<<
>>

3.Ноогеппые неврозы

Если экзистенциальный вакуум не поддается «усмирению», то он активизирует развитие но-огенных неврозов, пребывающих в латентном со-стоянии. Как признает Франкл, чувство бессмыс-ленности жизни «потенциально патогенно», то есть способно при первой же возможности вы-явиться в болезненной форме.
При этом, разуме-ется, первоначальный толчок могут задавать со-матогенные и психогенные факторы, и наоборот: соматогенные и психогенные неврозы стимулиро-ваться ноогенными. Соматогенные неврозы

<-

->

А

"Ноогенные неврозы і і

Психогенные неврозы

А Деперсонализация личности

Агрессивность Раздражительность 1 Мнительность Различные Апатия фобии

Скука

Ноогенные неврозы, порождаемые чувством смыслоутраты, не коренятся исключительно в психической сфере; их происхождение связано с областью духовных, нравственных явлений, ис-

каженных вследствие экзистенциальных фрустраций. Вот почему логотерапия должна в первую очередь руководствоваться антропологическими представлениями, принимая во внимание человеческую индивидуальность пациента. «В настоящее время кажется, - заявляет Франкл, - что для психологии нужнее всего, чтобы психотерапия обрела человеческое измерение, измерение человеческих феноменов»122. Это дает ключ не только к пониманию патологии бездуховности, но и основных симптомов психопатологических расстройств, вызываемых бездуховностью.

Здесь уместно обратиться к примерам из врачебной практики Франкла.

Вот один из них. «Как-то раз я осматривал в одном санатории лежачую больную по просьбе ее лечащего врача. На протяжении пяти лет ее безуспешно пыталась лечить врач-психоаналитик. В конце концов, терпение пациентки лопнуло, и она предложила психоаналитику прекратить лечение. В ответ аналитик заявил, что о прекращении лечения не может быть и речи, потому что она даже не успела приступить к лечению, а лишь пыталась все эти годы сломить психологическое сопротивление пациентки.

Я назначил пациентке курс инъекций ацетата дезоксикортико-стерона и, спустя несколько месяцев, узнал от ее лечащего врача, что у нее полностью восстановилась трудоспособность, она смогла продолжить занятия в университете и защитить диссертацию. Оказалось, что развившийся у нее синдром деперсонализации был лишь симптомом гипофунк-

1

ции коры надпочечников» .

Из данного примера видно, что соматогенный фактор может стимулировать деперсонализацию личности, которая может быть выражением но-огенного невроза.

Другой пример описывает синдром мнительности: «Психотерапевты знают, что мнительность развивается по определенной схеме: однажды у пациента возникает какой-то безобидный симптом, который вскоре исчезает, и с тех пор пациент начинает со страхом ожидать повторного появления этого симптома. Под влиянием страха степень выраженности симптома возрастает, а это вселяет в пациента еще больший страх. Так пациент попадает в порочный круг, всвоего рода кокон, из которого невозможно выбраться. Если желание порождает мысль, то страх порождает болезнь. По сути, в таких случаях мнительность и является патогенным фактором, поскольку именно из-за мнительности симптом приобретает стойкий характер»124.

Исследование подобных ноогенных неврозов приводит Франкла к выводу, что их можно лечить методом парадоксальной интенции, заключающемся в сознательном усилении действия то-го психопатологического симптома, который обычно кажется прочным и неустранимым.

Для иллюстрации этого метода он берет пример сотрудника университета, который в письме сообщал ему: «Чтобы меня приняли на одну дол-жность, мне нужно было пройти собеседование. Я очень хотел получить эту должность, потому... изо всех сил старался произвести хорошее впечатление на приемную комиссию и от этого разволновался. А когда я волнуюсь, у меня начинают дергаться ноги, причем довольно заметно. Так случилось и на этот раз. Но я сразу сказал себе: «Сейчас я так напрягу эти чертовы мышцы, что у меня ноги пойдут ходуном и сами пустятся в пляс.

Пусть все решат, что я рехнулся. Сегодня эти чертовы мышцы разойдутся вовсю. Это будут рекордные судороги». И что бы вы думали? За все время собеседования ноги у меня ни разу не дернулись. Я получил эту должность»125.

Методом парадоксальной интенции излечилась от агорафобии и другая пациентка Франкла. «Она прошла трехгодичный курс традиционного психоанализа, который ей не помог. После двухгодичного курса гипнотерапии состояние ее не-много улучшилось. Но излечить ее так и не удалось... Однажды на улице ее охватила паника, и она уже хотела вернуться домой, как вдруг вспомнила о рекомендациях, которые вычитала в моей книге «Человек в поисках смысла», и ска- зала себе: «Сейчас я покажу всем на улице, как я могу упасть в обморок от страха». В тот же миг страх пропал... С тех пор она стала при необходимости пользоваться методом парадоксальной интенции»126.

Подобные примеры, которых у Франкла множество, свидетельствуют, что ноогенные неврозы обретают свою специфику прежде всего в связи с теми или иными психопатологическими расстройствами. Поэтому и лечение этих расстройств, практикуемое логотерапией, всегда носит характер личностный и индивидуальный. Доминантой здесь выступает не столько медикаментозное лечение (хотя оно также необходимо в соответствующих случаях), сколько слово, речь лечащего врача. На это указывает само название метода: «логос» в переводе с греческого означает не только «смысл», «дух», но и «слово».

Вслед за немецким лингвистом Карлом Бю-лером, автором известной работы «Sprachtheorie» (1934), Франкл различает три функции языка. Во-первых, язык дает возможность говорящему выразить себя, то есть служит средством самовыражения. Во-вторых, язык - это обращение, адресуемое говорящим тому, с кем он говорит. В- третьих, язык всегда представляет «нечто», то «нечто», о котором человек говорит. Иными словами, когда кто-то говорит, он: а) выражает себя; б) обращается «к» кому-то другому (однако если он не говорит при этом «о» чем-то, то неоправданно этот процесс называть «языком»).

Тем самым выявляется роль языка в контексте понятия общения-встречи, то есть взаимоотношения междуЯ и Ты, взаимоотношения, которое «по самой своей природе может быть установлено только на человеческом и личностном уровне»127.

Понятие общения-встречи, согласно Франклу, освобождает психологию от «устаревшего» подхода к рассмотрению сущности человека «как монады без окон, которые допускали бы самотрансцендирующиеся отношения». «Само-трансценденция же, - напоминает он, - равно присутствует, превосходит ли человек себя в осу-ществлении смысла или общении-встрече, в любви: в первом случае участвует внеличностный логос, во втором - личностный, так сказать, воплощенный логос»128.

Наконец, парадоксальная интенция, принимающая логос, слово в качестве главного психотерапевтического средства, учитывает и такой психолингвистический фактор, как юмор. «Парадоксальное намерение, - пишет Франкл, - должно быть сформулировано в насколько возможно юмористической форме. Юмор относится к существенным человеческим проявлениям; он дает человеку возможность занять дистанцию по отношению к чему угодно, в том числе и к самому себе, и обрести тем самым полный контроль над собой. Мобилизация этой сущностной человеческой способности и является, собственно, нашей целью в тех случаях, когда мы применяем парадоксальную интенцию»129. Юмор выводит человека из состояния апатии и тревоги, столь обычных при ноогенных неврозах.

<< | >>
Источник: Замалиева С.А.. Человек все решает сам. Логотерапия и экзистенциальная антропология Виктора Франкла. — СПб.: Университетская книга,2012. — 142 с.. 2012

Еще по теме 3.Ноогеппые неврозы:

  1. 3.Ноогеппые неврозы