<<
>>

III. Новый язык человеческих возможностей

В первой части статьи мной было показано, как весь ряд способов лечения, от древних спиритуально- шаманских ритуалов и церемоний до современной глубинной психологии, может быть понят как ряд способов поддержания, в общем, одного и того же процесса терапии.

Лечение, какую бы форму оно ни принимало, всегда включает обнаружение источника диссоциации и способ переструктурирования(refraining)проблемы терапевтическим методом (табл. 1). Я думаю, что все школы психотерапии предоставляют различные языки для обнаружения и переосмысления множества жизненных ситуаций, называемых психологическими и эмоциональными проблемами, а также проблемами поведения. В каждой психотерапевтической школе развивается свой, отличающийся от других, язык человеческих возможностей, для того чтобы иметь дело с различными проблемами отношений сознания и тела. Хотя все эти различные языки были необходимы на ранних стадиях развития психотерапии, я думаю, что новый взгляд на сознание и тело как на единую информационную систему приведет нас скоро к одному, более емкому языку человеческих возможностей, что облегчит взаимное понимание психотерапевтов.

Начало этому процессу уже положено многими исследователями, которые изучают роль ЗСПО в явлениях гипноза(Erickson, Rossi &Rossi, 1976; Erickson &Rossi, 1979), в психотерапии(Reus, Weingartner, &Post, 1979; Peake, Van Noord, &Albott, 1979) и в практических консультациях(Gunnison, 1985; Gunnison &Renik, in press; Rogers, 1985). Работа этих врачей фокусируется на внутреннем мире пациента, в котором специфические отношения с терапевтом, сам подход к обсуждаемым проблемам и общая обстановка терапевтической ситуации приводят к зарождению психотерапевтического процесса. Эти исследователи работают в областях, в которых равно используются представления о ЗСПО, теория Тарта о специфичности знания(state-specific knowledge, Tart, 1983), теория Фишера об обучении, связанном с состоянием(statebound learning, Fisher, 1971a,b,c),а также общие консультирование, медитация, биологическая обратная связь и ориентированная на применение лекарств психиатрическая терапия.

Таблица 2.

Развитие теории ЗСПО в нормализации отношений сознание/тело

Брейд Проявление диссоциации как обратимой амнезии служит "психофизиологическим" основанием для гипноза.

Джанет Проявление диссоциации как блокировки (или обратимой амнезии) между сознательным и бессознательным— источник психопаталогии, который может быть обнаружен при гипнозе и из- лечен с его помощью.

Селье Оригинальные исследования "стрессовых гормонов" в отношениях гипоталамуса, гипофиза и надпочечников, которые контролирует основные механизмы психосоматических расстройств.

Эриксон Продемонстрировал, что травматическая амнезия и психосоматические симптомы являются психо-неврологическими диссоциациями, которые могут быть излечены с помощью практиче-ской гипнотерапии.

Овертон Обзоры литературы за 40-летний период, в которых установлено, что во многих

случаях наркологических и психофизиологических исследований системы ЗСПО являются экспериментально проверенной основой диссоциации.

Фишер Информация и поведение, связанные с состоянием, определены как психофизиологическая основа "измененных состояний", диссоциаций, настроения, раздвоений личности, фантазий, транса, религиозных, психотических, творческих, художественных и наркоаналитических явлений.

Хилгард Формулирует теорию неодиссоциации для гипноза, которая относит ЗСПО к

тому же классу психофизиологических явлений, что и гипнотическая диссоциация.

Росси Формулирует ультрадианную теорию гипнотерапевтического лечения: (1) Источником психосоматических проблем является стрессовое искажение нормальной периодичности ультрадиан- ных психобиологических ритмов, приходящих из супрахиазматического ядра гипоталамуса. (2) "Утилизационная" терапия Эриксона нормализует эти ультра-дианные ритмы в соответствии с равновесием вегетативной нервной системы.

Вернц Взаимоотношения ультрадианных ритмов в доминировании полушарий головного мозга регулируются гипоталамусом через равновесие вегетативной нервной системы.

Бенсон Источник целительного действия "состояния релаксации" при занятиях йогой и медитацией находится в "интегрированном ответе гипоталамуса, в результате которого уменьшается активность симпатической нервной системы.

Макгауф Нейробиологические исследования Макгауфа установили роль "периферических

гормонов" надпочечников в модуляции памяти и знаний в лимбо-гипоталамической системе.

Росси определил связь этих эффектов с ЗСПО.

Росси Объединяет все описанные выше общие теории лечения, утверждая необходимость доступа к "фильтру" ЗСПО, находящихся под контролем лимбо-гипоталамической системы, и их переосмысления (рефрейминга).

Ограниченные размеры данной статьи не позволяют продолжить обсуждение того множества фундаментальных концепций психоанализа и психотерапии, которые могут быть более адекватно интерпретированы в терминах ЗСПО, и следовательно, с естественным привлечением понятий информации и поведения, связанных с состоянием(Rossi &Ryan, 1986, in press):

"Такие понятия, как эго, ид, суперэго, комплекс, архетип, позиция, роль, развитие, личные особенности, привычки, установки, впечатления, фантазии, навязчивые идеи, принуждение и перенос могут быть поняты как связанные с состоянием формы информации, поведения и феноменологического опыта, которые имеют большое эвристическое значение с точки зрения психотерапии.Классические психоаналитические механизмы защиты, такие, как "регрессия, вытеснение, отыгрывание вовне, изоляция, уничтожение, проекция, интроекция, борьба "я" самим с собой и перенос"(Freud, 1946, р.47) являются распознающими стратегиями для овладения основными процессами ЗСПО в отношениях с ассоциативными структурами, соревнующимися за доступ к сознанию. С этой точки зрения мы можем предположить, что так называемые "психологические конфликты" всего лишь метафора для конкурирующих систем ЗСПО. Формулировка терапевтических концепций через понятия различных систем информации и поведения, связанных с состоянием, сразу же делает эти концепции (1) более поддающимися рабочим определениям в лабораторных экспериментальных исследованиях и (2) более доступными для активного терапевтического применения. Традиционный процесс "анализа" и "понимания", к сожалению, не всегда ведет к желаемой цели разрешить проблему и изменить поведение"(Erickson &Rossi, 1979; Rossi &Ryan, 1985).

С точки зрения, излагаемой в данной работе, "творческое бессознательное" может быть интерпретировано как набор ЗСПО, которые могут оказаться доступными в процессе решения проблем.

Эриксон определил этот внутренний набор как "опытное знание"(experiential learnings).Его "внушения" обычно позволяли получить доступ к воспоминаниям о предыдущем опыте пациента и использовать это воспоминание для терапевтических целей(Erickson, 1985). Примером может служить случай, когда Эриксон пытался облегчить боль женщине, которая находилась на последней стадии заболевания раком и была уже нечувствительной к морфину. Эриксон действовал следующим образом(Erickson &Rossi, 1979, pp. 133-134):

"Я не хотел бороться с ней и говорить, что нужно войти в транс, потому что, скорее всего, это была бы бесполезная попытка. Вместо этого я попросил ее сделать то, что было бы понятно ей самой. Я попросил ее оставаться полностью бодрствующей выше шеи. Это было нечто, что она могла понять. Я сказал ей, чтобы она по-зволила своему телу уснуть. В своем предыдущем опыте, когда она была ребенком, подростком и молодой женщиной, она испытывала чувство "засыпающей" руки и "засыпающей" ноги. Она могла ощущать свое сонное тело на той стадии утреннего пробуждения, когда мы наполовину проснулись и наполовину спим. Я был полностью уверен, что эта женщина имела представление о своем теле, находящемся в состоянии сна. Таким образом, она могла использовать свое предшествующее знание. Чем это знание было для нее, я в точности не знаю. Все, что я хотел, это подтолкнуть ее к мыслям и понятиям, которые позволили бы этой женщине вызвать ощущения, испытанные ее телом раньше".

В приведенном случае, чтобы облегчить страдания женщины, Эриксон использует зависимость чувства комфорта от ситуации, когда это чувство ассоциировано с ощущением спящего тела. Исследователей(Hilgard, 1984) удивляет именно это явление, названное Эриксоном "творческим бессознательным". Я полагаю, что определение "зависящие от состояния память и знания (ЗСПО)" — вполне адекватный экспериментальный аналог термина "опытное знание" творческого бессознательного, понятие о котором используется при решении проблем гипнотерапевтическим методом.

Подход Эриксона ко многим проблемам, от контроля над болью до психозов, состоял в использовании явления, которое теперь называется предписанием симптома(Ericson &Zeig, 1980).

Пациента, который испытывает сильную боль или страдает психосоматическими расстройствами, сначала просят "сделать это хуже" (Rossi, 1986). Это действие было описано как "парадоксальное внушение". С точки зрения отношений созна-ние/тело — подхода, обсуждаемого в данной работе, мы можем видеть, что попытка "сделать это хуже "является на самом деле прямым способом получить доступ к ЗСПО, которые определяют проблему. (Было бы интересно определить степень действительной парадоксальности так называемых парадоксальных подходов с рациональной, логической точки зрения. С физиологической точки зрения они все могут быть наиболее прямыми способами обнаружения и активизации систем восприятия, которые и определяют решаемую "проблему".). Часто бывает, например, в случае биологической обратной связи, что сознание пациента не знает, как найти психофизиологический источник проблемы, чтобы сделать ее хуже. Но однажды пациент находит способ, как ухудшить свое положение (по субъективной оценке в одном случае из десяти,|Tart, 1972]), и тогда терапевт может использовать одну из множества существующих стратегий, чтобы помочь пациенту смягчить, трансформировать и псреструк-турировать проблему(Erickson &Rossi, 1979; Rossi, 1986).

В моих многократных беседах с Эриксоном он постоянно подчеркивал, что для решения внутренних проблем психики нам всегда необходим такой доступ или активизация этих проблем, чтобы они воспринимались на данный момент как ощутимая реальность. Только тогда мы можем вместе с пациентом исследовать его внутренние ресурсы для восприятия и решения проблемы. Эриксон никогда не использовал "внушение" для навязывания своего взгляда на решение проблемы. Сегодня я думаю, что эффективное "внушение" — это процесс обнаружения и активизации систем ЗСПО, которые определяют проблему, что мобилизует внутренние ресурсы пациента для перерасстановки акцентов в проблеме и ее решения.

Я бы хотел показать, как обсуждаемый здесь подход, учитывающий отношения сознание/тело, может быть полезен в психотерапии, ориентированной на развитие и расширение личностного сознания.

На рис. 6 воспроизводится иллюстрация из моей книги "Фантазирование и рост личности: расширение осознания в психотерапии(Rossi, 1985b).Сегодня я определяю все стороны психики, приведенные на рис. 6, как более или менее автономные системы ЗСПО, которые взаимодействуют друг с другом в каждодневном творческом процессе жизни, а также в мечтах. Основная работа психотерапевтов, ориентированных на расширение сознания, состоит в том, чтобы помочь клиенту обнаружить, вовлечь и использовать внутренние психические процессы для разрешения проблем и таким способом расширить их психологическое развитие.

Я могу показать воздействие этого подхода на примере фантазий одной необычайно одаренной 23-летней женщины, которую я назову Давиной(Rossi, 1985b).В приведенной цитате она описывает свою эмоциональную проблему "фрустрации", которую она смогла решить, позволив себе "взять передышку" и использовать ультрадианные ритмы отдыха (см. табл. 2) (Rossi, 1982, 1985а). Описанная фантазия пришла к ней во время спонтанного состояния изменения, в котором она смогла получить доступ и трансформировать свои фрустри- рованные эмоции в образы, которые обеспечили ей условия для саморефлексии и нового осознания(Rossi, 1985b, pp. 90-94):

"Обстоятельства: Потерянность. Я ощущаю потерянность, крушение планов, одиночество. Мой муж полностью занят завершением образования и надвигающимися выпускными экзаменами, он чувствует себя завязанным в узел и он такой нервный, что я тоже становлюсь угнетенной... И более того, мои чувства бьются в моем мозгу!

На работе я, похоже, ничего не могу делать. К счастью, сейчас я свободна от моих обязанностей — приведения рукописей в порядок, я просто сижу и дергаю ногти! Я силой заставляю себя работать, но слезы переполняют меня. Внутренне я больше не могу их сдерживать. Но я больше не чувствую желания убежать — я парализована, меня охватили опустошенность и глубокая печаль.

Наконец, с немым криком я закрываю глаза, пытаясь сдержать слезы. И тут глубины моей фантазии и вооб-ражения обретают форму.

Фантазия: Я снова нахожусь в "Городе 23 лет", печальная, с опущенными плечами, вся в слезах. Здесь, в центре леса из туч и темных сосен появляется огромный возвышающийся монстр! Это масса запутанных, живых, шипящих змей, веток, сучков, зеленых листьев, раздавленных цветов, а в центре его пойман и опутан огромный глаз. И все это существо корчится в агонии, крича и рыдая!!!

Связанный глаз видит меня и говорит:

— О, помоги мне! Я — Фрустрация, осужденная корчиться от боли, пока ты не поможешь. Я не могу одна справиться с этой запутанной массой! Я — Фрустрация многих лет напряжения, зажимов, безрадостности. Пожалуйста, помоги мне!

Я в ужасе от встречи с подобным монстром. Я говорю ему, что Я слаба, расстроена и боюсь.

Как я могу помочь тебе, я сама нуждаюсь в помощи!

Пожалуйста, не покидай меня, — рыдает Фрустрация, — ты будешь вознаграждена, если освободишь меня. Это займет много времени, но ты единственная, кто может мне помочь!

Чувствуя печаль, я обещаю ей помочь и тут же сама начинаю биться в агонии, рыдая и зовя на помощь!

Затем возникает старая женщина по имени София. Она видит меня плачущей, распластавшейся на земле и бранит меня за такую слабость. Но когда она замечает, как я печальна и полна сожалений, она начинает гово-рить мягче, гладя меня по голове своей старой мудрой рукой!

Я показываю на Фрустрацию и рассказываю Софии про свое обещание помочь этому созданию. София улыбается и говорит:

Хорошо, ты приняла вызов. Не многие бы так сделали. Большинство бы поддалось чувству страха перед Фрустрацией и убежало бы прочь!! Но ты распутаешь это. Вот задание — попытайся!

Скажи, как я могу сделать это!— молю я.

Прежде всего, ты должна найти Королеву Города, Терпение! Она не носит царственный наряд, ее глаза изумрудного цвета изъедены слезами, а одежда превратилась в лохмотья и истлела. Когда ты найдешь ее, возьми ее за руку и попроси пойти с тобой, чтобы помочь освободить Фрустрацию. Она должна быть с тобой, но она очень робкая, всегда задумчивая и будет ускользать от тебя, поскольку Королева Терпение обычно живет в одиночестве, скрываясь глубоко в недрах земли. Но только она может распутать клубок змей Фрустрации и освободить Большой Глаз. Ты должна звать Королеву Терпение во всех местах этого города, ты должна петь такие прекрасные песни, чтобы они привлекли ее и склонили пойти с тобой — Королева Терпение любит красоту, и они идут рука об руку.

Удачи тебе, дитя мое! — София поднялась, поцеловала меня в лоб и исчезла.

Я села, вся в слезах, и запела. Потом я поднялась и начала свое путешествие в поисках Королевы Терпение".

В этих фантазиях, в которых эмоциональное состояние фрустрации персонифицировано в форме спутанного глаза, мы видим впечатляющий переход от эмоций к образам и осознанию. Здесь

эмоциональное состояние обнаруживает себя в виде образа (спутанного глаза), который Давина вовлекает в диалог. Таким образом: Репрезентация

Эмоция "... фрустрация... Образ "... опутанный глаз..." Образ

"опутанный глаз"

+образ

Давина

саморефлексия

осознание

Я сама нуждаюсь в помощи Диалог: "О, помоги

мне" - "Как я могу помочь тебе" +образ саморефлексия

Давина Диалог: "Скажи мне,

как и т.д." - "Прежде всего тебе надо найти Королеву Терпение!"

Образ

" старая

женщина София"

осознание

Ты должна знать Королеву Терпение... ты должна петь такие прекрасные песни.потому что Королева Терпение любит красоту... ...Психологическая ценность эмоций, переживаемых как образы, очевидна: эти образы и их осознание, вмещающие интенсивные, но рассеянные эмоции, позволяют структурировать и трансформировать их. Персонификация психологического состояния как Фрустрации и Терпения и связь женщины с ними — другая поучительная сторона этой фантазии. Для того чтобы освободить глаз — орган света и сознания, необходимо активное участие самой пациентки. Она учится быть более активной в управлении эмоциональными бурями, которые могут захватить ее ум. В этом месте она могла бы поддаться Фрустрации и безнадежности. Многие люди сделали бы это и кончили бы "расстройствами интеллекта", психосоматическими болезнями или неспособностью вынести жизненные обстоятельства, поскольку они считают источником крушения своих планов окружающий мир. Ключ к душевному здоровью и психологическому развитию лежит в поиске индивидуального способа активного культивирования эмоций, образов и мыслей, которые быстро развиваются и не дают себя захватывать другим возникающим системам ЗСПО.

Признание равенства между явлениями, упомянутыми выше — обычный способ для наблюдения процесса психологического роста и развития сознания через мечты, фантазии и гипноз. Это равенство определяет процесс психосинтеза, который может быть дополнен традиционными подходами психоанализа. Это и есть новый язык человеческих возможностей, который в конечном счете может быть расширен до такой степени, чтобы охватить все наши знания — от молекул до сознания — и даже, может быть, повести нас еще дальше.

Первоначальное определение гипноза, данное Джеймсом Брейдом

Джеймс Брейд(James Braid, 1795—1860), шотландский врач, известный в основном как основатель гипнотизма, предлагал определять гипнотизм следующим образом:

"Ограничим термин гипнотизм только теми случаями... когда объект при пробуждении не помнит того, что было с ним во время сна, но полностью вспоминает предыдущий опыт при последующем прохождении близких стадий гипнотизма. При таком определении гипнотизм будет включать только случаи, называемые здесь состояли -ями двойного сознания.

В итоге, для общего термина, включающего все случаи, являющиеся результатом взаимного действия разума и материи, я думаю, нет более подходящего слова, чем психофизиология " (Tinterow, 1970, pp. 370—372).

В первой части цитаты Брейд определяет гипнотизм как процесс, который современные исследователи называют ЗСПО: то, чему обучается и что вспоминает индивид, зависит от его психофизиологического состояния на момент обучения. Информация, приобретаемая во время состояния гипноза, забывается в состоянии бодрст-вования, но снова доступна при погружении в гипноз.

Использование Брейдом во второй части цитаты термина психофизиология для определения случаев "взаимного действия разума и материи" — еще один случай предвидения современных представлений в области медицины и психофизиологии.

<< | >>
Источник: Хейли Д. и др.. Эволюция психотерапии: Сборник статей. Т. 4. "Иные голоса": / Под ред. Дж.К. Зейга / Пер. с англ. — М.: Независимая фирма "Класс",1998. — 320 с. — (Библиотека психологии и психотерапии).. 1998

Еще по теме III. Новый язык человеческих возможностей:

  1. ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ О ЯЗЫКЕ
  2. «ПИСЬМА К НЕМЕЦКОЙ ПРИНЦЕССЕ» Л. ЭЙЛЕРА И НАУКА XVIII в.
  3. III. Две родины Церкви
  4. X. Возвращение Империи в Константинополь. Монгольская империя и конец государств крестоносцев. Правление Михаила VIII и Андроника II Палеологов
  5. Языковая основа и отношение к другим языкам
  6. Глава 3Эпоха новых открытий
  7. III. Новый язык человеческих возможностей
  8. Православие и католицизм. Деятельность Кирилла и Мефодия. Славянский алфавит. Церковнославянский язык. Принятие христианства на Руси. Первые русские православные подвижники. Раскол в славянском мире на католическую и православную части, его культурноисторические следствия
  9. I. Намеренное изобретение и божественное создание языка
  10. 3.2. Высшая форма национального языка
  11. Часть I. ФИЛОСОФИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ПЛЮРАЛИЗМ НАУКИ И ЕДИНСТВО ЧЕЛОВЕКА
  12. 1.1.2. Педагогическая практика и педагогические идеи в системе образования в России XVIII-XIX вв.