<<
>>

3. Экзистенциальный анализ

Как известно, теория логотерапии отождеств-ляется Франклом с методом экзистенциального анализа. Сам он об этом пишет следующее: «Ло-готерапия и экзистенциальный анализ - это две стороны одной и той же теории.

А именно, лого-терапия - это метод психотерапевтической рабо-ты, в то время как экзистенциальный анализ представляет собой антропологическое направле-

87

ние исследования» .

Франкл рассматривает свое учение в трех ипостасях: как философию жизни, как теорию личности и как направление психотерапии, с присущими ей методами и техниками. Он и о себе говорил, что является порождением трех школ: медицины, философии и школы жизни, имея при этом ввидусвой опыт концентрационных лагерей.

Исследуя причины психических заболеваний, он много внимания уделяет осмыслению человека как целостного и сложного феномена, в осо-бенности выделяя три фундаментальных начала, определяющих ноогенное содержание его бытия, а именно: свободу воли, волю к смыслу и смысл жизни.

Рассмотрим эти экзистенциалы подробней.

Согласно Франклу, свобода человека как ко-нечного существа ограничена биологическими, психологическими и социальными условиями его жизни. Но это не означает несвободу человека. Принципиальную свободу по отношению к на-следственности, влечениям и обстоятельствам внешней среды ему дает ноэтическое измерение, в котором он всегда обладает свободой, позво-ляющей ему принимать решения.

У человека есть та внутренняя свобода, благодаря которой он может изменять свое отношение к действительности и к самому себе. Поэтому «человек - это меньше всего продукт наслед-ственности и окружения», и еще менее - своих страстей и влечений. Проявление свободы отно-сительно влечений находит свое выражение в возможности сказать им «нет», таким образом, принимая их или отвергая. И в ситуации, когда человек действует под влиянием непосредственной потребности, он все же сам определяет линию своего поведения, сохраняет свободу выбора.

Человек ни при каких обстоятельствах не подвержен абсолютной детерминации, даже в случае с наследственными факторами. Он и здесь обладает свободой. Свобода по отношению к наслед-ственности - это отношение к ней как «к под-собному материалу». Проявление свободы есть возможность свободного духа творить и строить то, что ему необходимо. Дух в качестве базиса имеет способность «отойти на дистанцию» от те-лесного и психического, делая человека «рулевым своей психофизической лодки»88.

Закономерным становится вопрос: «На что же должна быть направлена духовная свобода че-ловека?». Отвечая на него, Франкл вводит понятие самотрансценденции, трактуя его как «от-крытость миру». Самотрансценденция, на его взгляд, является сутью человеческого существо-вания. Это означает, что существование является подлинным лишь в той степени, в какой оно направлено на что-то, что не является им самим. Человек, согласноФранклу, обретает себя на-столько, насколько оставляет и забывает себя, как имеющего первостепенную важность - будь то ради чего-то или ради кого-то, ради какого-то дела, или ради друга, или «во имя Бога». Борьба человека за свое Я и свою идентичность обрече-на на неудачу, если она не происходит как само-отверженное посвящение себя чему-то за преде-лами своего Я, чему-то большему, чем его Я89.

Таким образом, объектом приложения свободы должно быть нечто внешнее по отношению к человеку, что требует сознательной самотранс-ценденции, прорыва, выхода за пределы собст-венного ограниченного существования. Способ-ность к самотрансценденцииФранкл относит к фундаментальным онтологическим характеристикам. Механизмы самотрансценденции принадле-жат к ноэтическому измерению человека.

Следующим важным вопросом учения о свободе воли становится вопрос: «Для чего человек обладает свободой?».

Франкл говорит о свободе взять ответствен-ность за свою судьбу, свободе слушать свою со-весть и принимать решения о своей судьбе. Свобода, лишенная ответственности, вырождается в произвол. Ответственность предполагает осозна-ние человеком того, какие таящиеся в мире и в нем самом возможности заслуживают реализа-ции, а какие нет.

Речь, следовательно, идет об аутентичности человеческого бытия, о правиль-ном нахождении и реализации им смысла своей жизни. Вот почему, отмечает Франкл, отправная точка логотерапии - осознание ответственности.

Но что такое ответственность? Это прежде всего то, к чему «привлекают», и то, от чего «уходят». «Этим самым, - пишет Франкл, - мудрость языка уже намекает на то, что в человеке есть нечто вроде противоборствующих сил, кото-рые пытаются удержать его от того, чтобы взять на себя присущую ему ответственность. И дейст-вительно, в понятии ответственности есть что-то бездонное... есть что-то ужасающее... но одновре-менно и что-то великолепное! Ужасно знать, что каждое мгновение я несу ответственность за ближнего, что каждое решение, самое малое и самое большое, являются решением «навечно»... Великолепно же - знать, что будущее, мое собст-венное и вместе с ним будущее событий и людей вокруг меня, как-то, пусть и в незначительной степени, зависит от моего решения в каждый момент. То, что я благодаря этим решениям реализую, что я привнесу в мир, то я и спасу для действительности и сохраню от забвения»90.

Существенно и то, что расширяя наше сознание, мы тем самым расширяем зону нашей ответ-ственности, разграничивая ее, в свою очередь, на ответственность, которая налагается на нас извне, и ответственность, которая обусловливается на-шей способностью к самотрансценденции. В первом случае ответственность есть сознание того, что «мне следует это сделать», во втором случае - это внутренняя убежденность: «я должен это сделать». Сегодня человек в гораздо большей степени свободен от внешнего давления, но тем насущнее оказывается упрочение внутреннего ав-торитаризма. Готовность к ответственности пред-полагает такой внутренний диктат. Мы реагируем на что-то не потому, что нас вынуждают к этому, оттого, что мы так решили. «Свобода от...» отвергает навязывание директив извне, «свобода к...» предполагает сознание личной ответственности. Если у нас не развит внутренний «центр управления», мы не знаем, чего мы хотим.

В ре-зультате мы либо делаем то, что делают другие (конформизм), либо то, что другие хотят, чтобы мы делали (тоталитаризм). И в том, и в другом случае, признает Франкл, мы теряем свою свободу, перестаем обладать свободой воли.

Но свобода воли, наряду с сознанием ответ-ственности, неотделима от устремления к смыслу. Этим и обусловливается значение и необхо-димость воли к смыслу - экзистенциала, сущест-венно отличающего логотерапию как от учения

Фрейда и его «принципа удовольствия», так и от учения Адлера и его «воли к власти».

Человеку свойственно стремление к осмыс-лению своей жизни. И потому, как утверждает Франкл, воля к смыслу является базальной мо-тивационной силой человеческого бытия. Влечение к удовольствию или к власти, с его точки зрения, вторичны и выступают на передний план только тогда, когда само стремление к смыслу у человека фрустрировано. Смысл, его поиск и осуществление целиком определяют линию поведения индивида.

Без смысла жизнь становится бессодержательной и лишенной будущего; выносить чувство бессмысленности - тяжкая мука: греческий миф о Сизифе изображает бессмысленный труд как величайшее наказание человека91.

Детально осуществив экзистенциальный анализ способов бытия человека, Франкл приходит к выводу, что полноценная жизнь обладает объ-ективным смыслом. Соответственно, человек, стремящийся к счастью, должен помнить, что дверь, ведущая к нему, открывается наружу и поэтому ломиться в нее бесполезно. Целью человека должно быть не столько само счастье, сколько создание условий для обретения счастья. Невротик, например, одержим желанием испытать удовольствие; но чем сильнее он стремится к удовольствию, тем меньше он создает условия для этого, поэтому оно и не возникает. Франкл считает, что воля к удовольствию является само-разрушающим принципом. Удовольствие возни-кает в ходе реализации стараний человека, но оно неизбежно разрушается, превращаясь в са-моцель.

Способность же реализации потенциала личности зависит от того, в какой мере он выполняет свое предназначение в жизни.

Франкл цитирует слова Карла Ясперса: «Человек обретает себя благодаря делу, которое он считает своим призванием»92. В процессе деятельности, дела как раз и создаются реальные предпосылки, настраи-вающие человека на смыслоискание, из чего ясно, что воля к смыслу не тождественна влечению к смыслу. Если бы человека действительно влекло к смыслу, он бы начал следовать ему только ради того, чтобы избавиться от этого влечения, восстанавливая подобным образом свой внутренний гомеостаз.

Однако смыслоискание не есть способ утвердить собственное равновесие; его цель гораздо глубже и связана со стремлением человека к са-мореализации. Но это стремление не должно стать самоцелью; оно имеет значение лишь в об-щем контексте личностной самотрансценденции, которая и создает почву для самореализации в плане поиска смысла жизни. В своей же ото-рванности от самотрансценденции стремление к самореализации может обернуться в простое влечение и стать источником ноогенных фрустра-ций. А это будет означать только то, что человек «промахнулся» со своим призванием, не нашел искомого смысла.

Наконец, Франкл обсуждает и такой важный практический вопрос, как поиск правильного смысла. Прежде всего он со всей решительностью отвергает теорию «потенциализма», которая исходит из того, что призвание человека - это осуществление возможностей, заложенных в самом человеке. Скажем, рассуждает он, человек по природе может быть вполне предрасположен стать преступником. Но зачем реализовывать эту возможность? По мнению Франкла, дело должно заключаться вдругом - в осуществлении необхо-димости - того единственного, что нужно в данный момент. Или иначе: надо «стремиться всякий раз не к возможному, а к должному»93. «Ведь в отношении принятия решения, - поясняет он, - человеческое бытие полностью обусловлено тем обстоятельством, что требование, исходящее из ситуации, если оно затрагивает личность, адресовано этой личности, а не исходит из нее самой по механизму простого самовыражения, экспрес-

«-» 94

сии или проекции самой личности в мир» .

Не согласиться с этим трудно, ведь мир не является ни простым средством достижения цели удовлетворения потребностей и влечений, ни проявлением собственного бытия субъекта в форме его «проекта мира».

Все человеческое бытие, справедливо констатирует ученый-психоте-рапевт, «неизбежно и необходимо протекает в

95

поле напряжения между сущим и должным» , что и игнорируется сторонниками потенциализ- ма. Для каждого человека должно быть очевидно, что из множества возможностей есть только один правильный выход, который ознаменован наличием смысла, и этот смысл находится под эгидой совести.

Совесть, согласно Франклу, есть способность духа обнаружить тот единственный и уникаль-ный смысл, который сокрыт в любой ситуации, любом внешнем событии. Подлинно экзистенци-альные решения всегда нерефлексируемы и не-осознанны; соответственно, и истоки совести восходят к бессознательному. Совесть иррациональна, она предстает как интуитивная по своей сущности функция. Задача совести - «открыть человеку то, что надо», то есть вывести его на путь органичных и жизненно важных адаптаций.

Франкл это поясняет так: «Во времена, когда десять заповедей (библейского Моисея. - С. 3.) теряют, по-видимому, свою безусловную значи-мость, человек более чем когда-либо должен учиться прислушиваться к десяти тысячам заповедей, возникающих в десяти тысячах уникаль-ных ситуаций, из которых состоит его жизнь. И в том, что касается этих заповедей, он должен опираться и полагаться только на совесть. Живая, ясная и точная совесть - единственное, что дает человеку возможность сопротивляться эф-фектам экзистенциального вакуума - конфор-мизму и тоталитаризму»96. При всех обстоятельствах, именно совесть приводит к постижению смысла жизни.

При этом, конечно, нельзя исключать того, что моя совесть может и ошибаться, а совесть другого быть правой. Это должно настроить человека на смирение и скромность, но отнюдь не на принятие позиции индифферентизма. Быть скромным - не значит присоединиться к верованиям другого. Тем не менее, нередко бывает по-лезно подчиниться совести другого, помня, что смысл жизни есть равнодействие совести всех и каждого.

<< | >>
Источник: Замалиева С.А.. Человек все решает сам. Логотерапия и экзистенциальная антропология Виктора Франкла. — СПб.: Университетская книга,2012. — 142 с.. 2012

Еще по теме 3. Экзистенциальный анализ:

  1. 3. Экзистенциальный анализ
  2. Техники экзистенциальной психотерапии
  3. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНО-ГУМАНИСТИЧЕСКАЯ ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ.
  4. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА И НЕВРОТИЧЕСКОЕ БЕГСТВО12
  5. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ И ДИМЕНЗИОНАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ76
  6. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ДИНАМИКА И НЕВРОТИЧЕСКОЕ БЕГСТВО12
  7. ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ И ДИМЕНЗИОНАЛЬНАЯ ОНТОЛОГИЯ76
  8. Глава IIСПЕЦИАЛЬНЫЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ1
  9. Часть I. Общий экзистенциальный анализ.
  10. Часть ІІ ОБЩИЙ ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНЫЙ АНАЛИЗ ПСИХОЛОГВ КОНЦЕНТРАЦИОННОМ ЛАГЕРЕ
  11. Глава 2. Зигмунд Фрейд и психоанализ.
  12. Глава 20. Эрих Фромм и диалектический гуманизм, или гуманистический психоанализ.
  13. Глава 29. Ролло Мэй: экзистенциальная психология.
  14. Глава 3ЭПИДЕМИОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ НАРКОТИЧЕСКИХ ИНТОКСИКАЦИЙ И ЕГО СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ
  15. 5.2. Теоретическое обоснование использования психоанализа в семейной системной психотерапии
  16. Экзистенциально-гуманистическое направление в психотерапии.