<<
>>

Изменение в дзэн-буддизме

Стратегический подход к психотерапии не обладает единым методом, применимым к любой проблеме. Каждый случай счи-тается уникальным и требует особой интервенции. Точно так же и в дзэн-буддизме нет метода, который используется для просветления каждого приходящего.

Существуют стандартные процедуры, такие как медитация, но предполагается, что для достижения просветления должна быть проведена уникальная интервенция. В стратегическом подходе к психотерапии тоже может существовать стандартная схема опроса клиента, но директива должна отвечать данной конкретной ситуации. В дзэн-буддизме обучение и осознание не считаются путем к просветлению. Никого не учат жить и не дают инструкций, как общаться с другими. К тому же ни стратегическая терапия, ни дзэн-буддизм не основаны на теории вытеснения. И потому ни инсайт не считается необходимым для изменения, ни выражение эмоций — целью. Напротив, предполагается, что выражение эмоций приводит к их усилению.

В дзэн-буддизме изменение считается внезапным и окончательным событием, а не постепенным накапливанием необходимых элементов, как в процессе изучения какого-нибудь предмета. Подобно этому, в стратегической терапии клиент не учится поведению в той или иной ситуации или умению быть родите-лем и супругом. И в дзэн ученик не учится просветлению, а внезапно осознает, что для достижения цели должен отказаться от любых теорий. Считается, что, когда с помощью интервен-ции ситуация изменится, поведение изменится и без ритуально-го обучения.

Одна из характеристик эриксоновской терапии — использование образов. Часто Эриксон заставлял клиента представить сцену из прошлого или настоящего и использовал ее для внушения транса. Такая практика, кажется, не имеет ничего общего с дзэн, с его сосредоточенностью на реальности. Однако почитаем притчу о борце по имени Большие Волны, который был чемпионом в тренировочных боях, но из-за своей застенчивости всегда проигрывал в публичных поединках.

Он обратился за помощью к мастеру дзэн (Репс, стр. 11):

"Тебя зовут Большие Волны, — сказал учитель, — поэтому оставайся в храме на ночь. Представь, что ты и вправду большие волны. Ты больше не борец, которому страшно. Ты — громадные волны, сметающие и поглощающие все на своем пути. Представь себе это, и ты станешь величайшим борцом на земле". Юноша так и сделал, и "перед рассветом храм стал лишь отливом и приливом необъятного моря". Утром мастер сказал ему: "Ты и есть эти могучие прибрежные волны. Перед тобой нет преград". И с этого момента ему не было равных в борьбе.

Хочется подчеркнуть еще одно сходство эриксоновской терапии и дзэн-буддизма. Веками мастера дзэн рассказывали истории, чтобы показать путь к просветлению. Эриксон также рассказывал истории, чтобы передать свое видение способов изменения людей. В обоих случаях обучение осуществлялось через аналогии и метафоры. Например, Эриксон любил рассказывать о событии, случившемся, когда ему было семнадцать лет. Он был полностью парализован, и врач сказал, что жить ему оста-лось лишь до утра. Эриксон попросил маму поставить перед ним зеркало, чтобы он мог видеть небо. Он хотел насладиться последним рассветом своей жизни.

Как это похоже на притчу, рассказанную Буддой (Репс, стр. 22):

Человек, шедший через поле, столкнулся с тигром. Он побежал, тигр — за ним. Подбежав к пропасти, человек ухватился за лозу дикого винограда и повис на краю. Сверху сидел тигр, кровожадно принюхиваясь. Весь дро- жа, человек посмотрел вниз: на дне пропасти его ждал другой тигр. Только слабая лоза удерживала беднягу между двумя хищниками.

Две мыши, белая и черная, начали потихоньку подгрызать корень винограда. Вдруг совсем рядом человек увидел кустик ароматной земляники. Одной рукой держась за лозу, другой он сорвал ягоду. Какой сладкой была земляника!

Когда мы сравниваем дзэн-буддизм с психотерапией, можно вспомнить и такие примеры, где параллели провести трудно. Возьмем метафору дзэн о пальце Гутея (Репс, стр.

92):

Гутей поднимал палец вверх каждый раз, когда его спрашивали о дзэн. Мальчик-слуга начал подражать ему. Когда кто-нибудь спрашивал его, что проповедует его хозяин, мальчик поднимал палец.

Гутей узнал о проказах слуги. Он схватил его и отрубил ему палец. Мальчик закричал и бросился прочь. Гутей позвал его. Когда мальчик остановился и обернулся, Гу- тей поднял свой палец. И в это мгновение мальчик достиг просветления.

Трудно найти случай в психотерапии, схожий с болезненным отсечением пальца. Особенно трудно в наше время судебных преследований. Если такой пример и есть, то это, очевидно, будет пример из практики Милтона Эриксона. Мне вспоминается один классический случай. Мать пришла к Эриксону и рассказала, что ее дочь-подросток перестала выходить из дому. Она не ходила в школу и не встречалась с друзьями, так как решила, что ее ступни слишком велики. Девочка отказалась прийти к нему на прием, поэтому Эрик- сон сам отправился к ним домой под предлогом болезни матери и необходимости осмотреть ее на дому. Придя к ним, он убедился, что размер ноги у девочки нормальный. Эриксон осмотрел мать, попросив дочь помочь ему подержать полотенце, при этом направляя ее так, что она все время стояла рядом с ним. Внезапно Эриксон шагнул назад и изо всех сил наступил девочке на ногу. Она закричала от боли. Эриксон резко повернулся и сердито проговорил: "Отрастила бы лучше эти свои штуковины, чтобы их хоть заметить можно было, я бы так не оплошал". В тот же день девочка отправилась в гости к друзьям, а на следующий день пошла в школу. Без сомнения, она достигла просветления.

В этом случае, как и в предыдущем примере из дзэн, отражено предположение, что неожиданное вмешательство приводит к изменению, что причинить боль иногда необходимо для проведения интервенции и для этого не требуются ни образовательные, ни познавательные, ни рациональные дискуссии.

С данным примером связана и процедура тяжелого испытания, являющегося, как правило, и частью работы Эриксона, и частью обучения дзэн.

Путь к просветлению часто сопряжен с болью, с тяжелым испытанием — иногда данным мастером, а иногда и наложенным на себя самим учеником, например, ис-пытание голодом и холодом.

Помимо сходства между стратегическим подходом к терапии и дзэн, есть, конечно, и множество различий.

Во-первых, дзэн чаще всего — это долгие годы занятий. Стратегическая терапия короче. Во-вторых, терапевты получают вознаграждение за работу. Трудно встретить терапевта в желтой хламиде, с чашкой для милостыни в руке. Они нашли компромисс между финансовым успехом и призванием. В терапии нет упора на медитации, основными инструментами в ней являются беседа и задание. Еще одно отличие — стратегическая терапия выросла из гипноза, и поэтому часто использует для своих целей транс. В дзэн же, если ученик, медитируя, входит в транс, его ждет удар палкой, так как транс не является целью его взаимодействия с учителем. Но нужно заметить, что Эриксон тоже не поощрял медитативный транс, напротив, он побуждал клиента активно взаимодействовать с собой.

В дзэн нет семейного подхода. Как правило, монахи живут все вместе, без семей. Интервенции мастеров не меняют семьи с целью изменить человека. Достигнув просветления, монах может жениться и жить в семье, но вмешательство в семью не является задачей дзэн.

Важное сходство — это использование юмора в дзэн и психо-терапии. Многие истории дзэн весьма остроумны, и эриксонов- ский подход отличался тонким юмором и шутками. Юмор сближает коаны дзэн с загадками Эриксона. Оба метода направлены на то, чтобы помочь ученику изменить свой способ восприятия и избавиться от излишней жесткости и интеллектуализма. Работая с клиентом, не верящим в возможность изменений, Эрик- сон загадывал ему загадку, казавшуюся неразрешимой. Когда клиент отказывался от попыток найти ответ, Эриксон показывал решение — очевидное и простое. Одна из его любимых загадок: как нарисовать десять деревьев по четыре дерева в каждом ряду (причем рядов должно быть пять), не отрывая при этом ручки от бумаги.

Когда клиент после нескольких попыток называл задачу нерешаемой, Эриксон показывал, насколько эле-ментарным может быть ответ, если отказаться от жестких и стереотипных способов классификации.

Так же и, очевидно, с той же целью мастера дзэн строили основную часть своей работы вокруг коанов и неразрешимых загадок. Например: "Как звучит хлопок одной ладонью?" Или другой пример, побуждающий к действию, а не к расслабленному размышлению: мастер кладет конец палки на голову ученика и говорит: "Если ты скажешь, что эта палка реальна, я ударю тебя. Если ты скажешь, что она нереальна, я ударю тебя. Если ты ничего не скажешь, я ударю тебя". Ученик должен найти решение этого коана, иначе окажется побитым. После таких примеров поневоле задумаешься, не создан ли дзэн преимущественно для того, чтобы излечить молодых японских интеллектуалов от самокопания и рационализма.

Возможно, ближе всего дзэн и стратегическая терапия в стремлении использовать абсурд для изменения логических классификационных систем. Причем используются не только абсурдные загадки и коаны, но и абсурдные действия. Особенно рациональным и склонным к логическим построениям клиентам Эриксон давал абсурдные задания. Например, одному чересчур рациональному интеллектуалу он поручил проехать ровно 7,3 мили по пустыне, остановиться, выйти из машины и понять, почему он там находится. Я повторял этот прием с чрезмерно увлекающимися логикой учеными, посылая их пройти определенное расстояние по горной дороге и понять, почему они пришли в эту точку. Возвращались они изменившимися. Вероятно, этой же цели служило известное задание Эриксона взобраться на Пик Скво. Следует отметить, что, когда Эриксон отправлял клиентов в пустыню, они всегда отправлялись туда и всегда находили этому объяснение. Назад они возвращались другими — менее рациональными и менее логичными, но, возможно, более одухотворенными.

<< | >>
Источник: Джен Хейли. О Милтоне Эриксоне /Пер Ю.А. Худокон. — М. "Класс",1998. — 240 с.. 1998

Еще по теме Изменение в дзэн-буддизме:

  1. Джей ХейлиДЗЭН И ИСКУССТВО ТЕРАПИИ
  2. Психопатология с точки зрения классификационных систем
  3. Теория систем и ДЗЭН
  4. ДЗЭН, Эриксон и самоанализ
  5. Изменение по дзэн-буддизму
  6. Тяжелое испытание как теория изменения
  7. Благодарности
  8. Тяжелое испытание как теория изменения
  9. Тяжелое испытание как теория изменения
  10. 7. ДЗЭН-БУДДИЗМ И ИСКУССТВО ПСИХОТЕРАПИИ (1992)
  11. Психопатология в терминах классификационных систем
  12. Теория систем и дзэн-буддизм
  13. Дзэн-буддизм, Эриксон и самонаблюдение
  14. Изменение в дзэн-буддизме
  15. Глава 1. Вступление.
  16. Глава 11. Б. Ф. Скиннер и радикальный бихевиоризм.
  17. Глава 17. Дзэн и традиция буддизма.
  18. Глава 18. Суфизм и исламская традиция.