<<
>>

1. МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ ЛИДЕРСТВО: СТЕРЕОТИПЫ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ

Традиционно при обсуждении потенциала и психологических задатков мужского и женского лидерства ученые разных специальностей — физиологи, психологи, социологи сходятся во мнении, что представительницы женского пола имеют меньше шансов проявить себя в лидерской позиции по сравнению с мужчинами.

Несмотря на то, что последние пять лет ортодоксальность ученых, а также массового сознания стала несколько смягчаться, сложившиеся представления аналитиков относительно возможностей женщин управлять, находясь на высших ступенях иерархии, явно отстают от реальности.

Отчасти «недоверие» ученых к возможностям жен-ского лидерства строится на вполне оправданных представлениях, полученных серьезными исследова-телями в разных областях знаний.

Так, психологи при обсуждении «меньших возможностей» женщин объясняют это различиями в познавательной сфере мужчин и женщин, более низким уровнем притязаний жешцин в их устремленности к успеху.

По их оценкам, мужчины и женщины зрелого возраста не различаются между собой по усредненным показателям интеллектуального развития, однако мужчины характеризуются значительным разбросом общих интеллектуальных показателей, при котором среди мужчин больше как высокоодаренных представителей, так и умственно отсталых.

Эксперименты по выявлению «образа своих достижений» и их причин при выполнении познавательных заданий у мужчин и женщин показывают, что мужчины, как правило, более уверены в себе, их уровень притязаний заметно выше, а достижение успеха они чаще связывают со своими личностными качествами.

Женщины, в свою очередь, склонны приписывать успех при решении сложных задач воле случая или везению.

Женщины, как показали исследования Ф. Хонпе, ¦чаще склонны к выбору более простых и легко достижимых целей, выбор их менее стабилен и они проявляют меньшую настойчивость в достижении целей. Женщинам свойственна известная недооценка своих возможностей:

Мужчины, напротив, настроены на успех, они стремятся выбрать цель повышенной степени трудности и более настойчивы в се достижении.

Существуют также разные модели интерпретации неуспеха у разных половых групп.

Мужчины чаще склонны объяснять неуспех неза-висящими от них обстоятельствами, «отодвигая» от-ветственность от себя. Женщины пытаются объяснить неуспех недостатком своих способностей или слож-ностью задания.

Различия в моделях интерпретации неуспеха как нельзя лучше демонстрируют меньший уровень притязаний женщин при решении познавательных задач, что позволяет им сохранять более адекватную модель поведения в ситуации «провала» по сравнению с мужчинами.

Эксперименты, направленные на то, чтобы выявить меньшую готовность женщины к лидерству из- за меньших познавательных способностей, как это ни парадоксально, ярко свидетельствуют о большем личностном потенциале лидерства у женщин. Ведь человек, вцдящий причину неуспехов в себе, имеет больше шансов быть хорошим руководителем, нежели тот, кто видит за собственной неудачей игру «не-зависящих обстоятельств».

Стремление найти объяснение меньшим возможностям женщин порой заходит столь далеко, что перестает восприниматься как исследовательская пози- пия, а переходит в разряд «обывательских интерпретаций».

Так, по мнению Н.Н. Обозова, в поведении жен- ищи преобладают инстиикт(?) и - бессознательные увлечения в отличие от мужчин, чье поведение строится на основе логических выводов и сдержанности чувств(!)

Далее автор утверждает, что жизненными ценностями женщины являются чувства любви и материнства, личное преобладает над общественным. У мужчины среди жизненных ценностей преобладают честолюбие (что очень точно) и общественные интересы. Поэтому у мужчины на первом месте эффективность в делах и материальная обеспеченность. Видимо, отсюда следует, что женщины не могут претендовать на эффективность в делах, ведь за ними. весь мир бессознательного с его иррациональностью.

Даннуто позицию можно было бы просто не брать в расчет, если бы она в разных вариациях не проникала в солидные научные издания и не имела бы столь широкого хождения в России.

Выраженная асимметрия в оценках лидерских качеств мужчин и женщин отмечается также и зарубежными исследователями 1970—1990-х годов, хотя в последнее пятилетие, благодаря усилиям феминисток всего мира, а также достижениям женщин в деле управления корпорациями и победам в политическом мире, скепсис по отношению к женским лидерским качествам несколько смягчился.

Безусловно, различия между женщинами и мужчинами в лидерских возможностях существуют,IIO они не выступают фактором, который полностью закрывает возможность для женщины лидировать в деле или в политике, а лишь подтверждают необходимость поиска женщинами тех моделей лидирования, которые разрушают иолоролевые стереотипы, с одной стороны, а с другой, обеспечивают успех начатого дела.

В этом случае женское лидерство требует гораздо больше усилий сравнительно с мужским. Его становление происходит иногда в достаточно неблагоприятной среде, обусловленной сложным набором факторов. Женщины весьма часто отдают себе в этом отчет, но соглашаются рисковать и нередко побеждают.

Многообразие факторов риска, с которыми приходится справляться женщине при занятии лидирующей позиции, можно по-разному интерпретировать, но ясно одно — самое главное, располагает ли женщина необходимым потенциалом, чтобы блокировать эти факторы риска.

Изучение внутренней картины восприятия своего лидерства женщинами и описание конкретных трудностей при осуществлении ими лидерской функции во многом могли бы прояснить реальное положение дел и отделить мифы от реальности.

Интересное исследование в данном направлений провел в 70-х годах американский психолог Хорнер. Опираясь на высказывания самих женщин, он предложил интересную «картину внутренних барьеров» на пути женщин-лидеров к достижению профессиональ-ной карьеры.

Давление мужчины или страх лидерства

Согласно данным, полученным этим исследователем, женщины боятся преуспевать в деле или политике, потому что подразумевают негативную оценку со стороны близких или далеких мужчин. Страх перед лидерством свойственен не только взрослым женщинам, что может определяться особенностями жизненного опыта, но уже способным, одаренным девоч-кам.

Данные других социологических исследований подтверждают выраженность «феномена мужского дав-ления», при котором распределение ролей в семье не предполагает женского лидерства ни в семье, ни вне дома.

Согласно данным международного исследования, проведенного в 32 странах мира и последующий анализ результатов, сделанный под руководством Владимира Магуна, относительно представлений мужчин о целесообразности женской занятости в условиях «конфликта ролей» вскрыл достаточно консервативные установки мужчин относительно женского участия в работе при наличии несовершеннолетних детей.

По данным В.Н.

Путиной, 15% опрошенных мужчин убеждены, что для руководящей позиции у женщин отсутствуют соответствующис способности, хотя женщины соглашаются с этим утверждением только в 6% случаев.

Некоторые мужчины склонны из «защитных побуждений» отказывать женщине в возможности руководить. 60% респондентов убеждены, что женщина перегружена домашиими делами, что закрывает для нее путь в профессиональную карьеру.

Поэтому двойная нагрузка служит существенным тормозом на пути достижения лидерских позиций женщинами.

Внутренние барьеры

Как утверждает Хорнер, важными факторами, снижающим возможности женщин занимать лидирующие позиции, являются неуверенность женщин в себе и низкая самооценка, дополненная отсутствием необходимого профессионального честолюбия.

Отсутствие примера

Поднимаясь по профессиональной лестнице, женщина все реже и реже встречает других женщин и постоянно находится в мужской компании.

Недостатки в образовании

Предрасположенные к руководству или одаренные нужными качествами женщины не имеют возможности получить соответствующее образование.

Линию глубокого анализа причин, мешающих женщине достигать успехов в лидерстве, продолжают спе-циалисты по психологии менеджмента Дж. Виткин, С. Картер, М. Хеннинг и А. Жарден. Систематически изучая особенности так называемой карьерной женщины, эти авторы отмечают следующие недостатки, метающие ей добиваться успехов в своей профессиональной деятельности.

Женщины в среднем гораздо позже мужчин начинают заботиться о личной карьере. Долгое пребывание на низших должностях технических специа-листов формирует психологию исполнительства, а многие качества лидера-организатора, даже если они ярко проявлялись в детстве среди сверстников, без-надежно утрачиваются. Когда от женщины ждуг ис-полнительности, аккуратности, пунктуальности, она теряет инициативу, независимость, решительность и самостоятельность.

Женщины более эмоциональны, их настроение в большей степени подчинено физиологическим процессам и поэтому они не так хорошо, как мужчины умеют управлять собой.

В этой связи уместно вспомнить слова Конфуция: «Кто не умеет владеть собой, то не сможет управлять другими».

Это неумение контролировать и объективно оценивать свое психическое состояние можно объяснить постоянным пребыванием деловой женщины в напряжении из-за необходимости «разрываться» между домом и работой.

Обидчивость, болезненная реакция на критику, уязвимость, излишняя амбициозность, экстрапуни- тивность (т.е. стремление перекладывать вину за свои ошибки на окружающих) — все эти характерные черты экстернального поведения не позволяют женщине объективна проанализировать свои намерения, мотивы и поступки.

Не желая признаваться самой себе в своих ошибках и всегда ища самооправдания, она оказывается неспособной учиться на собственных промахах и поэтому обречена на повторение одних и тех же ошибок бессчетное число раз.

Женщины но своей натуре менее склонны к риску, чем мужчины. Сомнения, колебания, боязнь заставляют их перестраховываться и откладывать до лучших времен самые важные, не терпящие отлага-тельства решения.

Согласно исследованиям Маргарет Хеннинг и Лни Жарден, кругозор деловых женщин не отличается широтой, они обычно хуже информированы во itccM, что не касается их непосредственных занятий и плохо подготовлены к превратностям судьбы. Женщины пасуют перед случайностями и не умеют держать удары.

Те же -авторы отмечают, что женщины, как правило, недооценивают роль личных контактов и связей, пользы взаимных услут, протекционизма и неофициальных отношений. Подозрительность и нетерпимость по отношению к возможным соперницам, а к: соперницам причисляются все кто, хоть чем-нибудь выделяется из общей массы, не позволяют женщинам объединиться в одну «команду» и эффективно сотрудничать, оказывая помощь друг другу.

Карьерной женщине свойственен высокий уровень притязаний и завышенная самооценка. Она нацелена на самоутверждение в деловой жизни, но экстерналь- ность и излишнее тщеславие не позволяют ей всегда точно выбирать адекватные средства для доказательства своего права на руководство, особенно среди критически настроенных, мужчин.

На первый взгляд, данные приводимых исследований должны убеждать любого, кто с ними ознакомится, что женщинам практически невозможно справиться с давлением внешних ¦ и внутренних обстоятельств в стремлении достигнуть профессиональной карьеры или лидирующих позиций.

Однако это ие так.

Женщины всегда и со всеми готовы поделиться собственным осознанием трудностей, но это не означает невозможности женщин выполнять эту деятельность в реальной практике повседневной жизни. Анализ трудностей однозначно формирует установку на «признание меньших возможностей женщин как лидеров организаций по сравнению с мужчинами».

Опыт развития женского предпринимательства в России показывает, что, несмотря на все трудности, женщины берут на себя «бремя лидерства», и, как правило, справляются с ним. Это не значит, что им не свойственны названные ограничения, однако женщины действуют вопреки им, порой побеждая самих себя.

Всеобщая уверенность в том, что женщины имеют низкие стартовые возможности по сравнению с мужчинами для занятия лидирующих позиций, проявляется почти во всех исследованиях последнего пятилетия, где обсуждается этот вопрос.

Психологами тщательно исследована связь между поло-ролевыми стереотипами и оправданием сниженной динамики продвижения женщин по карьерной лестнице.

Если обобщить выводы этих исследований, то основные позиции их можно свести к следующему:

Женщинам без всяких на то оснований приписывают следующие установки на работу: больше нравится работа, не требующая интеллектуального напряжения, в работе больше интересуют коммуникативные и эмоциональные моменты, женщины ценят самоактуализацию и продвижение по службе меньше, чем мужчины, и рабогают только ради «булавочных» денег, особенно не интересуясь материальным вознаграждением.

Карей Хорни считает, что женщины приспосабливаются к желаниям мужчин и видят себя такими, какими хотят их видеть мужчины.

К. Корнер в середине 60-х годов описал интересный феномен под названием «страх успеха», в основе которого лежит психологическое избегание успеха из-за внутреннего страха, не имеющего рационального объяснения. Позднее К. Корнер дал интересную интерпретацию механизма возникновения данного феномена. В основе его, по мнению автора, не «боязнь успеха», а страх перед ею внешними побочными последствиями. Женщин пугает потеря женственности, привлекательности для мужчин и возможная расплата за успех — социальное отвержение.

Однако если обратиться к исследованиям российских психологов 90-х годов, где эмпирическим путем выявляются особенности самооценки восприятия лидерских качеств у мужчин и женщин, то парадоксальность полученных результатов сильно разрушает сложившиеся по данному поводу стереотипы и подвергает сомнению факт психологической неспособности женщин осуществлять лидерские функции наравне с мужчинами.

В исследовании, проведенном под руководством И.Г. Дубова, выявлено, что различия в самооценке мужчинами и женщинами своих лидерских возмож-ностей минимальны. Исследование (февраль 1996 года), проведенное в Москве, показало: 28,4% мужчин 24,9% женщин заявили, что всегда или достаточно часто становятся лидерами (для сравнения: общероссийское.исследование января 1995 года выя-вило, что подобную самооценку дают себе 10,2% мужчин и 9,5% женщин). Точно также различия в количестве мужчин, признающих себя пассивными, и таких же женщин не выглядят очень значительными. «Никогда не становлюсь лидером» и «становлюсь лидером в отдельных случаях» — так заявили 39,4% опрошенных мужчин и 46% опрошенных женщин (исследование января 1995 года, проведенное в России а целом, показало, что такую самооценку лают себе 61,5% мужчин и 63,3% женщин).

Подобные тенденции наблюдаются и относительно самооценок тенденции к риску и собственной энергичности. Как отмечает И. Дубов по итогам исследования 1996 года, проведенного в Москве, рискуют собой всегда или достаточно часто 16,5% опрошенных мужчин и 14,7% опрошенных женщин (по России, согласно январскому исследованию 1995 года, всегда или достаточно часто рискуют собой 8,2% опрошенных мужчин и 8,5 опрошенных женщин). Од-новременно в Москве рискуют собой только в отдельных случаях или никогда не рискуют 54,7% опрошенных мужчин и 62,6% опрошенных женщин (по данным российского исследования 1995 года, это присуще 57,1% опрошенным мужчин и 57,7% опрошенным женщин).

Близкие результаты получены при рассмотрении самооценок энергичности. По итогам московского опроса, доля мужчин, утверждающих, что они «самые энергичные люди» или «более энергичные, чем окружающие» — 22,7% мужской выборки, в то время как женщины с такими свойствами составляют 25,0 % всех опрошенных женщин. В то же время мужчины, которые считают себя менее энергичными, чем окружающие или совсем пассивными составляют, 17,6% соответственно, а женщины — 23,7%.

Приведенные данные наглядно демонстрируют отсутствие существенных различий в самооценке лидерских качеств, тенденций к риску и энергичности у мужчин и женщин. Автор исследования интерпретирует полученные парадоксальные результаты несхожей системой «точек отсчета» у мужчин и женщин, формирующих мужские и женские шкалы.

Женщины могли оценивать свою индивидуальную активность, но по женской шкале, предусматривающей нормативно разрешенные формы женской активности, а мужчины — по мужской шкале.

В этом случае женщины сравнивали себя с женщинами, и оценка ими своей активности выставлялась относительно других женщин. Мужчины же сравнивали себя с мужчинами, располагая самооценку своей активности на шкзле, основанной на мужских формах активности. Именно этим, по мнению автора, объясняются незначительные различия между количеством высоко оценивающих свою активность мужчин и женщин.

Безусловно, возможной интерпретационной моделью полученных результатов является «несовпадение внутренних ткал».

Но ТОТ факт, что женщины считают' возможным признавать за собой типично мужские модели повседневного поведения, наглядно свидетельствует об интенсивно идущем процессе разрушения пояоролевых стереотипов и становлении новых ценностных норм, при которых мужской тип поведения не является «закрытым» для женщины и признается ею как приемлемый и эффективный для себя.

Это позволяет сделать важный вывод — давление стереотипов, о котором так много пишут российские и западные специалисты, в условиях России постепенно смягчается и сменяется в динамичных группах населения на модели поведения, которые позволяют выживать в условиях нестабильной и непредсказуемой экономики.

В известном смысле сила полоролевых стереотипов уменьшается под давлением экономических обстоятельств. Это не может не обеспечивать в перспективе продолжающийся приток женщин в частное предпринимательство и постепенное завоевание в нем лидирующих позиций, но уже по другим основаниям, среди которых — большая психологическая эффективность типов лидирования, демонстрируемая женщинами по сравнению с мужчинами и психологическая гибкость, позволяющая не только начать собственное дело, но и удержаться в нем, несмотря на агрессивность внешней среды для бизнеса.

<< | >>
Источник: К. В. Сельчонок. Психология лидерства: Хрестоматия — Мм.: Харпест,2004.— 368 е.— (Библиотека практической психологии).. 2004

Еще по теме 1. МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ ЛИДЕРСТВО: СТЕРЕОТИПЫ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ:

  1. КРАТКИЙ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
  2. Часть 1. Термины общей психологии
  3. 1. МУЖСКОЕ И ЖЕНСКОЕ ЛИДЕРСТВО: СТЕРЕОТИПЫ И ЭМПИРИЧЕСКИЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
  4. 3. ЖЕНСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ: ПРОСТРАНСТВО ПРЕИМУЩЕСТВ
  5. Терминологический словарь
  6. Краткий криминологический словарь1