<<
>>

Мониторинг реальности и обма

В том ли дело, что лжецы, в отличие от людей, говорящих правду, сокращают объем перцептивной, контекстуальной и аффективной информации в своих сообщениях и умножают число когнитивных операций? Предпринятое Джонсон исследование не дает ответа на этот вопрос.

Во-первых, целью ее изысканий было выяснить, каким образом люди определяют, вообразили они то или иное событие или нет. Это не имеет отношения к обману, так как лжецам отлично известно, что их истории вымышленны. Во-вторых, в своей работе Джонсон прежде всего попыталась установить, как люди вспоминают события, а не как они их описывают. По ее мнению, то, как люди описывают свои воспоминания о событиях, отличается от того, как они помнят эти события в действительности. Люди склонны подавать свои истории так, чтобы те прозвучали интересно и связно. При необходимости они заполняют пробелы в воспоминании какой-то информацией, которую на самом деле не помнят, но которая, на их взгляд, имеет смысл и, скорее всего, достоверна (если вам, например, известно, что некий человек носит зеленый шарф, то вы, описывая какое-то событие, можете указать, что на этом человеке был зеленый шарф, хотя на самом деле уже не помните этой детали). Эта наклонность заполнять пробелы особенно проявляется в случаях, когда речь идет о воображенных событиях, так как они не настолько отчетливы и ярки. В результате, когда людей просят облечь свои воспоминания в слова, различия между воспринятыми и воображенными событиями ослабевают (Johnson, 1988). Есть основания полагать, что желание сделать свои истории более связными и интересными усиливается еще больше, когда люди лгут, так что нельзя предугадать, проявится ли вообще разница между правдивыми людьми и лжецами или нет.

Исследования, касающиеся мониторинга реальности в контексте неправды, являются относительно новым делом. Стандартизированный набор критериев еще не разработан.

На деле оказывается, что разные исследователи прибегают к различным критериям. В данной главе я буду пользоваться критериями Спорера (Sporer, 1997, табл. 6.1), поскольку это единственный набор критериев, опубликованный на английском языке.

Таблица 6.1

Критерии мониторинга реальности

Ясность

Перцептивная информация

Пространственная информация

Временная информация

Аффект

Возможность реконструкции события на основании рассказа

Реализм

Когнитивные операции

Некоторые критерии мониторинга реальности перекликаются с критериями критериального анализа содержания (см. главу 5), и эти совпадения будут отмечены по ходу дальнейшего изложения. В списке Спорера перечислено восемь критериев. Критерии с 1 по 7 являются критериями истины; они, как ожидается, чаще присутствуют в правдивых утверждениях, тогда как критерий 8 является критерием лжи и чаще должен проявляться в обманных утверждениях. Ясность. Подразумевается ясность и яркость утверждения. Критерий присутствует, если сообщение преподносится ясно, четко и наглядно (а не смутно и расплывчато).

Перцептивная информация. Этот критерий присутствует, если в утверждении упоминаются сенсорные переживания, например звуки («Он попросту орал на меня»), запахи («Там пахло тухлой рыбой»), вкусовые ощущения («Чипсы были очень солеными»), физические ощущения («Это по-настоящему больно») и визуальные подробности («Я видел, как в палату вошла медсестра»).

Пространственная информация.Данный критерий присутствует, если в утверждении содержится информация о местах действия (например: «Дело было в парке») или о пространственном расположении людей и/или предметов (например: «Мужчина сидел слева от своей жены» или «Лампу частично скрывали шторы»). Этот критерий перекликается с «контекстуальными вставками» (критерий 4 КАУК).

Временная информация.Этот критерий присутствует, если в ут-верждении содержится информация о времени, в которое произошло событие (например: «Это было рано утром»), или наглядно описывается последовательность событий (например: «Когда посетитель услышал весь этот шум и гам, он разнервничался и ушел», «Едва этот малый вошел в бар, девица заулыбалась»).

Этот критерий также перекликается с «контекстуальными вставками» (критерий 4 КАУК).

Аффект.Данный критерий присутствует при наличии информации о чувствах, испытанных участником события (например:«Я страшно испугался»). Этот критерий совпадает с «оценкой субъективного психического состояния» (критерий 12 КАУК).

Возможность реконструкции события на основании рассказа. Этот критерий присутствует, если на основании представленной информации можно воссоздать исходное событие. Данный критерий перекликается с «логической структурой» (критерий 1 КАУК), «неструктурированным изложением информации» (критерий 2 КАУК) и «количеством деталей» (критерий 3 КАУК).

Реализм. Этот критерий присутствует, если рассказ правдоподобен, реалистичен и осмыслен. Данный критерий соответствует «логической структуре» (критерий 1 КАУК).

Когнитивные операции. Этот критерий присутствует, если в рассказе участника описываются выводы, сделанные им по ходу со-бытия (например: «Мне показалось, что она не знакома с планировкой здания», < Из-за ее реакций у меня создалось впечатление,что она расстроена»).

Мониторинг реальностикак инструмент для детекции

В табл. 6.2 представлен обзор существующих на сегодняшнийдень научных трудов, посвященных мониторингу реальности в контексте неправды.

Таблица 6.2

Объективные показатели правдивости (мониторинг реальности) Критерии 1 2 3 4 5 6 7 8

Alonso-Quecuty 11992) (взрослые) > > Alonso-Quecuty (1996) (взрослые) - > Alonso-Quecuty (1996) (дети) > С < Alonso-Quecuty et al. (Т9Э7] (взрослые)® > - Alonso-Quecuty etal. (1997) (дети)' > - Hernandez-Fecnaud & Alonso-Quecuty (1997) (взрослые) > > < Hofer etal. (1996) (взрослые) > - > - >>> Manzanero і Diges (1996) (взрослые) < С Roberts etal. (1998) (дети) > > > - Sporer (1997) (взрослые) - > > > - > - Vrij etal. (1999) (взрослые) > > > - -

>- Вербальная характеристика чаще дается в правдивых утверждении, нежели в обманных.< - Вербальная характеристика чаще дается в обманных утверждениях, нежели в правдивых.— Нет никакой связи между вербальной характеристикой и лживосгыо/прэвдиаостыо.

1Пространственная информация (критерий 3) и временная информация

(критерий 4).

взятые вместе.1 Осуществляется аудиозапись события.

Почти все исследования имели экспериментальный характер;участников (в основном, взрослых) просили описать какое-нибудьсобытие, в действительности с ними не происходившее. Например,

индивиды, которые в ходе исследования Хёфера, Эйкхерста и Мет- цгера (Hofer, Akehurst &Metzger, 1996) попадали в группу правды, принимали участие в фотосессии, после чего их интервьюировали на предмет происходившего. Индивиды из группы неправды не участвовали в фотосессии, но получали от осведомителя вербальную информацию о происходивших событиях. В ходе последующего интервью они должны были притвориться, будто их действительно фотографировали. Исключением является исследование Роберт- са и коллег (Roberts et al, 1998). Они изучили заявления 26 детей, предположительно ставших жертвами сексуального преследования, которое было либо доказано (п = 10), либо нет (и = 16). Случаи считались доказанными, если подозреваемый признавался в приписываемых ему инцидентах до заключения сделки о признании вины, а также или при наличии соответствующих данных медицинского обследования. При отсутствии весомых доказательств, упорном отрицании подозреваемым своей вины и/или положительных результатах тестирования на детекторе лжи в плане искренности такого от-рицания заявления потерпевших считались неподтвержденными.

Из табл. 6.2 видно, что в заявлениях о реально пережитых событиях перцептивной информации (сведений о визуальных подробностях, звуках, вкусовых ощущениях и т. д.; критерий 2), пространственной информации (критерий 3) и временной информации (критерий 4) было больше, чем в заявлениях о воображенных событиях. Таблица 6.2 показывает, что при мониторинге реальности его экспертам было легче воссоздать события на основе информации, содержавшейся в правдивых историях, — в отличие от лживых (критерий 6).

Однако критерий лжи остается неподтвержденным. На сегодняшний день не доказано, что лжецы вставляют в свои сообщения большее количество когнитивных операций, чем люди, говорящие правду.

Более того, Джонсон не всегда находила, что в рассказах о воображенных событиях число когнитивных операций превышало таковое в рассказах о реально пережитых эпизодах (Suengas &Johnson, 1988). Объяснить это можно, в частности, тем, что, говоря о реально пережитых событиях, люди прибегают к когнитивным операциям с целью улучшить и закрепить память на эти события (Roediger, 1996). Например, автомобилист, который быстро пересек Германию, может вспоминать об этом событии двояким образом. Во-первых, он может припомнить, что смотрел на спидометр, чтобы узнать, насколько быстро он едет. В другом же случае он вспомнит об этом при помощи логических рассуждений (решит, например, что быстрота пе- редвижения вытекает из того, что он воспользовался автомагистралью). Последний вариант, в котором задействована когнитивная операция, является, по сравнению с первым, более легким способом вспомнить о высокой скорости передвижения. Поэтому если спросить у него через пару лет, действительно ли он пересекал Германию на высокой скорости, то он вспомнит об этом скорее не потому, что припомнит, как смотрел на спидометр, а потому, что подумает о скоростном путешествии по автомагистрали. Как результат, в воспоминание этого человека о пережитом событии войдет когнитивная операция.

На сегодняшний день Спорер, Хёфер с коллегами и Фрай с коллегами остаются единственными исследователями, которые рассчитали уровни точности для определения лжи и правды на основе оценок, сделанных в ходе мониторинга реальности. В исследовании Фрая и коллег уровни точности составили 71% для определения правды и 74% для определения лжи. Исследование Хёфера и коллег продемонстрировало 61%-ный коэффициент попадания при определении правды и 70%-ный — при определении лжи. В исследовании Спорера коэффициенты попадания были 75 и 68% соответственно. Во всех трех исследованиях уровни точности превышали те, которых можно было бы ожидать при случайном стечении обстоятельств (то есть 50%).

<< | >>
Источник: Фрай О.. Ложь. Три способа выявления. Как читать мысли лжеца, как обмануть детектор лжи /СПб.: Прайм-ЕВРОЗНАК,2006. — 284.. 2006

Еще по теме Мониторинг реальности и обма:

  1. ОГЛАВЛЕНИЕ
  2. Предисловие
  3. Предварительные исследования, касающиеся вербальных характеристик обмана
  4. Направления дальнейшего изучения ОВУ
  5. Освещение людских воспоминаний
  6. Мониторинг реальности и обма
  7. Заключение
  8. Сочетание различных техник обнаружения лжи
  9. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
  10. Часть седьмая и последняя. Правила психологической безопасности или как не попасть на плохой тренинг
  11. ОБЕСПЕЧЕНИЕ САНИТАРНО-ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКОГОБЛАГОПОЛУЧИЯ НАСЕЛЕНИЯ
  12. 5.2. Инструментальные методы диагностики хронического панкреатита
  13. Глава VФИЗИОЛОГИЧЕСКИЕ РОДЬІ