<<
>>

33. Мозг и идеал красоты

В ходе проверки синергетического компьютера на предмет наличия способности к различению выражений лиц, мы установили, что ему это удается самым блестящим образом, если позаботиться прежде о том, чтобы

Рис.

33.1. «Идеальный рекрут» прусской армии. Изображение получено путем усреднения представленных здесь фотографий

в его памяти был сохранен для каждого выражения лица особый прототип, созданный путем наложения одна на другую фотографий многих людей. Разумеется, это вовсе не обязательно должны быть фотографии только отдельных участков лиц (как в главе 21), можно брать за основу усредненного прототипа и все лицо целиком. Если проделать такую операцию, не сортируя лица по мимике, обнаруживается нечто удивительное: полученное в результате усредненное лицо оказывается не просто правильным (в смысле расположения своих черт), но даже, возможно, красивым. Такого рода усредненные представления не новы. Например, в прусской армии был создан образ «идеального рекрута» (рис. 33.1). В замечательной книге Инго Ренчлера и др. приведено полученное таким способом усредненное изображение женского лица (рис. 33.2). Это лицо, хотя и слегка «размазанное»

Рис. 33.2. Лицо «идеальной женщины», созданное путем усреднения представленных слева фотографий (особенно в области рта), все же кажется нам — должны признаться — по меньшей мере, привлекательнее иных лиц, внесших в него свой вклад.

В этой связи в новом и интересном свете предстает взаимосвязь между эстетическим восприятием и целесообразностью. Для нашего компьютера, решающего задачу распознавания выражения лица, будет в высшей степени целесообразным, если мы предоставим в его распоряжение необходимые усредненные изображения. Аналогичным образом должно обстоять дело и у людей. В самом деле, процесс распознавания также происходит у нас с меньшими затратами, когда мы запоминаем усредненные образы; природа же по своему обыкновению решила некогда совместить полезное с приятным, т.е.

целесообразность с эстетическим удовольствием, благодаря чему такое усредненное лицо представляется нам ко всему прочему еще и красивым. Однако было ли это лицо заложено в нашем мозге изначально, или попало туда в детстве в процессе обучения? Принимая во внимание невероятную приспособляемость мозга, можно предположить, что верно, скорее всего, последнее — и подобным вещам мы все-таки обучаемся. Тогда возникает очередной интересный вопрос: как такое обучение происходит у разных народов? Если принять наш случай за типичный, то приходится предположить, что и у японцев, например, возникает свое представление о красоте через усреднение их японских лиц. А если рассматривать все человечество в целом — иными словами, что мы получим, если усредним всех мужчин и всех женщин всевозможных рас и народностей? Ответы на эти вопросы, как нам думается, будут найдены в самом ближайшем будущем.

Вместе с тем прояснятся, вероятно, и еще более глубокие взаимосвязи, относящиеся к вопросу о том, как человеческий мозг в общем случае создает категории. Наши примеры распознавания мимики указывают на то, что в основе этого процесса лежит усреднение. С другой стороны, существуют такие категории, когда усреднение попросту невозможно. Попросите нескольких человек назвать не раздумывая какой-нибудь цветок — многие назовут розу, попросите назвать инструмент — назовут молоток, а уж диким животным непременно окажется лев. В этих случая мозг, по всей видимости, работает с представителями категории, а никак не с усредненными «величинами». А как же нам быть с такой категорией, как «человек»? Если вас попросят представить себе лицо человека, то появится ли перед вашим мысленным взором лицо какого-то определенного человека или же это будет некое «идеальное лицо», т. е. усредненная величина? Возможно, случится так, что и то, и другое сольются воедино — вспомните Мону Лизу. Так мы снова возвращаемся к вопросу о том, на чем основывается наше чувство прекрасного. Не кажется ли нам роза прекрасной лишь потому, что представляет собой как раз такую «усредненную величину»? Усредненную от чего? Усредненный цветок, полученный наложением друг на друга изоб-ражений всевозможных цветов? Едва ли, ведь цветы различных растений зачастую обладают и разной симметрией, и в результате наложения их всех мы не получим ничего, кроме более или менее гомогенной каши. Что же такое есть в человеческом лице, что кажется нам столь очевидно связанным с задачей распознавания и чего недостает розе?

<< | >>
Источник: Хакен Г., Хакен-Крелль М.. Тайны восприятия. — Москва: Институт компьютерных исследований, 2002, 272 стр.. 2002

Еще по теме 33. Мозг и идеал красоты:

  1. ИДЕЯ
  2. Станислав ЛЕМСЕКС И КУЛЬТУРА
  3. Современная литература глазами психиатра
  4. Образная память при раздражении мозга электрическим током
  5. Г л а в а 14Основные чувства человека
  6. Становление экспериментальной психологии
  7. Зарождение российской психологии. Две тенденции в ее развитии
  8. Глава VIЭтнология, происхождение и история человеческой половой жизни до брака
  9. Оглавление
  10. 33. Мозг и идеал красоты
  11. Предметный указател
  12. Глава 4 Научные основы питания здорового и больного человека
  13. Глава 19. ПИЩА ИЗ ОВОЩЕЙ И ФРУКТОВ (ЦЕЛИТЕЛИ ИЗ САДА И ОГОРОДА)
  14. Анорексия
  15. Глава VКлиническая психопатология
  16. 1. Сущностные характеристики эстетической деятельности и ее видов
  17. Любовь, секс и общество
  18. 4. 1932-35 гг. Первая зима. Болезнь мамы. Любовь. Дядя Павел.
  19. 3.18.19. Материалист или идеалист? (1994) щ
  20. Нарушение опосредствования и иерархии мотивов