базе. Они «прилипают» к последней все сильнее и, чем в большей степени это прилипание выражено, тем менее выражено чувство безопасности.

Забывчивые нарциссы под влиянием бессознательного чувства неполноценности и зависти не имеют возможности устанавливать обоюдные отношения. Они выстраивают отношения с другими людьми на основе принуждения и силы. Для них характерна озабоченность тем, как они выглядят в глазах других.

Наедине с собой нарциссические лица испытывают отрицательные чувства по поводу своей фальшивости и того, что их никто не любит. Наличие способности подавления этих чувств и репрессирования их в бессознательное необходимо и важно для сохранения когерентности и предупреждения развития нарциссической депрессии.

Нарциссические лица могут достигать успеха в различных областях: искусство, экономика, политика, социальная сфера и др. Ими могут восхищаться и, в то же время, легко разочаровываться при более близком контакте. Находящиеся вне их близкого круга лица редко отдают себе отчет в той цене, которую нарциссические субъекты заплатили за свой успех и насколько пострадали от реализации их нарциссических желаний те, кто тесно с ними связан.

Нарциссический субъект переживает свою грандиозность, как правило, внутри себя. В то же время, она может быть спроецирована. Нарциссическая проекция грандиозности имеет особенность, которую можно обозначить как «ранжирование». Нарцисс применяет ранжирование во многих жизненных ситуациях: «какая школа наиболее престижна?», «знакомство с какими людьми производит наибольшее впечатление на окружающих?», «какой специалист (в любой области) «лучше» всех?», «какая профессия наиболее элитарна?».

Лица с нарциссической ориентацией ставят во главу угла престижность, не стараясь разобраться реалистично в других сторонах вопроса, от чего, прежде всего, страдают их дети. Детей используют в качестве продолжения своего нарциссического «Я».

Иногда нарциссические лица прибегают для укрепления своей самооценки к «объединению» себя с каким-то значимым персонажем, чаще недосягаемым «героем», который, как правило, идеализируется. Объединяясь с ним, нарциссичесий субъект идеализирует себя, приписывая себе достижения и достоинства избранного «героя». В тех случаях, когда такой персонаж находится рядом (муж, жена, любовник, любовница и др.), идеализация, как правило, кратковременна. Несоответствие нарциссическому сценарию приводит к девальвации кумира, его «свержению с пьедестала».

Психоаналитики применяют для характеристики процесса, развивающегося по отношению к лицам, которые используются нарциссами для повышения своей самооценки, термин «нарциссическое расширение». Термин ассоциируется с эксплуатацией, поскольку «носители» нарциссического расширения не воспринимаются нарциссами как сепаратные самостоятельно действующие лица.

Образы, символизирующие нарциссическое расширение, часто встречаются в фантазиях и сновидениях. При этом мужчина, например, представляет свою любовницу в виде отсутствующей у него груди, а женщина представляет мужчину в виде принадлежащего ей полового члена. Таким образом, проявляется нарциссическое стремление расширить свое «Я» за пределы границ пола [6, 20].

Перемещение либидо на собственное «Я», развитие вторичного нарциссизма, согласно теории X. Кохута [26], связано с неправильным воспитанием, родительским пренебрежением, насилием над ребенком. Эти отрицательные средовые факторы наносят ребенку «нарциссические раны», что приводит к нарушению нормального созревания и формирования адекватной любви к себе. Дж. Холмс [13] считает, что в таких случаях отсутствие внешней положительной оценки приводит к возникновению себялюбия («Я^^е), что является, по крайней мере, источником надежды и мотивации.

Исследования Дж. Холмс показывают значение некоторых факторов в развитии вторичного нарциссизма, нарциссического и пограничного личностных расстройств. К таким факторам автор относит феномен «нежеланного ребенка», который был рожден матерью в условиях внутреннего протеста или тяжелых раздумий. Сюда же относятся трудные роды с угрозой для жизни матери; чувство ответственности за послеродовую депрессию матери; мысли об ответственности за уход из семьи отца.

Дж. Холмс считает, что эти факторы влияют на ребенка с момента его рождения, приводя к поломке процесса нормального созревания.

Психиатрическое понимание нарциссизма объединяет приведенные психоаналитические идеи и находит выражение в характеристике нарциссического личностного расстройства.

Дж. Холмс утилитарно разделяет нарциссизм на три формы:

1) «необходимый нарциссизм»;

2) каждодневный, «клинический нарциссизм»;

3) «окопный нарциссизм».

Необходимый нарциссизм проявляется в родительской любви, восторге и гордости своими детьми, которые рассматриваются как продолжение себя. Эта форма нарциссизма создает условия для развития у детей положительной самооценки. Важно, чтобы родители умели сдерживать его проявления, не создавая пропасть между своими представлениями, ожиданиями и реальностью. Опасность возникает в случае установления и закрепления симбиотических отношений с детьми, за которыми не признается права на самостоятельное развитие. Родители должны преодолеть свои нарциссические подходы и, по сути, пожертвовать ими для блага ребенка.

Лица с нарциссическим расстройством в отношении к своим детям выходят за пределы необходимого нарциссизма. Это выражается, в частности, в том, что они постоянно говорят о необычных способностях, талантах и достижениях своих детей, что часто вызывает отрицательные реакции у слушателей, которые или начинают раздражаться и завидовать, или испытывают чувство скук и или усталости.

Для клинического нарциссизма характерно стремление в момент общения «стягивать» все внимание на себя, поражать аудиторию своими успехами, прямо или косвенно принижая значимость других. Язык лиц с нарциссизмом отличается использованием большого количества личных местоимений («я», «мое», «меня», «обо мне»).

В связи с этим разговор с лицами с нарциссическим расстройством неинтересен и непродуктивен. Взаимная заинтересованность отсутствует, чувства симпатии к нарциссическому собеседнику не возникает, «включения» бессознательной

коммуникации не происходит.

Разрыв с реальностью наиболее выражен в варианте окопного нарциссизма, характеризующегося социальной изолированностью (как защитой от возможного разоблачения) и фиксацией на собственной грандиозности в рамках фантазий различного содержания.

Одним из важных структурных клинических проявлений нарциссизма является отрицание чувств. Этот признак А. Лоуэн (А. 1_омеп) [31] считает основной характеристикой нарциссических личностей. Нарциссы бесчувственны к своим собственным чувствам, что объясняет их безжалостность, эксплуативность по отношению к другим людям. В контактах отсутствует эмоциональный резонанс. Если нарцисс не способен чувствовать, например, эмоцию грусти или радости, он не в состоянии почувствовать такие же эмоции у других людей. Отрицание собственных чувств неизбежно приводит к отрицанию чувств других людей.

Психология современного общества, с ее ставкой на победу, достижение цели любым путем, жертвует эмоциями, если последние являются этому помехой. Имидж успеха любой ценой создает статус наибольшего благоприятствования для развития нарциссизма как социального явления.

Нарциссизм расщепляет личность на приемлемые с точки зрения ее/его носителя аспекты и неприемлемые. Неприемлемые аспекты проецируются на других и часто вызывают к последним агрессию. Атакуются по существу при этом части своего «Я», о которых на сознательном уровне не хочется думать, которые не хочется распознавать. Человек, оказавшийся носителем таких проекций, рассматривается в качестве «врага», и этот имидж заслоняет реального человека с его чувствами, переживаниями, психической и физической болью. Стремление разрушить такой имидж не сопровождается каким-либо сочувствием и сопереживанием.

Длительный словесный контакт с лицами с выраженным нарциссизмом приводит к развитию психического истощения, с чем, очевидно, связаны метафоры о «психических вампирах, высасывающих психическую энергию». Наученные не вызывающим приятных эмоций опытом общения люди стараются избегать контактов с такими лицами.

К. Абрахам [1] выделял понятие «негативного нарциссизма». Для последнего характерна смена полюсов эмоционального отношения к себе: сверхзанятость собой, своим «Я» остается, но себялюбие заменяется на ненависть к себе (Зе1?-На!гед). Психодинамический механизм негативного нарциссизма заключается в том, что «идеальное «Я» таких людей настолько удалено от «реального «Я»», что всякие попытки стремления к нему заранее оцениваются как обреченные на поражение. Лица с негативным нарциссизмом не в состоянии удовлетвориться чем-то меньшим, чем совершенство. Наблюдающаяся у негативных нарциссов тяга к перфекционистическому идеалу, заблокированная в позитивном контексте, сохраняется в контексте негативном. Возникает своего рода перверзное удовлетворение от демонстрации своей «негативности». Причины негативного нарциссизма могут быть связаны с чрезвычайно жестким 5ирегедо, интернализированным в процессе родительского воспитания [13].

В структуре нарциссизма, наряду с его сознательной частью, присутствуют

бессознательные, в частности, сексуальные переживания. Дж. Холмс [13] считает, что «бессознательные мастурбаторные Фантазии нарциссических пациентов (противостоящие сознательным Фантазиям) являются важными Факторами их патологии». У мужчин содержания бессознательных переживаний представлены мыслями, связанными с собственным или чужим половым членом. У женщин может иметь место идеализация всего тела. В случаях обнаружения несовершенства возникают реакции отчаяния. У некоторых нарциссических женщин преобладают бессознательные Фантазии на тему о связи с обладающими властью, очень богатыми мужчинами, что может стимулировать их сознательную активность, направленную на поиск идеала такого мужчины.

Сознательные фантазии на темы грандиозности, как правило, тщательно скрываются из- за страха показаться смешным. Лица с нарциссизмом мечтают о гениальности и в то же время в связи с внутренней неуверенностью, по мнению П. Моллон (Р. Мо!!оп) [36], испытывают чувство стыда, которое автор называет «нарциссическим аффектом».

Быть признанным «гением» - кредо нарциссизма, метафорически выражающееся в чувстве «избранности богами» и возможности достижения вершины успеха.

Дж. Габбард (С. СаЬЬагд) [11] разделяет лиц с нарциссизмом на две категории: «забывчивых» и «сверхбдительных». «Забывчивые» не проявляют эмпатии к чувствам других людей, ведут себя по отношению к ним грубо и безжалостно. Их манера поведения эксгибиционистична; выражена грандиозность. Сверхбдительный,

сверхнастороженный___ вариант____ характеризуется____ интровертированностью,

стеснительностью, сверхчувствительностью к критике и отказу.

Вышеперечисленные особенности представлены в Р5М-!У в признаках нарциссического личностного расстройства. А. Бэйтмэн (А. Ва!етап) [5] приходит к заключению, что эти два варианта нарциссических личностей не исключают друг друга, т. к., с одной стороны, у забывчивого типа за фасадом бесшабашности скрывается отчаяние и внутренняя пустота, а с другой - анализ показывает, что гипербдительный человек является менее хрупким, чем это кажется на первый взгляд.

Нарциссические лица максималистичны. О. Кернберг [16] обнаруживает у них наличие полярности (оппозиционных едо-состояний): грандиозности (все хорошо) и чувства истощенности, угасания (все плохо). Нарциссические субъекты способны организовывать свои внутренние переживания в рамках таких полярностей без каких-либо переходов.

А. Голдберг (А. Со!дЬегд) [12] утверждает, что нарциссы на каком-то уровне осознают свою психологическую хрупкость. Клинически это выражается не только в страхе «потери лица», потери самооценки, но и в страхе психологического расщепления. На глубинном уровне такой страх формируется как страх почувствовать себя никем, потерять свою идентичность. Страх распада внутреннего «Я» часто трансформируется в фиксацию внимания на физическом состоянии, соматических проблемах, в результате чего появляются ипохондрические идеи о наличии неизлечимых заболеваний.

Нарциссические субъекты избегают всего, что приближает их к осознанию существующей

в реальности зависимости от других людей.

Н. Маквильямс и С. Лепендорф (Ы. МсМШ1ат5, З. ЬерепдогГ) [33] подчеркивают, что нарциссические личности не проявляют чувства благодарности, им несвойственно раскаяние, они не признают своих ошибок и просчетов, им очень трудно выразить свою нуждаемость в чем-то. Проявление зависимости или признание вины воспринимаются как что-то постыдное. Н. Маквильямс [34] считает, что чувство стыда и страх быть пристыженным «пронизывают» нарциссическую личность. Автор обращает внимание на ошибочность приписывания нарциссическим лицам чувства вины, характерную для ранних психоаналитических работ по нарциссизму. Вина подразумевает убежденность в своем проступке или грехе и «легко концептуализируется в терминах внутреннего критикующего родителя или 5ирегедо». Стыд - чувство быть воспринятым окружающими в качестве плохого или неправого. Аудитория здесь присутствует вне «Я». Вина содержит в себе чувство потенциала совершения зла, в то время как стыд ассоциируется с беспомощностью, безобразием и бессилием.

А. Лоуэн [31] считает, что для нарциссических лиц характерны «действия без чувств». Этот признак автор называет базисным нарушением. Таким пациентам свойственны высказывания типа: «Ну что вы от меня хотите? Да, у меня нет эмоций! А что вы имеете в виду, говоря о чувствах? Я программирую свое поведение. У меня все логически правильно, а что такое чувства я не знаю».

По мнению автора, лица с нарциссическим расстройством не испытывают чувств ревности, горя, потери, если значимый для них человек покидает их. Отличие этого состояния от синдрома потери чувств и бедности эмоционального участия заключается в том, что в последнем случае пациенты переживают потерю чувств, а у нарциссическиех личностей такие переживания отсутствуют. У них есть реакция мощной психологической защиты, препятствующей осознанию возникающих эмоций. Поэтому, если появляется какое-либо чувство, они в основном бессознательно подавляют его, чтобы «.эта дамба преграды не была продырявлена» [31]. Неэмоциональность этих людей приводит к особой Форме их отношений с реальностью. Анализ показывает наличие диссоциации между едо и бессознательным с выраженным отрицанием чувств (Т. Рабин (Т. КиЫп) 142Л

Т. Рабин [42] отмечает, что нарциссическая личность живет в своем собственном мире и считает этот мир центром мироздания. Эту личность беспокоит одна «глобальная» проблема, которая касается продуцирования собственного имиджа. Часть активности любого человека направлена на создание своего образа, который может быть очень разным и зависит от многих факторов. Деятельность же по формированию собственного образа у лиц с нарциссическими особенностями требует значительно большей энергии. В продуцирование образа, который, к сожалению, отличается значительной ригидностью, вкладываются огромные усилия. Нарциссические лица вживаются в него и проводят в

таком «обличье» большую часть жизни.

По мнению О. Кернберга [16], эти лица не могут отличить созданный ими образ от своего истинного «Я». Настоящий, реальный, истинный образ себя оказывается навсегда потерянным. В результате они могут рассматривать даже свое тело как продукт сознания, подчиняющийся их воле. Придумываются различные истории, персонажем которых является собственная «телесность».

Нарциссическое поведение в длительной перспективе чревато серьезными последствиями, связанными, например, с игнорированием признаков соматических болезней.

Нарциссические личности считают, что их представление о себе соответствует реальности, хотя, в действительности, оно носит отвлеченный и даже несколько «виртуальный» характер. Они полагают, что их тело действует согласно их представлениям, в котором нет места чувствам.

Нарциссические личности отличаются слабо представленным 5ирегедо, не страдают от его ригидности и жесткости. Им мало свойственны страдания, угрызения совести и самоограничения. Они не считают нужным ограничивать свои желания в контактах с другими. Самым главным для них является избранный ими стиль жизни.

В противоположность носителям гистрионического расстройства, не предрасположенным к возникновению депрессивных и тревожных состояний, у лиц с нарциссическими особенностями после неудач и поражений, представляющих угрозу созданному имиджу грандиозности, развиваются депрессии.

Нарциссические депрессии по своей клинической картине напоминают экзистенциальные, но, в отличие от последних, кратковременны. Они длятся обычно несколько дней. На выходе из депрессий может наблюдаться даже слегка приподнятое настроение (ютимия), что, очевидно, происходит по механизму «маниакальной защиты» [22]. Во время депрессии присутствуют сниженное настроение с оттенком мрачности; мысли о бессмысленности жизни, роковом недоразумении, в результате которого «пришлось родиться в неподходящем месте и в неподходящее время». Пациенты/пациентки стараются отгородиться от окружающего мира, запираются у себя дома, выключают телефон; иногда прибегают к употреблению алкоголя и/или транквилизаторов.

Эссенциальной чертой нарциссического личностного расстройства является имидж грандиозности. Грандиозность проявляется в разных сферах. Окружающие и знающие их люди могут признавать грандиозность как нечто реальное, т. к. нарциссические лица не просто придумывают образ, но делают все возможное для того, чтобы ему соответствовать. Их отличает активность, направленная на создание и поддержание этого образа не на словах, а на деле.

Они не проявляют достаточного внимания к людям, т. к. окружающие не представляют для них особого интереса. Им безразличны их чувства, образ мышления, переживания, страдания и пр. Другие воспринимаются посредством соотнесения их только с собственным имиджем. Если другой человек относится к носителю расстройства хорошо, поддерживает его имидж грандиозности, он представляет интерес для нарциссической

личности. В противном случае, он вычеркивается из списка лиц, достойных внимания, и о его существовании просто забывают. По мнению нарциссической личности, с ним не о чем говорить и незачем поддерживать отношения.

Критическое отношение партнера по коммуникации может разрушить созданный с таким трудом имидж «нарцисса», критикующий становится опасным. В отношении к нему используется стратегия нейтрализации, включающая разрыв отношений, попытки дискредитировать оппонента в глазах окружающих, но, прежде всего, в своих собственных глазах и вытеснение его как значимой Фигуры из своего сознания.

Стратегия, направленная на сохранение грандиозного имиджа, определяет стиль жизни нарциссической личности, который можно заранее прогнозировать в связи со стереотипностью поведения.

Таким образом, ригидность и дезадаптивность личностных черт таких лиц проявляется в отсутствии чувств по отношению к партнерам по межличностным контактам и вкладывание значительных сил в создание имиджа грандиозности.

Одним из известных в психиатрии синдромов является депрессия бедности участия. Признаком этого синдрома является чувство отсутствия чувств, которое тяжело переносится пациентами, вызывая их страдания. Бедность участия без депрессии характерна для лиц с нарциссическими расстройствами.

Следует отметить, что А. Лоуэн (А. 1_омеп) [31], Фиксирующий внимание на отрицании у нарциссической личности чувств, допускает неточность, которая заключается в том, что это отрицание не касается чувств, вложенных в создание имиджа. Носитель этого расстройства принимает для себя решение не только создать имидж и жить в его ареоле, как в роли, но и соответствовать этому образу. В случае возникающего в результате этих действий несоответствия у нарциссической личности возникает сильное эмоциональное переживание, что не сделано, упущено что-то очень важное.

В выражении лица, глаз, в мимике человека с нарциссическим расстройством улавливается ригидность. Улыбка носит стереотипный неменяющийся характер, что особенно четко проявляется при фотографировании лица.

Отчетливой особенностью фотографий нарциссов является наличие в них определенного отпечатка, напоминающего рудимент кататонии. Выражение глаз нарциссических личностей описать трудно, но лица, вступающие с ними в контакт, обращают внимание на невозможность двустороннего зрительного контакта.

Бессознательная коммуникация с нарциссическими личностями затруднена. Это связано, прежде всего, с отсутствием у них эмпатии (отсутствие эмпатии выделяется в РЗМ-1У в качестве одного из диагностических признаков нарциссического расстройства), а также с выраженным едо и 1д сопротивлением. Последнее находит выражение в компульсивной повторяемости моделей речевой продукции во время контакта со специалистом.

Согласно нашим наблюдениям, признак «отсутствия эмпатии» при нарциссическом личностном расстройстве недостаточно точен. Скорее, имеет место отчетливая избирательность эмпатии: ее отсутствие к переживаниям других людей и обостренность

если эти переживания затрагивают имидж грандиозности самого нарциссического пациента. Эмпатия соотносится с гиперсенситивностью и настороженностью по отношению ко всему, что может разрушить созданный имидж грандиозности. Нарциссическую личность можно сравнить со сверхчувствительным прибором, настроенным на улавливание нюансов критического отношения к себе.

В некоторых случаях лица с нарциссическими особенностями могут проявлять патологическую эмпатию. Если в отношениях с людьми они заранее ждут от них какого-то подвоха или оказываются в ситуации, которую считают для себя опасной, они могут придавать особое значение взглядам, высказываниям, интонациям, гиперболизируя их значение, или даже относя их на свой счет, хотя происходящее может не иметь к ним непосредственного отношения. Такое реагирование носит кратковременный характер, ограничено конкретной ситуацией, не имеет тенденции к расширению и поэтому не может быть отнесено к характеристике параноидного расстройства. Если вызывающий настороженность партнер по общению вдруг начинает положительно отзываться о нарциссической личности, гиперсенситивность по отношению к нему исчезает.

Анализ нарциссизма позволил А. Лоуэну выделить несколько его типов.

1. «Нормальный» нарциссизм, относящийся только к мужчинам, имеющим фаллический нарциссический характер.

2. Нарциссический характер.

3. Нарциссизм с явлениями, присущими пограничному, антисоциальному и параноидному расстройствам.

Чем более нарциссичен человек, тем менее он/она идентифицируется со своими чувствами и в большей степени со своим грандиозным имиджем, противоположным «Я». В случае прямой атаки на имидж грандиозности у нарциссической личности проявляются подавленные, находящиеся в бессознательном и отрицаемые чувства, которые «вырываются» в брутальной форме.

Наиболее типичной эмоцией является эмоция нарциссической ярости, которая возникает в ответ на столкновение с реальностью, угрожающей разрушению нарциссического имиджа грандиозности. Нарциссическая ярость может проявляться в приступах агрессии, направленной на себя, других, попадающиеся под руку предметы. Обычно объекты агрессии носят заменительный характер и отражают психологическую защиту смешения: поведение находится в границах, обеспечивающих безопасность нарциссического пациента, агрессия не проявляется в отношении лиц, вызывающих эту реакцию, если это опасно в физическом или социальном плане.

Попытка блокировать, не проявить нарциссическую ярость приводит к изменению дыхания, артериального давления, сосудистым реакциям. Возможно возникновение архетипного, катастрофического чувства стыда с ощущением того, что случилось нечто непоправимое, связанное с «потерей собственного лица» и крайней степенью унижения.

Это тяжелое, но сравнительно кратковременное чувство. Реакция ярости на критику

служит важным диагностическим признаком нарциссического расстройства.

Следующим признаком является стремление к безжалостной эксплуатации других людей для достижения своих целей.

Целью нарциссической личности является достижение успеха и стремление к славе. У каждого существует свое представление о способах реализации этих стремлений.

Носители нарциссического расстройства выбирают для себя такое поле деятельности, которое содержит в себе большую потенциальную возможность успеха. Они не стремятся к рутинной, однообразной форме деятельности и, как правило, выбирают творческие профессии. Если жизненные обстоятельства вынуждают их заниматься видом деятельности, не предполагающим наличия этих возможностей, они относятся к этой работе негативно, не проявляют к ней никакого интереса и стараются затрачивать на ее выполнение как можно меньше времени.

По отношению к работе, не имеющей отношения к личностным достижениям, нарциссические лица фактически ведут себя как антисоциальные личности. При проверке обнаруживаются ошибки, недостатки и недоделки, сделанные не со злым умыслом, а просто потому, что нарциссической личности не хочется тратить на это время, которое она предпочитает вкладывать в реализацию целей, касающихся сферы ее личных интересов. Деятельность, ведущая к славе и успеху, полностью вбирает всю энергию этих людей. На пути к достижению поставленных целей они становятся безжалостными и к себе, и к окружающим, лишают себя многих удовольствий и отказываются от всего, что мешает решению задач.

В сексуальных отношениях эти лица в основном холодны. Их страстные увлечения кратковременны и оставляют после себя чувство вины. Они считают, что секс отвлекает их от главной цели, отнимая неоправданное количество времени и энергии, поэтому финал сексуальных отношений сопровождается появлением неприятного осадка, связанного с мыслями о том, что сделано что-то не то, что нужно, что время и физические силы затрачены впустую и это непростительно. В этот момент актуализируется 5ирегедо в виде осуждения себя за недостаточный вклад на пути к славе и успеху.

По отношению к окружающим нарциссическая личность выступает в роли разводящего, распределяя их по ролям согласно заранее подготовленному сценарию о максимально эффективном их использовании. Другие люди облегчают носителю нарциссического расстройства доступ к жизненным ресурсам посредством выполнения таких функций, как полное освобождение от различного рода обязанностей, необходимых для выживания: домашней работы, хозяйственной деятельности, необходимости зарабатывания денег и ДВ.

К лицам, представляющим интерес, относятся и те, кто может способствовать профессиональному успеху. В их число входят люди, которые облегчают или обеспечивают установление контактов, создают профессионально благоприятную

обстановку, а также те, кто относится к команде приветствующих, «хлопающих в ладоши», обеспечивающих эмоциональную поддержку, произносящих комплименты, восторгающихся, т. е. все, кто входит в «группу поддержки».

Среди членов последней группы особое место занимает узкий круг наиболее близких родственников, друзей и подруг, с которыми можно поделиться своими достижениями. «Одобряющая» аудитория, как правило, состоит из людей других профессий, глубоко не вникающих в суть творческого процесса и не имеющих о нем достаточного представления. Разбирающиеся в происходящем профессионалы представляют потенциальную угрозу, в связи с возможными с их стороны компетентными критическими замечаниями. Из-за наличия такой опасности они не входят в круг особо приближенных лиц. Если партнер по общению начинает играть другую роль, отношения с ним быстро прекращаются. Сожалений по поводу случившегося разрыва нарциссическая личность не испытывает.

Диагностическим признаком является постоянное преувеличение своих достижений, способностей и талантов. Внешние проявления при этом достаточно адекватны. Основной процесс происходит внутри психической реальности нарциссической личности, для которой гораздо важнее сформировать, сохранять и развивать ощущение собственной значимости. Высокое самомнение подкрепляется Фантазиями.

Так, например, одна из пациенток с нарциссическим расстройством рассказывала, что, идя по улице, она легко забывается, не замечает никого вокруг себя и с легкостью может толкнуть прохожего, т. к. в этот момент ее воображение рождает многочисленные образы. Ей кажется, что окружающие приветствуют ее. Если она едет на машине, то все расступаются, давая ей дорогу и оказывая ей всевозможные знаки внимания.

Другой пациент вспоминал о воображаемых им картинах, на которых, согласно библейским сюжетам, Красное море расступается и он проходит сквозь него.

Такого рода фантазии занимают в когнитивном пространстве нарциссических личностей большое место, несмотря на то, что их вербализации не происходит. В связи с высокой самооценкой сознание таких людей переполнено ожиданиями, согласно которым окружающие должны оценивать их как особых личностей со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Особенностью нарциссических личностей является своеобразное отношение к профессии, целям и проблемам. Они считают, что то, чем они занимаются, является самым важным делом в мире. Все остальное не должно представлять никакого интереса. Такой вывод делается на основании утверждения «это так, потому что по-другому просто и быть не может». Правомерность авторитарного суждения не анализируется и не дискутируется.

На интеллектуальном уровне нарциссические личности могут осознавать неправильность такой точки зрения, но в целях самозащиты им выгоднее и удобнее придерживаться ее. Так возникает и консолидизируется чувство принадлежности к определенной «касте» избранных людей. Настоящее взаимопонимание возможно только между ее членами. Браки нарциссических личностей с представителями одной и той же с ними профессии, как правило, кратковременны в связи с прогрессирующей завистью к успехам брачного партнера/партнерши.

Нарциссические лица лишены способности по-настоящему радоваться достигнутому успеху, т. к. любой успех блекнет в сравнении с их фантазиями и омрачается мыслями о том, что кто-то их опередит и добьется большего признания.

Воображение таких людей в основном проецируется на будущее. Они живут будущими успехами, не ощущая в полной мере настоящего. В связи с недостаточной эмпатией, они не понимают эмоциональных реакций других людей. Ограниченность эмоциональных реакций лишает их полноты ощущений. То, что окружающие могут относиться к ним положительно или отрицательно вне связи с результатами их работы, оказывается недоступным пониманию.

Будучи людьми творческими, нарциссические личности могут осознавать свою неспособность понимать людей. Так, например, страдающий нарциссическим расстройством писатель приносит рукопись на рецензию и задает рецензенту вопрос о том, а могут ли, с его точки зрения, герои произведения вести себя так, как он их описал? Понимание того, что теоретически, с точки зрения формальной логики, это возможно, у них присутствует, но возможность такого поведения в реальности вызывает сомнения.

Лиц с нарциссическими особенностями характеризует своеобразное отношение к своему прошлому, которое активно вытесняется из сознания. Они не хотят думать о нем и вспоминать какие-то события и ситуации. В бессознательное репрессируются отношения с людьми, с которыми они общались, места, в которых они жили, и пр. Попытка натолкнуть их на путь воспоминаний вызывает раздражение.

Анализ происходящего свидетельствует о сложности этого процесса. С их точки зрения, обращение к прошлому нецелесообразно, т. к., во-первых, отвлекает внимание от «процесса духовного роста, творчества, достижения цели и т. д.», а, во-вторых, - прошлое не интересно, т. к. в нем уже ничего нельзя изменить, кроме того, взгляд «назад» скучен и равносилен повторному перечитыванию одной и той же книги.

Этой особенностью нарциссических личностей объясняется сложность проведения с ними психоаналитической работы. Их отношение к психоанализу носит настороженный характер. В прошлом были совершены различные ошибки, воспоминания о которых крайне неприятны. Критическое отношение к прошлому формально и сводится к декларациям о том, что все, что случилось, потеряло актуальность и не повторится, т. к. они уже стали значительно более совершенными.

Несмотря на то, что нарциссические личности нуждаются в «группе поддержки» как в дополнительном «источнике питания», главным генератором их энергии остается высокая самооценка и поведение, направленное на достижение поставленной цели.

Негативной стороной эмоциональной поддержки со стороны лиц, которых они к себе приближают, является иллюзорность этой «зоны безопасности», т. к. на коммуникативных орбитах вокруг лиц с нарциссическими особенностями «вращаются» обычно опытные манипуляторы - те, кто, искусственно изображая поддержку и согласие, на самом деле глубоко не вникают в происходящее и делают это с целью сохранения отношений для удовлетворения собственных потребностей. В круг этих лиц входят люди, которые считают для себя престижным состоять в отношениях именно с этим человеком, т. к. это льстит их самолюбию. Одной из их целей бывает знакомство с какими-то людьми/человеком, входящими в круг общения нарциссической личности, с которой они связаны.

Судьба таких манипуляторов часто плачевна, т. к., вкладываясь в эти отношения, взамен они ничего не получают. В случае возникновения у них какой-либо проблемы они обращаются к нарциссической личности за советом и помощью, а в результате получают лишь безразличие, непонимание, отторжение и нежелание помочь. Просителей поражает черствость и отсутствие у нарциссической личности желания хотя бы выслушать их до конца.

Супружеские отношения могут протекать в двух вариантах. В первом партнер по браку используется манипулятивно как инструмент для реализации поставленной цели. Интересно, что в некоторых случаях он метафорически даже может восприниматься как часть своего тела, как «инструмент» для выполнения той или иной необходимой функции, без права на самостоятельную жизнь.

Во втором - брачный партнер является человеком, занимающим очень высокое положение в какой-то другой области и не вмешивающимся в профессиональную и творческую активность нарциссической личности. Как правило, это работоголик, занятый своими делами, и облегчающий супругу/супруге доступ ко всем необходимым ресурсам жизнеобеспечения.

Лица из ближайшего окружения иногда рассматриваются нарциссической личностью как продолжение собственного «Я». При этом возникает ощущение большого «Я», которое состоит из «Я» нескольких людей. В картину дополнительных «Я» прекрасно вписываются те, кто уже умер, т. к. на них можно проецировать все, что угодно, ибо контакт с умершими, который мог бы «разоблачить» истинное лицо нарциссической личности, невозможен. Этим объясняется их стремление демонстрировать фотографии из семейных альбомов, подчеркивая при этом важную социальную роль, которую умершие родственники играли в обществе. Зачастую коммуникативный контакт не ограничивается показом фотографий, в ход идет создание легенд и мифов, подчеркивающих значимость умерших. Многое из того, что рассказывается, разумеется, далеко от реальности, но предоставление этой информации необходимо «нарциссу» для усиления своей значимости и конструирования собственного имиджа. В процессе повествования они настолько вживаются в содержание своих рассказов, что начинают верить в истинность придуманных историй.

В воспитании своих детей нарциссические личности часто используют стратегию «кумира семьи», согласно которой дети рассматриваются как символ престижа, как часть собственного «Я». Их делают носителями определенных ролей, выполняющих заданные им функции быть лидерами, они постоянно занимают только первое место во всем, чем занимаются, не отвлекаясь на игры, развлечения и др. Если дети начинают заниматься тем, что просто им нравится, нарциссические родители одобряют их только при условии, что их занятия позволяют занять передовые позиции и повышают престиж. Активности без конкуренции и рекордов, имеющие целью только получение удовольствия, например, спорт или музыка, запрещаются или не поощряются.

Присущее нарциссическим личностям чувство хронической зависти лишает их возможности спокойно жить. Сравнение с теми, кто добился в жизни чего-то большего, чем они, делает их существование мучительным. Справляться с переживаниями помогают репрессия и хорошо отработанные психологические защиты, позволяющие подавлять мысли об успехе окружающих, минимизировать его значение. Группа поддержки, улавливая предмет страдания нарциссических личностей, всячески принижает значение успеха объекта зависти, используя специально подобранные объяснения. В ход идут ссылки на то, что достижения других случайны, связаны с протекцией, царящей вокруг несправедливостью, некомпетентностью тех, кто оценивает результат их труда, и т. д. В какой-то степени эти объяснения действуют успокаивающе, но чувство зависти остается в бессознательном и постоянно влияет на психическое состояние.

X. Кохут [24], М. Стоун [46] выделяют следующие преобладающие у лиц с НЛР содержания: снисходительность; фиксация на наблюдениях текущих событий;

гиперсенситивность к критике; эксплуатация других людей; затруднение в сохранении самооценки; максимум фантазирования, но минимум достижений; легкое осуждение других; частое самоцитирование.

Дж. Габбард (С. (ЗаЬЬагд) [10] выделяет два характерологических типа НЛР.

1. Первый тип включает:

забывчивость по отношению к обязательствам;

толстокожесть;

открытость;

эгоистичность;

грандиозность;

высокомерие;

жажду внимания;

пренебрежение чувствами и реакциями других.

2. Второй тип включает: сверхбдительность;

тонкокожесть;

закрытость;

диссоциативность;

ранимость;

самостираемость;

отвлечение от себя внимания;

высокую чувствительность к исходящим от других сигналам.

Критерии РЗМ-1У включают более жесткие формы нарушения поведения и

характеристики, что типично для первого типа Дж. Габбарда [10].

Т. Миллон (Т. МШоп) [35] считает необходимым добавить к двум типам Дж. Габбарда

следующие черты:

беспринципность;

влюбчивость;

• компенсаторность (исправление депривации в раннем периоде жизни); элитность.

В русле своей концепции о личностных прототипах Т. Миллон выделяет представленные специальными кодами шкал МСМ 1-111 конфигурации НЛР. Нарушения могут проявляться в том, что Т. Миллон называет «элитным субтипом», при котором тип кода включает повышения только на нарциссической шкале; «любовным субтипом», где тип кода включает повышения на нарциссической и гистрионических шкалах; «беспринципным субтипом» с повышениями на нарциссической и антисоциальной шкалах и «компенсаторным субтипом» с повышениями на нарциссической и избегания и/или пассивно-агрессивных шкалах.

Т. Миллон и С. Гроссман [35] приводят основные клинические стили личностных проявлений в различных сферах при нарциссизме:

1) поведенческие акты - высокомерие;

2) межличностное поведение - эксплуативное;

3) когнитивный стиль - экспансивный;

4) собственный имидж - восхищение;

5) объективная репрезентация - изобретательная;

6) регуляторные механизмы - рационализация;

7) морфологическая организация - фальшивая;

8) настроение / темперамент - небрежное.

Теория объектных отношений исходит из положения о трехчастичности «Я» в структуре НЛР:

1) настоящее (реальное) «Я», характеризующееся депримированностью и психическим голодом;

2) ложное «Я», стремящееся получить любовь за специальные достижения;

3) идеализированное «Я», соответствующее высоким ожиданиям лиц, осуществляющих заботу в детском периоде.

М. Стоун [45] придерживается мнения, что нарциссичесские черты могут развиваться как при баловании детей, так и пренебрежении ими. Балование детей часто стимулирует возникновение «комплекса Наполеона», и в то же время воспитание неглектного типа (пренебрежение, отвержение) способно по механизмам компенсаторных чувств и мыслей вызывать развитие желаний величия вопреки всей ситуации, когда ребенок не получает никогда родительских похвал. В последнем варианте пренебрегаемый ребенок имеет двойственную психологическую структуру: а) в семье выступает компенсаторное чувство особости в положительном смысле; б) внутренне присутствует скрываемое от себя и других чувство неполноценности.

М. Стоун в 1972 году наблюдал подобного рода структуру у пренебрегаемых родителями детей в очень состоятельных семьях. Он акцентирует внимание на том обстоятельстве, что НЛР или его отчетливые признаки нередко сосуществуют с другими личностными расстройствами.

Тем не менее, особенно характерные сочетания НЛР образует с пограничным и антисоциальным личностными расстройствами. Сосуществование НЛР с личностным расстройством избегания и шизоидным наблюдается редко.

При психоаналитическом изучении лица с НЛР обнаруживают недостаточность в сфере 5ирегедо, что объединяет это расстройство с антисоциальным. X. Кенигсберг и О. Кернберг [28] в связи с этим считают необходимым говорить о «нарциссически- антисоциальном спектре нарушений». Авторы выделяют в структуре раннего 5ирегедо три слоя:

1. Наиболее ранние предшественники 5ирегедо, представляющие примитивные, персекуторные (связанные с идеями преследования), отталкивающие репрезентации «значительных других», на которые проецировались примитивные агрессивные импульсы. Эти прекурсоры (предшественники) 5ирегедо были столь выражены, что исключали возможность усвоения (интернализации) идеализированных, «хороших», награждающих репрезентаций.

2. Второй слой раннего 5ирегедо, состоящий из положительных репрезентаций, в которых даже требовательность сливается с гратификацией, в нормальных условиях нейтрализует первый слой персекуторного 5ирегедо. Отсутствие едо-идеала мешает нормальному подавлению возникающих в фантазиях угроз и наказаний из первого слоя 5ирегедо. Индивидуум оказывается не в состоянии справиться эффективно с внутренними опасностями, он/она может лишь проецировать угрозы на окружающих, что приводит к восприятию окружающих людей как представляющих опасность.

3. В результате более развитый и реалистичный третий уровень прекурсов 5ирегедо, соответствующий развитой эдипальной стадии, не может сформироваться и переживается спутанно, находясь под влиянием проецированной агрессии.

Таким образом, человек с нарциссическим антисоциальным нарушением охвачен неуверенностью, его самооценка, ощущение себя крайне неустойчивы. Положение спасает постоянное восхищение со стороны значимых других, собственное доминирование над другими создает чувство безопасности. В этой ситуации отсутствуют этические и моральные принципы. Лишенное регуляции со стороны 5ирегедо «Я» приписывает окружающим все отрицательные качества, блокирует способность к доверию, интимности, возможности испытать чувство любви. Имеет место бессознательная (частично осознаваемая) тенденция завидовать, обесценивать и ненавидеть «хорошие объекты», очевидно, в связи с подавленным подпороговым ощущением, что им доступна другая система ценностей.

Приведенная схема психодинамики более характерна для преобладания антисоциального радикала в нарциссически-антисоциальном спектре. Некоторый перевес нарциссического компонента при значительной представленности антисоциального О. Кернберг называет злокачественным нарциссизмом. Последний представляет процесс, при котором «ранние прекурсоры агрессивного 5ирегедо проецируются или интернализируются в Форме насильственного, грандиозного патологического «Я», и модифицируются способностью также материализовать по крайней мере некоторые прекурсоры идеализированного 5ирегедо. .Интернализация в Зе1? прекурсоров как агрессивного преследующего, так и идеализированного 5ирегедо приводит к формированию патологического грандиозного Зе1? нарциссической личности. Особенно характерна интернализация агрессии в этом патологическом грандиозном «Я»» [16, р. 73]. В подобной структуре сохраняется способность к какой-то лояльности и толерантности, отражающих требования и запреты реалистического третьего уровня 5ирегедо, клинически констатируются наличие «нарциссической личности с тяжелым антисоциальным поведением, едо-синтонной агрессией и параноидными чертами» [16, р. 73].

О. Кернберг [16] разрабатывает концепцию, согласно которой нарциссические расстройства целесообразно располагать на континууме, в зависимости от степени выраженности 5ирегедо, интенсивности проекционных защит и наличия едо-синтонной агрессии. В соответствии с данной концепцией синдром злокачественного нарциссизма характеризуется способностью сохранить определенные идеализированные объектные репрезентации и имеет несколько лучший прогноз, чем АЛР. В случаях НЛР способность распознавать хорошие черты в других людях сохраняется, хотя и подвергается постоянному сомнению, что обрекает на невозможность устанавливать длительные значимые отношения. По нашим наблюдениям, лица с НЛР могут в ряде случаев прятать грандиозность за маской псевдоуниженности, что делается для достижения, например, карьерных или матримониальных целей. Такое ролевое поведение обычно

кратковременно и при наличии опыта сравнительно легко распознается.

Нарциссическое личностное расстройство не входит в МКБ-10, но, тем не менее, этот вид нарушения привлекает к себе все большее внимание, потому что многие люди являются носителями этого расстройства или черт, которые приближаются к нему. Знание проявлений этого нарушения очень важно, т. к. мы часто встречаемся с его симптомами, но по-разному выраженными. Эти проявления существенным образом влияют на жизнь людей, которые окружают нарциссических личностей, провоцирующих конфликты, непонимание, психические травмы.

Нарциссическое личностное расстройство имеет ряд описанных в классификациях признаков. Основным его проявлением является проблема «Я». «Я» (5еЮ определяется в американском словаре психиатрических терминов М. Стоуна [46] как понятие тотальной личности с ее сознательными и бессознательными сторонами. Некоторые авторы говорят, что «Я» - это ядро личности, которое включает все стороны, в том числе и соматическую, но в основном, эмоциональный и чувственный компоненты.

Едо - это структура, которая способна «наблюдать» за «Я», оценивать эмоциональное состояние, которое возникает в самом «Я». Например, говоря «мне грустно», «я сержусь», человек оценивает чувство, которое в действительности может быть другим.

У нарциссических личностей имеет место особый имидж, основанный на образе грандиозного «Я». Едо оценивает собственную личность как очень значимую. Имидж грандиозности Формируется в результате взаимодействия младенца со средой, лицами, которые осуществляют заботу о нем. Большинство современных авторов, анализируя механизмы развития нарциссизма, акцентируют внимание на значении характера воспитания.

Человек сам создает свой имидж грандиозности. Он формируется не сразу, а постепенно, в течение определенного времени под влиянием конкретных факторов. Создание имиджа грандиозности - энергоемкий процесс, который происходит с затратой энергетических ресурсов. Но при всем этом это та основа само- и взаимоотношений, которую человек сконструировал для взаимодействия с самим собой и внешним миром. Как «искусственное образование» имидж грандиозности нуждается в постоянной поддержке, источнике питания. Наряду с этим имиджем у человека продолжают функционировать настоящее «Я», едо, 5ирегедо, 1д.

Создав собственную грандиозность, человек начинает функционировать с этим внутренним образом. Присутствующие изначально психические структуры начинают контрастировать с новым имиджем грандиозности, поскольку разница между тем, что имеет место на самом деле, и новым образом очень большая. С этим связан характерный для нарциссических личностей страх потери имиджа грандиозности, боязнь проявить свое настоящее «Я», показать его другим людям, что будет отождествляться с «потерей лица», и что, может быть, для них более важно, чем потерять лицо по отношению к себе самому.

Индивидуум с таким имиджем создает для себя определенный стиль жизни - мир

ролевого поведения. Но, в отличие от ролевого поведения актера, который меняет образ в зависимости от роли, нарииссический имидж не уходит, не отпускает от себя. Такая роль «съедает» реальное «Я». На определенном этапе многие перестают ощущать себя потому, что ролевое поведение требует отрицания настоящих чувств. Человек имитирует чувства и/или не придает этой сфере жизни значимой роли.

Возникающие эмоциональные реакции - это реакции напоказ. Паииент/паииентка с нарциссическим расстройством недостаточно чувствуют свое тело. Они боятся настоящих эмоций, т. к. искреннее, аутентичное (отражающее истинную сущность) поведение может оказаться разрушительным. Характерен уход от внешних и внутренних ситуаций, которые несут в себе опасность разрушения имиджа грандиозности. Такие ситуации воспринимаются как прямой вызов имиджу.

Нарциссическая личность крайне чувствительна ко всякого рода критике и мелким замечаниям. Способность получить объективную оценку качества сделанной работы отсутствует, т. к. они не переносят отрицательных высказываний. Если в оценке будет присутствовать девять положительных и лишь один отрицательный отзыв, внимание в этот момент будет приковано к последнему. Крайняя чувствительность к критическим замечаниям вызывает определенные реакции.

Для нарциссических личностей характерны два типа реакций: ярости (нарциссическая ярость) - бурной, сравнительно кратковременной реакции и униженности - более длительной реакции. Ярость и униженность скрываются, насколько это возможно. И, если в отношении униженности это удается, то спрятать ярость значительно труднее. Это приводит к конфликту, смысл которого остается непонятным для окружающих, не вникающих в систему ценностей нарциссической личности.

Внутренние психические структуры нарциссических личностей (бессознательная система разума) распознают риски, которые могут привести к разрушению грандиозности. Поэтому сам человек с нарциссическим личностным расстройством часто не понимает причину своей реакции.

Нарциссические личности так же, как и антисоциальные, стремятся к манипулированию. Разница в том, что в первом случае манипуляция более тонкая, более культурально приемлемая.

Стремление получить удовольствие, например, от доминирования, или пережить какое-то кратковременное возбуждение отсутствует. Их задачи не так примитивны. Выдвигаемая цель тесно связана с грандиозностью, и основной смысл жизни Формулируется как достижение успеха, славы, признания. При условии появления возможности манипулирования другими людьми, главным становится использование их как инструмента, орудия, средства для достижения сформулированной цели.

Нарциссические личности не признают за другими права на самостоятельное существование. Они не препятствуют их действиям активно, но относятся нетерпимо к активностям, которые не соотносятся с задачами и интересами нарциссической личности.

Интересы окружающих, цели и другие аспекты их жизни не учитываются и, соответственно, не переживаются.

Наряду с жесткой манипулятивностью, присутствуют ожидания восхищения собой, своими действиями, одобрения со стороны окружающих. Необходимость в положительной эмоциональной поддержке определяет сферу их контактов. Т е, кто критикует и порицает, исключаются из круга общения, даже если их оценки объективны и полезны. Исследования X. Кохута [24, 26] и О. Кернберга [16, 19] показывают, что люди с нарциссическим личностным расстройством постепенно изолируются. Эта особенность проявляется особенно наглядно, если проследить поведение такого человека в течение нескольких лет. Наблюдается нарастание изолированности, уменьшение количества контактов. Если раньше они встречались с кем-то, появлялись в каких-то местах, то теперь говорят: «Я не знаю, где он/она находится и что делает». Нарциссические личности не осознают происходящего, т. к. их бессознательная система разума настроена на предотвращение разрушения имиджа грандиозности.

Многие лица с нарциссическим личностным расстройством - это творческие личности. Им свойственна организация какой-то системы, взглядов, концепции, которую они считают уникальной, имеющей особое значение. Проблема в том, что об этой концепции говорят в узких кругах, исключающих возможность критики и осуждения. Нарциссические личности предпочитают творческие специальности, позволяющие вести относительно изолированный образ жизни.

Объективно это способствует отрыву от реальности. Чем в большей степени выражено стремление к уходу от действительности, тем труднее вернуться на исходные позиции. Они окружают себя узким кругом безусловно принимающих их лиц. Члены группы поддержки часто оказываются жертвами таких односторонних отношений, т. к. в трудных для себя, драматических, трагических ситуациях они не получают от нарциссических личностей никакой помощи.

В числе признаков, на основании которых диагностируется нарциссическое личностное расстройство, упоминается «отсутствие эмпатии», зарегистрированное в Р5М-1У. В данном случае было бы правильнее говорить о сужении круга эмпатии. Своеобразие заключается в том, что речь идет не о человеке, который либо входит, либо не входит в круг лиц, на которых распространяется эмпатия, имеется в виду содержание переживаний. Какие-то переживания эмпатизируются, а какие-то нет. Как правило, не эмпатизируется все то, что не имеет отношения к человеку с НЛР. Очевидно наличие потенциальной возможности проявления эмпатии с отсутствием потребности в этом. Эмпатизируется то, что каким-то образом задевает нарциссическую личность, например, критический настрой по отношению к ней. Избирательность эмпатии очень обижает окружающих. Компаньоны, сослуживцы и члены семьи нарциссической личности выкладываются, помогают им осуществлять какие-то функции, но, в случае возникновения у них проблем, они, надеясь на сочувствие, вдруг обнаруживают, что их не просто не слушают, а стараются как можно быстрее избавиться от них.

Семейная жизнь нарциссической личности имеет свои особенности. Член семьи (муж, жена) рассматривается как инструмент для удовлетворения потребностей и решения поставленных задач, для него «пишется» специальный сценарий. Она или он должны вести себя в пределах составленной схемы. Если роль выполняется, все хорошо, если нет - возникает раздражение. Анализ нарциссической личностью своих семейных проблем часто сопровождается Формулировкой, отражающей ценность дистантных отношений: «Идеальный сценарий семейной жизни подразумевает раздельное

проживание супругов, но когда мне что-то нужно, муж/жена должны тут же появиться, но при этом мне не мешать».

Одним из характерных признаков, свойственных нарциссической личности, является отрицание эмоций и чувств. Это касается и сексуальных отношений. Любые сексуальные проявления вызывают большую настороженность, которая формулируется примерно так: «Я не могу себе позволить такого рода отношения, т. к. они могут захватить меня и отвлечь от достижения главной жизненной цели».

Среди нарциссических личностей существует тип людей с легко возникающими параноидными (не бредовые идеи, а подозрительность) убеждениями. Они, например, считают, что стремление партнера стимулировать их сексуальную активность имеет скрытую цель - испортить их карьеру, «высосать энергию», сделать менее

целеустремленными. Такие убеждения, но в более заостренной Форме, можно наблюдать у нарциссических личностей, работающих с партнером в одной сфере и имеющих конкурентные отношения. Профессиональное противоборство связано с характерным для нарциссического личностного расстройства признаком, входящим в РЗМ-1У, - завистью.

Они не только не радуются успеху другого, а испытывают к нему зависть. Поскольку это чувство может не полностью осознаваться, нарастают раздражение, напряжение, злость, что находит выражение в конфликтах. Поэтому браки, в которых один из супругов страдает нарциссическим личностным расстройством, особенно если оба имеют одну профессию, часто распадаются.

Нарциссическим личностям в меньшей степени свойственна ревность, чем зависть.

В связи с отрицанием чувств, потребность получать удовольствие представлена мало. Добиваясь успеха, они должны получать удовольствие, но, как правило, этого не происходит. Они не умеют испытывать это чувство в течение длительного времени. Ощущение удовольствия носит поверхностный, кратковременный характер. Они не умеют жить настоящим и ценить текущий момент. Более глубокий анализ личностных особенностей нарциссических личностей позволяет прийти к заключению об отсутствии у них умения не только радоваться настоящему моменту, но и способности использовать прошлый опыт. Страдает проекция на прошлые события в жизни. Рациональная трактовка неумения ощущать удовольствие сопровождается объяснением: «.потому, что я начинаю думать о другом, о будущем. Мой сегодняшний успех в дальнейшем может вызвать отрицательные последствия: вдруг меня кто-то обгонит. Пока я почиваю на лаврах, конкуренты не дремлют».

Размышлений о плюсах и минусах прошлого, о полученных когда-то психических травмах, системах межличностных взаимоотношений и прочем у нарциссических личностей нет. Думать о прошлом, а тем более Фантазировать на эту тему не получается. «Я не могу себе это позволить. Это нерациональная и безрезультатная трата времени. Все равно в прошлом я не могу ничего изменить». Возможность извлечь какой-то опыт из пережитого исключается. «Что вы, это же прочитанная книга, возвращаться к которой, а тем более перечитывать заново я не хочу». Рационализм в отношении к прошлому сочетается с некритическим отношением к просчетам и поражениям. На формальном уровне они могут иногда сказать: «Да, я делал ошибки, это было неправильно», но это произносится без эмоциональной окраски на уровне интеллектуализации. Вслед за первой появляется вторая фраза: «Хорошо, в прошлом это было, но я давно изменился/ изменилась и сейчас я другой/другая».

Лицам с нарциссическим личностным расстройством присуща проекция на будущее, мысли о предстоящих достижениях, успехе, слове.

Типично презрительное отношение к очень многим вещам, заслуживает внимания только то, чем они занимаются. Свои проблемы воспринимаются как уникальные и доступные пониманию только особым людям. К их числу, как правило, относятся недосягаемые личности, с которыми либо невозможно вступить в контакт, либо их просто нет - они умерли.

Собственные достижения и таланты преувеличиваются. Они считают, что заслуживают особых привилегий и отношения. Сфера воображения может быть развитой, но сознательно ограниченной запретом ухода в прошлое. Легко возникают фантазии о собственной силе, успехе, идеальной любви, красоте и т. д.

В последнее десятилетие увеличивается количество пациентов, чьи проблемы нельзя объяснить с использованием классических, аналитических подходов, например, теории едо. Симптомы страдающих депрессиями пациентов могут выглядеть одинаково, но их содержание может быть совершенно разным. Одни могут жаловаться на переживания чувства вины; на то, что они сделали, или не сделали что-то; на причиненные ими страдания близким; на решение уйти из жизни как лучший способ освобождения окружающих от своего присутствия. У других чувство вины отсутствует, но есть ощущение собственной неадекватности, ненужности себе и другим, чувство внутренней пустоты, отсутствия смысла жизни. У третьих причиной депрессии является потеря привычного, сконструированного пациентами имиджа грандиозности, что требует совершенно иных терапевтических походов. В первом варианте присутствует угроза расширенного самоубийства, в связи с возможностью возникновения следующих рассуждений: «Так как мои близкие страдают из-за меня, мне нужно покончить с собой, чтобы они не страдали, но, если я покончу с собой, они лишаться средств к существованию и будут страдать еще больше, поэтому мне лучше покончить сначала с ними».

Нарциссические личности нередко терпят серьезные поражения, которые могут приводить к развитию более глубоких психических нарушений, наиболее типичным из которых является депрессия. Можно выделить особый вид депрессии - «нарциссическую депрессию». Это депрессия без чувства вины; с ощущением отсутствия смысла жизни; с рассуждениями о том, что время, в котором носители расстройства живут, - не то; люди, с которыми приходится общаться, - тоже не те; место жительства и работы - не соответствует им, их требованиям и ожиданиям. Отсюда наиболее типичным является мрачное настроение. Рой Шафер (К. ЗНа?ег) [43] - американский психоаналитик, называет такое состояние хронической разочарованностью, а в более тяжелых случаях - мортификацией («умерщвление»), апатией.

Иногда в этих состояниях, реже после них, следует обращение за помощью. Особенно, если имела место суицидная попытка. Характерный стиль поведения при нарциссической депрессии - изоляция от мира, прекращение контактов. Иногда возникает тенденция заглушить это состояние алкоголем, транквилизаторами, снотворным и т. д. Несмотря на возможную тяжесть нарциссической депрессии, она, в отличие от экзистенциальной, кратковременна и, как правило, длится всего несколько дней. Возможен самостоятельный выход из этого состояния.

Проблема нарциссических лиц заключается не только в том, что они сами ограничивают контакты с окружающими, но ив том, что никто не хочет иметь с ними дело. Чем лучше их знают, тем больше от них дистанцируются, тем менее они интересны для контакта.

Лица с нарциссизмом имеют тенденцию культивировать нарциссические черты личности у своих детей.

Во время депрессий может произойти частичная переоценка ценностей, поскольку иногда нарциссические лица сильно переживают разрыв контакта с каким-то очень значимым для них человеком.

Одиночество переносится хорошо, особенно в период занятости работой, но по ее окончании они нуждаются в контактах, поддержке, восхищении.

В структуре нарциссического личностного расстройства некоторые авторы, например А. Лоуэн [31], выделяют своеобразное нарушение, которое рассматривается как разделение или расщепление едо и «Я». В монографии «Нарциссизм» автор описывает несколько его стадий: от нарциссизма, который рассматривается в рамках нормы, до нарциссизма с выраженными расстройствами, вплоть до развития неадекватных состояний, приводящих к значительному отрыву от реальности.

По мнению А. Лоуэна, отрицание чувств при нарциссизме выражается в отсутствии способности к выражению эмоций и невозможности осуществлять прямой контакт с ними. Познание и осознание эмоций требует умения интенсивно переживать и выражать чувства. В случае блокировки или подавления эмоции, с точки зрения автора, супрессированы, или слабо выражены. С этой позицией можно спорить, т. к. известно,

что, согласно основному психобиологическому закону, вытесненные эмоции не исчезают,

а, находясь в бессознательной сфере, продолжаю накапливаться. Постепенное накопление небольших обид, при условии их неотреагирования, приводит к переполнению объема бессознательного. Когда 1д оказывается полностью заполненным, эмоции выплескиваются даже при небольшом воздействии в разрушительном виде. Возможно, этим можно объяснить приступы нарциссической ярости и глубину депрессии.

Нарциссические лица больше говорят о своих эмоциях и чувствах, чем переживают их. Одно дело рассуждать, например, о страхе, а другое - витально чувствовать испуг или страх. В связи с этим психологи, психотерапевты, психоаналитики, которые работают с нарциссическими пациентами, иногда используют не только вербальный анализ, но и работают непосредственно с телом, чтобы снять телесную ригидность.

Телесные техники, которые используются при работе с такими лицами, включают снятие ригидности в процессе глубокого дыхания и физических упражнений. Пациентам предлагается испытать какую-либо эмоцию, например, разозлить себя, но не говорить о ней, а проявить ее в действии: например, бить по подушке или что-то ломать. Несмотря на трудность выполнения этих рекомендаций, считается, что эти действия оживляют структуру и форму проявления эмоциональных реакций.

Нарциссические личности не любят фотографироваться. Просмотр фотографий с их изображением обнаруживает ригидность, «окаменелость и замороженность».

Едо (психическое «Я») функционирует и определяет осознание «Я» как самоосознание, самовыражение, самообладание и т. д. Эти термины во многом относятся к осознанию и выражению чувств. Поэтому А. Лоуэн [31] склонен определять «Я» как чувственно переживаемый аспект тела. Едо не является «Я», хотя оно составляет часть личности, которая воспринимает, переживает «Я». Едо репрезентирует «Я» в сознании и чувствует и воспринимает, что человек, например, зол. «Я», по мнению автора, не может определяться мышлением. Так, например, можно говорить о том, что компьютеры думают, но нельзя сказать, что они чувствуют.

При нарциссическом личностном расстройстве имеет место диссоциация едо от «Я». Лица с нарциссическими проявлениями отделяют сознание от его жизненной базы. Вместо того, чтобы функционировать как интегральное целое, личность оказывается расщепленной на две части: активную («наблюдающее едо»), посредством которой индивидуум идентифицирует поступающую информацию, и пассивную («наблюдаемый объект»), которым является «Я». Едо осуществляет функцию восприятия собственного внутреннего состояния и окружающей среды. Таким образом, оно помогает адаптации в среде, но едо не является «Я», оно является его сознательным аспектом. Его нельзя сепарировать от «Я». Аккуратность, точность восприятия, которое осуществляет едо, зависит от его связи с «Я». Мы можем переживать свое тело непосредственно, посредством чувств, или можем создать имидж себя и работать над ним. В первом случае, если мы воспринимаем себя непосредственно через чувства, мы связаны с «Я». Если же речь идет об имидже, то связь носит косвенный характер. У здорового человека присутствует два вида восприятия, которые согласуются друг с другом. Если восприятие себя отсутствует, что характерно для нарциссических состояний, возникает неспособность проявлять искренние чувства, а отсюда и невозможность вступать в интимные отношения с другими людьми. Человек, не любящий себя, не способен любить других.

Любовь можно рассматривать как взаимное проникновение с разделением «Я» другим человеком. Сексуальная связь является настоящим проявлением любви, если такое разделение, взаимный обмен «Я» существует, в противном случае - это нарциссический акт. Интимность - это деление, обмен «Я», но для ее возникновения необходимо иметь чувство «Я» и осознавать его.

А. Лоуэн [31] считает, что, несмотря на то, что человек рождается с «Я», он/она может терять способность чувствовать его. Особенно, если психическая энергия инвестируется в имидж «Я» или в едо. Тогда интимная связь чувства с настоящим «Я» утрачивается. Все люди нуждаются друг в друге, и, если у человека имеется чувство «Я», для его сохранения ему необходим другой человек, чтобы разделить с ним это чувство. Едо нарциссической личности страдает без поддержки со стороны других, в связи с потерей чувства «Я».

С другой стороны, признание, которое получает нарциссическая личность, также ослабляет и нарушает едо. Возможны ситуации, когда человек с нарциссическим личностным расстройством будет отвергать даже тех, кто им восхищается, в силу, как ему кажется, их несостоятельности. Он отказывается от контактов с ними так же, как он когда-то отказался от своего «Я».

Отношения между едо и «Я» достаточно сложные. Без едо не может быть чувства «Я», т. к. едо осознает «Я». Но без «Я» чувство идентичности оказывается привязанным только к едо. Личностное нарушение возникает в случае отсутствия совпадения между имиджем «Я» и «Я». Чем больше это несоответствие, тем больше страдает связь с реальностью, и тем более тяжелое расстройство возникает. В результате резкого контраста имиджа «Я» с действительностью возникает спутанность, наиболее выраженная при психическом расстройстве психотического уровня, например, шизофрении.

Расщепление между имиджем «Я» и «Я» вызывает нарушение восприятия собственного тела. Это приводит к тому, что нарциссические личности поздно распознают соматические заболевания. Игнорирование телесности является общим признаком лиц с нарциссизмом и лиц, страдающих аддиктивными расстройствами. У нарциссических личностей это происходит на более автоматическом уровне. Следствием игнорирования тела является несвоевременная, поздняя диагностика различных форм соматических нарушений, что способствует возникновению угрожающей ситуации потери какой-либо функции, например потери зрения. В то же время отрыв «психического» тела от «соматического» приводит к возникновению различных, построенных на интеллектуальных рассуждениях ипохондрических концепций, когда человек с нарциссическим личностным расстройством «придумывает» себе различные болезненные состояния, основываясь на псевдопризнаках. Ему начинает казаться, что он мог заразиться каким-нибудь заболеванием, в связи с тем, что накануне встречался с кем-то. Или считает, например, что, находясь в обществе каких-то людей, он постоянно расстраивался, и эти переживания привели его к какому-то психосоматическому страданию. Появляются мысли о том, что психосоматическое заболевание трансформировалось в злокачественное новообразование, которое пока не распознается, несмотря на то, что он/она заметили потерю веса и обратились к специалистам, которые ничего не обнаружили.

Иногда нарциссические личности переносят такие ипохондрические концепции на своих детей и пытаются найти у них аналогичные формы нарушений. Такой ход мыслей характерен для пациентов, игнорирующих телесный «Я».

Лица с нарциссическим личностным расстройством не позволяют сильным чувствам достигать сознания.

Либидо при нарциссизме теряет связь с телесностью и инвестируется в едо. Отрицание собственной телесности разрушает отношения к внешнему миру. Трансформация энергии либидо в энергию едо активизирует включение в различные активности по усилению собственного имиджа, приобретению власти, силы, денег. Процесс роста своего имиджа приносит удовлетворение. Тем не менее, наличие одного лишь социального имиджа, основанного на достижениях, не делает человека личностью с нарциссическими особенностями. Нарциссическое расстройство диагностируется тогда, когда человек основывает личную идентичность на социальном имидже.

В развитии нарциссизма участвуют макросоциальные и семейные факторы. Макросоциальными факторами являются характеристики современного общества. В традиционном обществе большой акцент делался на прочных связях внутри семьи, на взаимном участии в жизни друг друга. Связи носили «клановый» характер и распространялись на более широкий круг родственников, знакомых. Схемы поведения родителей передавались детям, что обеспечивало успешность их адаптации в течение длительного времени. В современном обществе эти особенности взаимоотношений утрачены. Семейные связи стали более слабыми, это находит отражение в значительном уменьшении времени, проводимого в семье, большом количестве неполных семей, в частой смене брачных партнеров.

Современное общество характеризуется значительно большим количеством изменений в различных областях жизни. Это требует развития других адаптационных навыков, не нужных в традиционном обществе. Ситуация отражается на детях, которые не получают прежнего внимания. Современные родители уделяют детям меньше времени, чем это было 50 лет назад.

В сегодняшней семье ребенок не получает, начиная с очень раннего периода своего развития, адекватной эмоциональной поддержки и достаточного количества положительных эмоциональных реакций. Он нуждается в позитивном эмоциональном контакте с людьми, и, прежде всего, с теми, кто находится в его микросоциуме. Даже при

наличии положительного отношения к ребенку, заботы об удовлетворении его биологических и Физиологических потребностях, эмоциональный компонент взаимоотношений выпадает. Положительный эмоциональный контакт ограничивается несознательно, а потому, что родители загружены работой, заботой и другими проблемами. Они выделяют какое-то время для контакта с ребенком, но оно не соответствует его биологическим потребностям. Происходит задержка развития, которая касается Формирования идентичности. Возникает особый вид патологии, которому разные авторы, занимающиеся этой проблемой, дают разные названия: «дефицитарное «Я»», «основная недостаточность», «некогезивное «Я»», «фрагментарное «Я»». Помимо эмоциональной недостаточности, все вышеперечисленные факторы способствует развитию личностных расстройств кластера «В», в особенности НЛР.

Существенное значение в возникновении НЛР имеют особенности вербального периода в развитии ребенка, касающиеся непосредственно преэдипального, эдипального и постэдипального периодов. Речь идет об определенных типах воспитания. Одним из них является «престижное воспитание», считающее основной функцией ребенка демонстрацию благополучия, успеха и известности семьи. Поэтому большое внимание уделяется тому, чтобы ребенок был на высоте, умел представить себя с наилучшей стороны, и особенно при встречах со знакомыми, друзьями и т. д. Ребенка демонстрируют как куклу, которую хорошо одевают. Он обязан показывать глубокие знания в какой-то области и отвечать на тематические вопросы. Очень важна его способность поражать воображение окружающих своей развитостью, интеллектом, навыками. Ребенок это чувствует и быстро усваивает значение умения произвести впечатление.

Ребенок также усваивает и неуверенность в отношении к себе родителей. Он не получал в раннем возрасте достаточного эмоционального подкрепления и продолжает не получать его, но в данной ситуации включается компонент искусственности эмоциональных проявлений. Формирование важной для ребенка экзистенциальной сферы нарушается. Он не знает, любит его мать или нет, на Фоне того, что чувство любви у него не очень развито. Любовь родителей оказывается тесно связанной с впечатлением, которое он производит на окружающих. В дальнейшем это распространяется не только на умение произвести впечатление, но и на способность добиться поставленных целей, включая хорошую успеваемость в школе. Ребенок понимает, что любовь родителей носит условный характер, и его любят за успехи и достижения.

У ребенка воспитывается чувство гиперответственности, не свойственной его возрасту. Подчеркивается его «особость» и непозволительность делать то, что делают сверстники. Его загружают ответственностью соответствовать родителям, не разрушить их социальный имидж. Развивается озабоченность необходимостью создания имиджа. «Престижное воспитание» требует от ребенка превосходства над другими. Его занятия

музыкой, спортом не рассматриваются как хобби. Удовольствия игнорируются. Важно

добиться успеха, признания, славы, быть первым.

Поскольку ребенок не может быть всегда первым, он терпит поражения, которые начинает скрывать. Так он обучается обману. Привычка говорить только о своих успехах требует сокрытия негативной информации. Чтобы доказать свою «особость», он демонстрирует сильную волю и показывает, что может сделать то, что не могут сделать родители. Одним из негативных вариантов доказательства может стать голодание, которое рассматривается как способ самоутверждения. Таким образом он стягивает на себя внимание родителей [7].

На развитие нарцисстических нарушений влияют особые ситуации, которые усиливают проявление нарцисстических признаков. Одним их таких вариантов является резкое изменение социального статуса, когда семья, которая делает ставку на престижное воспитание, не зависимо от ребенка, теряет престиж. Ребенок это чувствует, возникает психическая травматизация с развитием психологической защиты в виде стремления к созданию имиджа в ущерб всему остальному. В дальнейшем выбирается общество, которое поддерживает такое поведение.

Несомненную помощь в диагностике нарцисстического расстройства оказывает знание диагностических критериев, содержащихся в РЗМ-1У:

1. Реакция на критику чувствами ярости, стыда или унижения (даже если эти чувства внешне не выражаются).

2. Эскплуатативность в межличностных отношениях с использованием других для достижения своих целей.

3. Грандиозное чувство самозначимости, основанное на преувеличении своих достижений и способностей и стремлении быть замеченным и «награжденным» за качества «особого» человека без достаточных на то оснований.

4. Убежденность в том, что его/ее проблемы уникальны и могут быть поняты только «особыми» людьми.

5. Сверхзанятость Фантазиями неограниченного успеха, силы, красоты или идеальной любви.

6. Чувство избранности, нерациональные ожидания особенно благоприятного отношения к себе.

7. Потребность в постоянном внимании и восхищении.

8. Отсутствие эмпатии, проявляющееся в неспособности распознать и пережить чувства других людей, например, удивление и раздражение в случае отмены встречи другом/подругой даже по причине серьезного заболевания.

9. Сверхзанятость чувством зависти.

В диагностике нарциссического расстройства используется шкала нарциссических черт

1. Он/она могут испытывать чрезвычайную злость, если другие критикуют ихдействия.

2. Он/она выходят из себя в случае незначительных недоразумений и замечаний, которые при рациональном к ним отношении не должны вызывать отрицательных чувств.

3. В случае набора сотрудников он/она обращают внимание, прежде всего, на способность этих людей выполнять намеченные только ими цели, исключающие оправдание и преследование собственных интересов.

4. Стремление общаться с людьми, обладающими исключительной привлекательностью, талантом или успехом.

5. Появление этого пункта связано с исследованиями И. Плакун (Е. Р1акип) [38], показавшими наличие у нарциссической личности стремления общаться с суперавторитетным человеком с целью «присоединения» его «Я» к своему.

6. Ощущение того, что другие люди не отдают себе отчета в его/ее настоящих способностях.

7. Утверждение, что он/она получают поддержку от других в связи с наличием у них исключительных навыков и уникальных способов понимания ряда вещей.

8. Трудности в нахождении людей, достойных их доверия, т. к. эти люди недостаточно умны для того, чтобы оценить их уникальные качества.

9. Трудности в нахождении людей, способных понять их проблемы, поскольку эти проблемы чрезвычайно сложны и уникальны.

10. Наличие Фантазий, связанных сдостижением признания.

11. Ожидание совершенных любовных отношений, несмотря на наличие факта отсутствия таких отношений у лиц, входящих в круг их близкого окружения.

12. Сильное раздражение, возникающее как следствие необоснованных, с их точки зрения, действий мелких бюрократов, предъявляющих различные несущественные требования, например, нарушение правил парковки, штраф за задержку книг в библиотеке и пр.

13. Позволительность нарушения общепринятых правил в общественных местах, включая требования немедленного обслуживания в ресторанах, нежелания стоять в общей очереди в кассу и пр., т. к. свое личное время они считают наиболее ценным.

14. Фиксация на вызывающем внимание стиле одежды и стремление получать комплименты в связи с этим.

15. Нетерпение к людям, которые говорят о своих проблемах.

16. Раздражение по поводу способности других находить объективные причины для объяснения нарушенных соглашений и невыполнения обязанностей, включая болезнь.

17. Отрицательное эмоциональное состояние, вызванное большими, чем у них успехами окружающих на различных этапах обучения.

18. Отчетливая зависть к более привлекательным или более успешным в жизни людям.

Большое значение в развитии нарциссического расстройства имеет ранний детский

период. В качестве одного из механизмов возникновения этого вида нарушения рассматривается процесс соблазнения, который закладывает основу, позволяющую ребенку чувствовать себя «особым и уникальным». В дисфункциональной семье ребенок уже в детстве ощущает недостаток эмоционального отношения к себе, нежелание взрослых проводить с ним время, он чувствует «отбрасывание» и унижение. Нарциссическая личность Формируется в случае совмещения унижения и соблазнения ребенка. Соблазнение происходит от латинского «зедисеге» - отходить в сторону, положить в другое место. Соблазн заключается в том, что на каком-то раннем этапе жизни мать начинает проявлять к ребенку усиленное специфическое внимание. Это особое внимание и является соблазном, который определяется как использование ложного утверждения или обманного обещания с целью заставить другого делать то, что необходимо соблазнителю. Обещание может быть высказано прямо или может подразумеваться и носить скрытый характер. Часто родители используют обещания, которые четко не формулируются. Ребенок стимулируется обещанием особой любви и особого отношения со стороны родителей, а на самом деле он не получает ни того ни другого. Испытывая недостаток любви и привязанности, он начинает переживать их в своих Фантазиях.

Процесс соблазнения в отношениях матери с сыном строится на эксплуатации раннего эротизма в эдипальных переживаниях, а в отношениях матери с дочерью - на чувстве особой близости. Зачастую в этой «игре» используются противопоставления одного из детей другому родителю, брату или сестре. «Эксклюзивный» ребенок воспитывается в атмосфере особой исключительности. В его сознание косвенным образом имплантируется ощущение собственной значимости и «особости».

Между родителем и ребенком создается особая обстановка интимности, характер которой ребенок дофантазирует в соответствии со своим возрастом. Процесс соблазнения происходит чаще всего в возрасте от 3 до 6 лет. Создаваемое искусственно особое отношение накладывается на уже существующую эмоциональную депривацию. И, если в ранний период детства на него не обращали внимания, то в более поздние периоды развития родители начинают многовариантную игру. Это могут быть слова, которые выделяют его как особого, противопоставление его кому-то другому, возведение ребенка в положение взрослого человека с нагрузкой несвойственными возрасту проблемами. Например, мать, доверяя ребенку интимные подробности своей жизни, делает его советчиком в этих вопросах. Формирующийся в процессе соблазнения «комплекс особости» включает в себя следующие моменты:

1. Ребенок считает, что ему все доступно, он может считать себя взрослым, т. к. ему доверяют как взрослому. Возникает ощущение «всемогущества», не соответствующее

действительности.

2. У ребенка возникает «комплекс всезнайки». Ему кажется, что он все знает, во всем

разбирается. Значимость отношений родителей друг к другу недооценивает, считая, что всего важнее внимание к нему.

3. У ребенка возникает комплекс того, что им восхищаются и ему поклоняются.

Более глубокий анализ этих атрибутов показывает, что лица с нарциссическими нарушениями в реальной жизни относятся к себе как к маленьким богам. Это отношение поддерживается окружающими, которые видят их такими в течение определенного времени.

Особенность происходящего заключается в том, что этот процесс носит имажинативный (воображаемый) характер. Поскольку он строится на воображении, то он, естественно, иллюзорен. Так, например, одна из пациенток с нарциссическим расстройством вспоминала: «Я всегда думала, что я особая. Мне говорили, что я могу достичь всего, чего захочу, если буду стараться. И я многого достигла. Правда, у меня есть проблемы личного характера, которыми я недовольна».

Психолог с нарциссическими особенностями так описывал свои ощущения: «Я - особый человек, поэтому все на меня обращают внимание и завидуют мне. Это чувство особости заключается в том, что я, как профессионал, знаю все секреты людей, которые обращаются ко мне за помощью. Я чувствую себя управляющим марионетками, дергающим за веревочки и знающим, что будет дальше».

Отсутствие необходимых эмоциональных переживаний отражается не только на психологическом, но и на соматическом состоянии человека с нарциссическими особенностями. Снижается уровень его телесных ощущений, возникает некоторое отчуждение от собственного тела.

Один из пациентов описывал свое состояние примерно так: «Я иногда удивляюсь, разглядывая себя. Возникает ощущение, что я не имею к своему телу никакого отношения».

Такие состояния сопровождаются возникновением чувства значимости одной лишь психической сферы с отнесением природы соматической сферы к более «низкому» уровню. Поэтому в случае возникающего у девочек-подростков отказа от еды важно своевременно диагностировать наличие в их личностном профиле нарциссического компонента. Целью отказа от еды в данном случае является ощущение победы над своим телом. Относя себя к категории лиц с развитой волей, девочки считают свое поведение образцом победы над своими слабостями и испытывают чувство гордости от того, что они голодают. Они относятся к отказу от еды как спортивному достижению и голодают до кахексии.

В таком поведении усматривается желание подростков продемонстрировать родителям то, что они недооценивают своего ребенка, который, хотя и не может конкурировать с ними, но может заставить таким образом обратить на себя внимание.

Воспитание, которое приводит к развитию нарциссизма, содержит в себе определенную

специфику. Лица с нарциссическими нарушениями воспитываются в семьях с характерными моделями воспитания.

В одной из таких моделей доминирующая мать воспитывает в ребенке чувство всевластия, особости, больших возможностей, но требует при этом, чтобы он вел себя определенным образом, многое запрещая ему. У ребенка Формируют чувство обязанности быть на высоте и не подвести мать. Между ребенком и матерью присутствует тесная взаимосвязь.

Отец, как правило, не принимает должного участия в воспитании и часто является фигурой, которая периодически отсутствует и не вмешивается в семейные дела.

На каком-то этапе, примерно тогда, когда ребенку исполняется 4-5 лет, отец возвращается. Он налаживает тесные отношения с матерью, и ребенок начинает чувствовать себя брошенным матерью, которая предала его в связи с новыми отношениями с отцом. У ребенка возникает чувство покинутости, поскольку связь с матерью нарушилась. Ощущение психологического комфорта, обусловленное

положением принца в семье, исчезает. Появляется дискомфорт, избавлением от которого служит возврат ребенка к детским инфантильным переживаниям и воспоминаниям того времени, когда ему было хорошо. Он Фиксируется в воображении на этих переживаниях и не может избавиться от них. Таким образом Формируется психологический механизм развития нарциссизма, который постепенно переходит в подростковое и во взрослое состояние в мало изменяющемся виде.

Вторая модель воспитания используется родителями из внешне благополучных семей, в которых отсутствуют достаточно последовательные отношения эмоциональной

поддержки ребенка. Родители, чаще всего мать, стараются использовать ребенка как объект демонстрации благополучных семейных отношений. Ребенок выступает как витрина семьи. Его способности показывают в случаях прихода гостей и торжественных событий. Ребенка хорошо одевают, он демонстрирует особые знания и навыки. Например, ему внушают, что он/она должны быть музыкантом и заставляют

музицировать в присутствии гостей. Другого ребенка просят проявить артистические способности, продекламировать, сыграть какую-то роль, рисовать и пр. Взрослые

поддерживают эту игру и хвалят ребенка. Ситуация запечатлевается и переходит в разряд постоянных. Казалось бы, все идет хорошо, но механизм, направленный на поражение, включен. Ребенку «прививается» необходимость постоянного разыгрывания определенной роли, в противном случае он не получит к себе должного отношения. Если ребенок не справляется с ситуацией, или бастует, отказываясь играть в предложенную ему игру, его осуждают, унижают и наказывают прямо или косвенно.

Третья модель, которая ведет к развитию нарциссических нарушений, характеризуется наличием элементов престижного воспитания и эмоционально теплых отношений к ребенку. Ему оказывается эмоциональная поддержка, но основной акцент делается на

престиже. Через некоторое время ситуация резко меняется. Появляется какой-то новый

фактор, который полностью разрушает прежнюю ситуацию, делает ее совершенно иной.

Одной из таких причин может быть потеря семьей престижа. Членов когда-то образцовой семьи, на которых обращали внимание и с которыми хотели поддерживать отношения, теперь стали бояться и избегать. Те, кто раньше приходил в гости, приносил подарки и восхищался им, изменили к нему свое отношение. Ребенок чувствует эту ситуацию и у него возникает сильная психологическая травма. Такая травматизация приводит к реакции гиперкомпенсации. У ребенка Формируется нарциссическая зашита, с помощью которой он старается преодолеть сложившуюся ситуацию.

Согласно исследованиям И. Плакун [38], нарциссические расстройства у женщин, по сравнению с мужчинами, характеризуются большей частотой установления внешне симбиотических отношений с другими людьми. Женщины стремятся к симбиозам, увеличивающим их признанность обществом и с этой целью они включают «Я» партнера в свое собственное «Я». Возникающие при этом отношения носят экстернализированный характер, являясь фасадом, привлекательным для других. Особой глубины в межличностных отношениях с партнером при этом не возникает из-за страха интимности. Каждая из сторон в этих отношениях существует сама по себе.

Одним из Факторов, осложняющих психоаналитическую коррекцию нарциссических пациентов, по мнению 3. Фрейда [8], является отсутствие переноса. Классические психоаналитики оценивают перенос как эмоциональное сердце анализа, поэтому необходимо, чтобы такой перенос происходил. Его отсутствие у этой группы пациентов обусловлено их чрезмерной поглощенностью собой. Они отказываются от переноса также потому, что воспринимают его как поражение и необходимость отказа от самозначимости.

Изучая шизофрению, 3. Фрейд пришел к выводу, что заболевание представляет собой патологический феномен, в котором проявляются нарцисстические механизмы, поскольку при этом нарушении либидо полностью оторвано от внешних объектов, например, от людей, от каких-то других ситуаций и направлено внутрь человека, на его едо. По этой причине налаживание каких-либо контактов становится невозможным даже в фантазиях. Точка зрения 3. Фрейда впоследствии вошла в психоаналитическую концепцию шизофрении.

Психотерапия лиц с нарциссическими особенностями требует преодоления нарциссических сопротивлений. Для осуществления поставленной задачи 3. Фрейд [8] рекомендовал постоянные повторения для того, чтобы многократно конфронтировать пациента с его эгоцентризмом и чувством превосходства. Необходимо постоянно демонстрировать пациенту, что его позиция лишена смысла, и что он напрасно ждет от специалиста какого-то особого отношения к себе, т. к. его стремление пользоваться привилегиями на самом деле не имеет достаточных оснований.

Можно пытаться разрушать грандиозность пациента путем использования шуток, иронического подхода, попыток формирования у него юмористического отношение к себе. К сожалению, это не всегда удается. В ответ сам пациент может стать саркастическим, агрессивным и проявить издевательское отношение к аналитику.

Обращенность либидо вовнутрь, характерная для нарциссических пациентов, приводит к сравнительно частому появлению у них ипохондрических идей. Это одна из черт нарциссизма, на которую не обращается внимания в современных классификациях. Лица с нарциссическими особенностями часто думают, что они страдают тяжелой болезнью и начинают фиксироваться на неприятных ощущениях в теле. Они могут подолгу рассматривать себя в зеркале, находя признаки особой бледности, круги под глазами, считая это признаками нездоровья. Вместе с тем, свойственная нарциссическим личностям ипохондричность, связанная с придуманными ими нарушениями, не проявляется по отношению к действительно существующим у них заболеваниям. Если у нарциссического пациента развивается настоящая болезнь, он долго не обращает на нее никакого внимания, игнорируя ее признаки. Наряду с этим, у этого же человека выступают черты ипохондричности к воображаемым болезням.

Современный взгляд на терапию нарциссических личностных расстройств изменился. X. Кохут [26] подчеркивает, что с нарциссическими пациентами следует обращаться не так, как рекомендовали классические психоаналитики. За фасадом грандиозности пациентов необходимо видеть самодеструктивность. Эта особенность приводит к легкости возникновения состояний отчаяния. Попытки конфронтации этих пациентов с ситуациями, которые демонстрируют их неадекватность, отсутствие достоинства и т. д., не дают положительных результатов, приводят к отказу от психотерапии или развитию состояний агрессивности, нарциссической ярости с последующей депрессией. Поэтому автор рекомендует значительно более осторожный подход к этим людям, считая, что при психотерапевтическом контакте следует не разрушать основное ядро грандиозности, а стараться каким-то образом использовать то, что предлагает сам пациент. Следует работать над улучшением адаптации, не разрушая структуры личности, а обращая внимание на решение конкретных проблем в отношениях с людьми.

По мнению X. Кохут, нарциссические пациенты в процессе контакта с психотерапевтом могут идеализировать его. При этом используется механизм, в соответствии с которым пациент выбирает какую-нибудь фигуру и старается слиться с ней, руководствуясь принципом, что он - это мое идеальное «Я». Аналитик может стать таким идеальным «Я» для пациента, поскольку он с ним не конкурирует. Некоторые пациенты видят в психотерапевте зеркало, которому можно все рассказать и получить обратную реакцию в виде отражения своих действий, концепций и пр. Когда зеркальное отражение разрушается, они оказываются в изоляции. Ответом является отрицательная реакция. Иногда пациент видит в психотерапевте какие-то черты, напоминающие ему самого себя. Это двойниковое отношение также может быть использовано в процессе психотерапии.

Проведение психоаналитической терапии с нарциссическими пациентами обычно затруднено. В разговоре с аналитиком они, фактически, слушают самих себя. Интерпретации аналитика не воспринимаются или воспринимаются формально и поверхностно. Создается впечатление, что, приходя на терапию, эти пациенты делают одолжение аналитику. Специалисту следует опасаться контрпереноса с негативным отношением к пациенту.

Нарциссической личности трудно наладить контакт с психотерапевтом из-за страха обнажить свою слабую сторону. Часто возникают ситуации, при которых человек обращается за помощью и сразу же включает нарциссический механизм. У аналитика возникает вполне уместный вопрос о том, зачем человек обратился к нему? Вместо ответа на вопрос включается ролевое поведение. Пациент придумывает причину прихода, далекую от истинной, т. к. не может позволить себе сказать правду и продемонстрировать слабые стороны своей личности. Правда связана с угрозой разрушения его системы ценностей. Трудно признать, что кто-то превосходит его хоть в чем-то.

Коррекционные подходы к нарциссизму во многом определяются исходными теоретическими предпосылками об этиологии и развитии этого процесса, с учетом основного расхождения между концепциями X. Кохута и О. Кернберга. Как уже указывалось, X. Кохут рассматривал патологический нарциссизм как следствие развития, имея в виду, что процесс созревания происходит вначале нормально, а затем встречается с затруднениями в удовлетворении нормальной потребности в идеализации [24, 25, 27].

О. Кернберг [17, 18] анализирует нарциссизм структурально, считая, что нарушение возникает очень рано, в результате чего у субъекта закрепляются примитивные формы защиты. Процесс отличается от нормы в большей степени качественно, чем количественно.

В целом нарциссическая личность, по X. Кохуту, метафорически является «растением», рост которого в критические периоды был задержан недостатком воды и солнечного света. Нарциссическую личность, по О. Кернбергу, можно, соответственно, сравнить с растением, которое мутировало в гибрид [19].

Н. Маквильямс [34] указывает, что эти различные теории приводят к разным подходам в терапии. Следуя названным метафорам, сторонники X. Кохута акцентуируют внимание на необходимости предоставить «растению» большее количество воды и солнечного света. Приверженцы концепции О. Кернберга предлагают «обрезать» отклоняющиеся от основного ствола латеральные части для того, чтобы «растение» стало нормальным.

Сторонники X. Кохута акцентируют внимание на значении постоянной эмпатической связи аналитика с переживаниями пациентов и благожелательного, искреннего восприятия их идеализации или девальвации.

Последователи О. Кернберга фиксируются на постоянной конфронтации с феноменом грандиозности и систематической интерпретации психологических защитных реакций. О.

Кернберг [16] в то же время предупреждает об опасности последствий столкновения с нарциссическим пациентом, принимая во внимание значение латентного состояния дефамации (принижения, очернения). Поэтому О. Кернберг подчеркивает важность работы с негативным переносом и помощи в развитии у нарциссической личности адекватной заботы и чувства вины по отношению к тем, кого нарцисс бездумно травмирует.

Н. Маквильямс [34] и ее коллеги, исходя из собственного опыта работы с нарциссическими пациентами, пришли к заключению, что рекомендации X. Кохута более применимы по отношению к пациентам со значительно выраженными расстройствами погранично-психотической ранжировки. Автор считает, что нарциссические пациенты, столкнувшись в процессе терапии с отсутствием эмпатии у аналитика, чувствуют себя опустошенными. Единственным способом «залечить» эту рану является необходимость выражения специалистом искреннего сожаления и сочувствия.

Ранние психоаналитики, как и 3. Фрейд, считали, что нарциссические пациенты не способны к формированию переноса, т. к. вся их либидинозная энергия направлена внутрь, на «Я». Этим объяснялась крайняя затруднительность аналитической терапии. Современная теория признает образование переноса нарциссами, но подчеркивает, что этот перенос отличается от развиваемого другими пациентами.

Уже в начале терапии аналитик фиксирует отсутствие интереса пациента к интерпретациям переноса. Вместе с тем, нарциссические личности проявляют сильные реакции на аналитика. Им свойственна его идеализация или, наоборот, принижение. Своеобразие этих реакций в том, что они не анализируются пациентами и существуют как бы сами по себе. Вопросы аналитика о том, как пациенты относятся к нему и воспринимают его, вызывают реакции раздражения или смущения. Пациентов выводит из себя проявление интереса к ним. Реакции пациента, как правило, настолько едо- синтонны, что становятся недосягаемыми для исследования. Попытки отделить их реакции от едо не всегда успешны. В любом варианте идеализации или девальвации аналитика нарциссические пациенты продолжают испытывать убежденность в первичной объективности своих оценок. Все действия аналитика воспринимаются лишь в плане подтверждения исходно положительного или отрицательного отношения к нему.

Н. Маквильямс [34] считает, что контрперенос на нарциссический перенос включает «скуку, раздражение, сонливость и нечеткое чувство, что в терапии ничего не происходит». Автор описывает типичный комментарий психоаналитика по поводу поведения одной из его нарциссических пациенток: «Она приходит раз в неделю и рассказывает о новостях, критикует мою одежду, игнорирует все мои интервенции, и уходит. Зачем и почему она продолжает свои визиты? Что она от этого получает?»

Задачей аналитика является осторожное подталкивание пациентов к осознанию особенностей структуры их психики и поведения. При этом необходимо тщательно отслеживать на эмпатическом уровне реакции пациентов на интерпретации, предупреждать ситуации, когда возникающее чувство стыда может привести к прекращению лечения или их уходу в себя. Необходимо учитывать, что нарциссические пациенты не проявляют активности в самораскрытии, ни о чем не просят, считая, что таким образом они показывают свою латентную недостаточность.

X. Кохут [24] описывает три варианта переноса при анализе нарциссических пациентов: зеркальный, идеализируемый и двойниковый. Для того чтобы «воспринять» терапию, пациенту необходима определенная «доза» соответствия между его установками, ожиданиями и содержаниями терапии. «Преследующая» тактика аналитика, который на слишком раннем этапе терапии атакует и пытается разрушить фантазии нарциссического пациента, приводит лишь к увеличению нарциссической раны [32].

Пациентам нужно помогать справляться с проблемой нарциссической ярости, ориентируя их на то, что сама по себе терапия без их активного участия будет недостаточной.

Дж. Холмс [13] приводит несколько основных принципов, которые могут быть использованы при аналитической терапии нарциссизма. К ним, в частности, относятся:

1. Терапевт должен акцептировать идеализацию его отношения с пациентом и в то же время не бояться бросать вызов отрицанию пациентом его скрытой диффамации (чувства очернения, принижения).

2. Терапевту следует избегать использования своего положения для усиления низкой самооценки пациента.

3. Следует избегать ситуаций столкновения взаимного восхищения.

4. Поддержка нарциссизма пациента может быть включена в терапевтическую стратегию, особенно в противодействии компульсивному негативному нарциссизму и самоочернению. Терапевт должен найти способ противодействия попыткам пациента принизить себя.

5. Терапевт должен обладать способностью установления границ как по отношению к требовательности «тонкокожего», так и ярости «толстокожего» нарцисса.

6. Существует пропасть между реальным и идеальным «Я». В случаях амбивалентного, «эхоического», негативного, «сверхбдительного» типа эта пропасть слишком велика. Нарциссический забывчивый толстокожий тип характеризуется слиянием едо и едо- идеала. Задачей терапевта является сужение пропасти в первом варианте (помощь в нахождении и принятии хороших качеств у себя) и разделение едо и едо-идеала (помощь в восприятии пациентом своих поражений) во втором варианте.

Точные данные о встречаемости НЛР отсутствуют. М. Стоун [45] оценивает распространенность НЛР как менее 1 % в обшей численности населения. У пациентов клиники количество НЛР может достигать 3 %.

Наиболее типичными едо-защитами являются идеализация и девальвация, в меньшей степени - проекция и идентификация.

В художественной литературе и кинофильмах можно найти ряд персонажей с выраженными нарциссическими чертами. К ним относятся, например, Дориан Грей в

романе «Портрет Дориана Грея» Оскара Уайльда. Фанатик серфинга генерал Килгор (КПдоге) (его роль исполняет КоЬег! Рау1д) в фильме «Апокалипсис сегодня» («Ароса1ур515 Ыом»). Метеорепортер в Фильме «День сурка», посланный для снятия праздника в Пенсильванском городе со странным названием Рипх5и1ампеу (его роль сыграл Билл Мюррей (ВН! Миггау). Персонаж до развития Феномена повторения времени и событий проявляет выраженные эгоцентрические нарциссические особенности.

Список литературы

1. АЬгаЬат. К. Зе!ес1ед Рарег5 о? Каг1 АЬгаНат. Ьопдоп, НодагШ Рге55, 1973.

2. ВаНМ. М. ТНг1!!5 апд Кедге55юп5. Ьопдоп, Нодаг^Н Рге55, 1959.

3. Ва!1п1, М. ТНе Ва5Ю ГаиИ Ьопдоп, Нодаг^Н Рге55, 1968.

4. ВаНМ, А. «Соттеп1агу». Р5усНоапаМю Р1а!одие5, 1991, 1.4, 423-430 р.

5. Ва1етап. А. ТНюк апд ТН1п-Зк1ппед Огдап12аИоп5 апд Епас1теп1 1п ВогдегНпе апд

Магс155|5Ис Р|5огдег5. 1п: !п1егпаИопа! ^игпа! о? Р5усНоАпа!у515, 1998. V. 79. 13-26 р.

6. Веттапп. М. ТНе Апа1оту о? Ьоу1пд: ТНе З1огу о? Мап'5 Сие5* 1о Кпом МНа! Ьоуе 15. Ыем Уогк: Со!итЫа УпмегеЦу Рге55, 1987.

7. ВгисЬ. Н. ТНе Со!деп Саде: ТНе Бп1дта о? Апогех1а Ыегуо5а. СатЬпдде. Ма55. Нагуагд УтуегеИу Рге55, 1978.

8. Ргеид. З. Оп Ыагс155|5т: Ап !п1годисИоп. Ьопдоп ЗЕ, XIV, 1967, 75-76 р.

9. Ра/гЬа/гп. К. Со!!ес1ед Рарег5. Ьопдоп, НодагШ Рге55, 1952.

10. РаЬЬагМ. Р. Р5усНодупатю Р5усН1а1гу 1п С!1п1са! РгасИсе/ 1Не РЗМ - IV ЕдШоп Атег1сап Р5усН1а1пс Рге55 !пс., Ма5Н1пд1оп, РС, 1994.

11. РаЬЬагМ. Р. Р5усНодупатю Р5усН1а1гу 1п С!1п1са! РгасИсе. Ма5Н1пд1оп, Атег1сап Р5усН1а1пс Рге55, 1996.

12. РоМЬегд. А. Р|5огдег5 о? СопИпиИу. Р5усНоапа!уИс Р5усНо!оду, 1990, 7, 13-28 р.

13. Но!тез. ^ Ыагс155|5т. !п: Оп а РагкНпд Р!а1п., СатЬпдде, !соп Воок5, 2002. - 173-203 р.

14. ^опез. Е. ТНе Сод Сотр!ех: ТНе ВеНе? 1На1 Опе 15 Сод, апд 1Не Ке5иШпд СНагасЕег ТгаИ5. !п Е55ау5 т АррНед Р5усНо - Апа!у515 Уо!. 2, Ьопдоп, Нодаг1Н Рге55, 1951.

15. КегпЬегд. О. ВогдегНпе РегеопаШу Огдатгайоп. Цоигпа! о? 1Не Атег1сап Р5усНоапа!у515 А55оааИоп, 1967. 15, 641-685 р.

16. КегпЬегд. О. ВогдегНпе СопдШоп5 апд Ра1Но!од1са! Ыагс155|5т. Ыем Уогк: Ыем Уогк Уп1уег5Ше5 Рге55, 1975.

17. КегпЬегд. О. ОЫес! Ке!аИоп5 ТНеогу апд С!1п1са! Р5усНоапа!у515. Ыем Уогк: Агоп5оп, 1976.

18. КегпЬегд. О. Зеуеге Рег5опа!Иу Р15огдег5: Р5усНо1НегареиИс З1га1ед1е5. Ыем Науеп: Уа!е Уп1уег5Иу Рге55, 1984.

19. КегпЬега, 0. Ап Едо Р5усНо1оду ОЫес! Ке1аИоп5 ТНеогу о? Ше 51гие1иге апд Тгеа1теп1 о? РаИю1одю Магс155|5т. Ап Оуетем. Р5усЫа1пс СПпюз о? ЫогШ Атепса, 1989. 12, 723-729 р.

20. КегпЬега. 0. Аддге55юп апд Ьоуе 1п 1Не Ке!аИоп5Ыр о? Ше Соир1е. Цоигпа! о? Ше Атег1сап Р5усНоапа!уИса! А55ос1аИоп, 1991. 39, 45-70 р.

21. К!е1п. М. ТНе Оед1ри5 Сотр1ех т Ше ЦдН! о? Еаг1у Апх1еИе5. 1п Шуе, СиШ апд КерагаНоп апд ОЫпег Могк5 (1921-1945). Ьопдоп: Нодаг^Н Рге55, 1975. 370-479 р.

22. К!е1п. М. 5оте ТНеогеИса! Сопс!и5юп5 Кедагд1пд Ше ЕтоИопа! Ы?е о? 1Не !п?ап1. 1п Реуе!ортеп*5, 1952. 2, 206 р.

23. КоШ Н.. 8еИг. Р. ТНгее 5е1? Р5усНо!од1е5 - ог Опе? !п: Со!дЬегд, А (ед.) ТНе Еуо!иИоп о? 5е1? Р5усНо1оду: Ргодге55 1п 5е1? Р5усНо1оду.у.7. НШ5да1е, Ы.У.: Апа!уИс Рге55, 1963, р. 20.

24. КоШ Н.. Н. ТНе Апа!у515 о? 1Не 5е1?: а 5у51етаИс АрргоасН 1о Ше Р5усНоапа!уИс Тгеа1теп1 о? 1Не Ыагс155|5Ис Рег5опа!Иу Р15огдеге. Ыем Уогк: !п1егпаИопа! Уп1уег5Ше5 Рге55, 1971.

25. КоШ Н.. Н. ТНе Р5усНо1оду о? 1Не 5е1?. Ыем Уогк: !п1егпаИопа! ип1уег5Ше5 Рге55, 1971.

26. КоЬи1 Н. Ыагс155|5ти5 - Е1пе ТНеопе дег Р5усНоапа!уИ5сНеп ВеНапд1ипд Ыагс155|5И5сНег Рег5оп!1сНкеИ551огипдеп. Ггапк?и|1: 5иНгкатр, 1973.

27. КоЬи1 Н. Ном Рое5 Апа!у515 Сиге? (Со!дЬегд, А., 51ерап5ку, Р., Ед5.) СЫсадо: УтуегеИу о? СЫсадо Рге55, 1984.

28. Коеп'юзЬега. Н.. КегпЬегд. 0.. 8№пе. М.. Арре1Ьеит. А.. Уеотэпз. Р.. 01атопб. О. ВогдегНпе РаИеп15: Ех1апд1пд Ше ЦтИ5 о? Тгеа1аЫ!Иу Ыем Уогк, Ва5Ю Воок5, 2000.

29. ^арIапсЬе. ^.. РоМаИз. и-Б. ТНе Ьапдиаде о? Р5усНоапа1у515. Ьопдоп: Кагпас Воок5, 1988.

30. 1азЬ. С. ТНе СиНиге о? Ыагс15515т. Ыем Уогк, РоиЫедау, 1979.

31. 1омеп. А. Ыагс15515т. Реп1а1 о? Ше Тгие 5е1?. Ыем Уогк, СоШег Воок5, 1985.

32. Меагез. К.. НоЬзоп. К. ТНе Регееси1огу ТНегар151 !п: ВгШ5Н Цоигпа! о? Мед1са! Р5усНо1оду, 1977. V. 50, 349-359 р.

33. МсШНатз. N.. 1ерепбог?. 8. Ыага55151ю Ра1Но!оду о? Еуегудау Ы?е: ТНе Реп1а1 о? Кетогее апд СгаШиде. Цоигпа! о? Соп1етрогагу Р5усНоапа1у515, 1990. 26, 430-451 р.

34. МсШНатз. N. Р5усНоапа!уИс Р1адпо515. Ыем Уогк, 1_опдоп: СиП?огд Рге55, 1990.

35. МШоп. Т.. Огоззтап. 8. Р5усНораИю1одю А55е5теп1 Сап У5е?и!!у !п?огт ТНегару: а У1ем ?гот 1Не 51иду о? Рег5опа!Иу. !п ^ МадпауНа (Ед) НапдЬоок о? РегеопаШу Р15огдег5. НоЬокеп, ЫУ., М!еу, 2004. 24-55 р.

36. Мо11оп. Р. ТНе РгадНе 5е1?. Ьопдоп: МНигг, 1993.

37. Мо11оп. РЬ. ТНе Упсоп5сюи5. !п: Оп а РагкНпд Р!а1п. !. Магд (ед.) Рих?огд. СатЬпдде, 2002. 33.

38. Р1акип. Е. (Ед.), Ыем Рег5ресИуе5 оп Ыагс15515т. Ма5Ыпд1оп, РС.: Атег1сап Р5усЫа1пс Рге55, 1990.

39. КесЬ. №. !п КеюН СНагас1ег Апа!у515 (3 ед.) Ыем Уогк, Ыоопдау Рге55, 1945.

40. КозепШМ. Н. Р5усНоИс З1а1е5: А Р5усНо-Апа!уИс АрргоасН. Ыем Уогк: !п1егпаИопа! Цп1уег5Ше5 Рге55, 1965.

41. КусгоП. С. СгШса! РюЦопагу о? Р5усНоапа!у515. Ьопдоп: Репди1п, 1972.

42. КиЫп. ТЬ. СоодЬуе 1о Реа1Н апд Се!еЬгаИоп5 о? Ы?е. Еуеп1 1981. у. 2. № 1, р. 64.

43. ЗсЬаГег. К. Вад ГееНпд5. Ыем Уогк, О1Нег Рге55, 2003.

44. Зегп. О. ТНе !п!егрег5опа! Мог!д о? 1Не !п?ап1. Ыем Уогк, Ва5Ю Воок5, 1985.

45. ЗРпе. М. ТгеаНпд 1Не МеаЦНу апд ТНе1г СННдгеп. !п^егпаИопа! Цоигпа! о? СННд Р5усНо1Негару, 1972. 1, 15-46 р.

46. ЗРпе. Е. Атепсап С!о55агу. Ма5Н1пд1оп Атег1сап Р5усН1а1пс Рге55, 1988.

47. Зутт'шд1оп. М. ЕтоИоп апд Зр1гИ. Ьопдоп, Кагпас, 1993.

48. ШппСоП. О. ТНгоидН Раед1а1пе5 1о Р5усНоапа!у515. Ьопдоп, Нодаг^Н, 1958.

49. ШппСоП. О. ТНе СарасИу То Ве А!опе. !п ТНе Ыа^игаНопа! Ргосе55 апд 1Не ГасИИаИпд Епу1гоптеп1. Ыем Уогк, !п1егпаИопа! Уп1уег5Ше5 Рге55, 1958.

50. ШппюоП. О. Едо Р151ог1юп т Тегт5 о? Тгие апд Га!5е Зе!?. Ьопдоп, Нодаг1Н, 1960.

51. ШппюоП. О. Едо !п!едгаИоп т СННд Реуе!ортеп1. !п ТНе Ма1игаИопа! Ргосе55е5 апд 1Не

ГасНИаИпд Епу1гоптеп1. Ыем Уогк, !п1егпаИопа! Уп1уег5Ше5 Рге55, 1962. 56-63 р.

52. ШппюоП. О. Р!ау1пд апд Кеа!Иу. М1дд!е5ех, Репди1п, 1971.

53. ШппюоП. О. «Соттип1саИпд апд Ыо1 СоттипюаЦпд Ьеадтд 1о а З1иду о? Сег1а1п

Орро5Ие5». !п 1Не Ыа^игаНопа! Ргосе55 апд 1Не ГасНИаИпд Епу1гоптеп1. Ыем Уогк,

!п1егпа11опа! ип1уег5Ше5 Рге55, 1993.

<< | >>
Источник: Ц. П. Короленко. Личностные расстройства. 2010

Еще по теме Нарциссическое личностное расстройство:

  1. Глава 10. Личностные и средовые факторы развития зависимости от психоактивных веществ И.В.Белокрьтов, И.Д.Даренский
  2. Параноидное личностное расстройство
  3. Шизотипическое личностное расстройство
  4. Антисоциальное личностное расстройство
  5. Пограничное личностное расстройство
  6. Нарциссическое личностное расстройство
  7. Гистрионическое личностное расстройство
  8. Пассивно-агрессивное личностное расстройство
  9. Обсессивно-компульсивноеличностное расстройство
  10. НАРЦИССИЧЕСКОЕЛИЧНОСТНОЕ РАССТРОЙСТВО (НЛР)
  11. Параноидное личностное расстройство
  12. Шизоидное личностное расстройство