<<
>>

Дезинфекция

И вот мы ждем в бараке, служащем чем-то вроде предбанника. Появляется эсэсовец с одеялами, куда должны быть сложены все консервы, часы, украшения.

Среди нас еще находятся (на потеху помощникам из числа «старых» лагерников) наивные люди, спрашивающие, можно ли оставить себе обручальное кольцо, медальон, какую-то памятную вещичку, талисман: никто еще не может поверить, что отнимается буквально все.

Я пробую довериться одному из старых лагерников, наклоняюсь к нему и, показывая бумажный сверток во внутреннем кармане пальто, говорю: «Смотри, у меня здесь рукопись научной книги. Я знаю, что ты скажешь, знаю, что остаться живым, только живым — самое большое, чего можно сейчас просить у судьбы. Но я ничего не могу с собой поделать, такой уж я сумасшедший, я хочу большего. Я хочу сохранить эту рукопись, спрятать ее куда-нибудь, это труд моей жизни». Он, кажется, начинает меня понимать, он усмехается, сначала скорее сочувственно, потом все более иронично, презрительно, издевательски и наконец с гримасой полного пренебрежения злобно ревет мне в ответ единственное слово, самое популярное слово из лексикона заключенных: «Дерьмо!».

Вот теперь я окончательно усвоил, как обстоят дела. И со мной происходит то, что можно назвать пиком первой фазы психологических реакций: я подвожу черту под всей своей прежней жизнью.

Вдруг в толпе моих товарищей — смертельно бледных, испуганных, о чем-то беспомощно перешептывающихся — происходит движение: это снова прозвучала хриплая команда, и всех бегом загоняют в следующее, уже, кажется, непосредственно банное помещение. В центре его стоит эсэсовский офицер, нетерпеливо ожидающий, пока мы все будем в сборе. Его речь кратка, отрывиста и сурова: «Я даю вам две минуты. Вот, я смотрю на часы. За эти две минуты вы должны полностью раздеться. Все оставить на месте. Ничего с собой не брать, кроме ботинок, пояса или подтяжек, очков и, разве что, грыжевого бандажа. Я засекаю две минуты — пошли!».

С невообразимой поспешностью люди начинают срывать с себя одежду. Чем ближе конец срока, тем нервнее развязываются узлы, выдергиваются шнурки, расстегиваются пряжки, пуговицы, сбрасывается нижнее белье. Кого-то торопят — слышны хлопающие удары кнута по голому телу… Нас гонят куда-то еще, нас бреют — не только головы. Ни одного волоса не остается на теле. Мы едва узнаем друг друга. Мы строимся. Нас гонят в душевую. Но здесь есть нечто, что нас радует, что кажется счастьем: из кранов идет действительно вода. Вода!

<< | >>
Источник: В. Франкл. ПСИХОЛОГ В КОНЦЛАГЕРЕ (Сказать жизни "Да").2012. 2012

Еще по теме Дезинфекция:

  1. Дезинфекция
  2. Тема 10. АСЕПТИКА, АНТИСЕПТИКА, ДЕЗИНФЕКЦИЯ,СТЕРИЛИЗАЦИЯ. МЕТОДЫ АСЕПТИКИГ ДЕЗИНФЕКЦИИИ СТЕРИЛИЗАЦИИ И ИХ ПРИМЕНЕНИЕ В УСЛОВИЯХ АПТЕКИ.МЕТОДЫ КОНСЕРВАЦИИ МЕДИЦИНСКИХ ПРЕПАРАТОВ
  3. ВЕТЕРИНАРНО-САНИТАРНЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ
  4. Глава 24ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ ЗАРАЖЕНИЯ И ДЕЗИНФЕКЦИЯ
  5. Тема 5 ОРГАНИЗАЦИЯ И ПРОВЕДЕНИЕ ДЕЗИНФЕКЦИИ В АПТЕЧНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ
  6. Обеспечение безопасности медицинскогоперсонала
  7. МЕРОПРИЯТИЯ, НАПРАВЛЕННЫЕ НА ПУТИ ПЕРЕДАЧИ ИНФЕКЦИИ (ДЕЗИНФЕКЦИОННОЕ ДЕЛО)
  8. Качество и эффективность дезинфекции
  9. Дезинфекция и стерилизация в лечебно-профилактических учреждениях
  10. Контроль качества и эффективности дезинфекции и стерилизации