<<
>>

Что первично — бытиеили сознание?

В первом разделе мы уже обсуждали этот вопрос, не обращаясь специально к истории человеческого общества. Теперь он вновь встает перед нами, так как в истории людей в отличие от истории природы сознание играет большую роль.
Мы уже видели, что эта роль не может быть в конечном счете определяющей. Поставим поэтому еще один вопрос: откуда берутся мысли, под влиянием которых действуют люди? Какие обстоятельства обусловливают то, что силы, действующие за нашими духовными стимулами, принимают в одной голове одну, а в другой — другую форму? Философ-идеалист придерживается мнения, что духовные стимулы человеческих действий, идеи являются первичными и не требуют никакого дальнейшего объяснения, помимо их возникновения из других, предшествующих идей и мыслей.

1 Маркс К., Энгельс Ф. Соч., т. 21, с. 307.

114 Философ-материалист не довольствуется этим и утверждает, что идеальное — это отражающееся в человеческой голове материальное. На основе такого отражения человек осуществляет затем духовную работу, например ставит себе определенные цели, действует ради них и т. д.

Рассмотрим это положение подробнее. Во времена средневековья господствующей идеей в Западной Европе была идея католической религии. Мир трактовался как творение сверхъестественного бога, который в Библии открыл себя человеку. Если человек хочет знать что-нибудь о мире, ему надо только почитать Библию. Исследование природы, творения бога, согласно этому взгляду, дает несравненно меньше знаний, чем изучение «слова божьего». И если в Библии сказано, что Иисус Навин остановил Солнце, то ведь именно благодаря «слову божьему» доказано, что Солнце вращается вокруг Земли. Иного, значит, не может быть. Следовательно, заблуждаются те, кто, изучая природу, пришел к противоположным взглядам. Ибо природа, творение бога не может противоречить «слову божьему». Такие аргументы еще в XVI веке выдвигал против Коперника Лютер.

В XVII веке разные мыслители в экономически наиболее развитых странах начали отстаивать мнение, что науку нужно освободить от религиозных оков.

Значение имеет только то, что способно выстоять перед судом разума, что естественным образом доказывается экспериментами, наблюдением природы, опытом.

Почему новые воззрения возникли именно в это время и именно в этих странах? Разве великие мыслители эпохи средневековья были слабее разумом? Конечно, нет. Эти изменения невозможно объяснить, если брать в расчет только развитие мыслей, идей. Дело в том, что в ту пору совершался социальный

115

переворот. Возникала капиталистическая экономическая система. Капитализм — это стремление к предельно высокой прибыли, использование всех «земных» производственных возможностей для этой цели, то есть капитализм предполагает основательное изучение «посюстороннего» мира: законов природы — чтобы строить машины, изобретать новые технологические приемы; морских и сухопутных путей, земли с ее рудными богатствами и другими сокровищами — чтобы как можно быстрее развивать производство, торговлю и т. д. Для этого социальные силы, формировавшие капиталистическое развитие, нуждались в новых взглядах, которые были бы направлены на «посюстороннее», на изучение природы и порывали со средневековыми религиозными доктринами.

Духовные поборники (идеологи) поднимавшейся буржуазии огнем и мечом преследовались церковью, которая стояла на страже старого социального строя — феодализма. Немало буржуазных идеологов было сожжено на костре. Труды Коперника до середины прошлого века фигурировали в списке литературы, запрещенной католической церковью.

Неудивительно, что буржуазные идеологи выступали против идеологов феодализма. Духовные примеры для подражания они искали у великих мыслителей и поэтов древности. Представления античного мира, вытесненные

христианско-феодальными идеологами эпохи средневековья, казались им несравненно более привлекательными. Они хотели пробудить к новой жизни эту более высокую, как им казалось, культуру прошлого. Они полагали, что достигнут этого благодаря возрождению дохристианской эпохи. Если бы дух действительно был определяющей силой исторического развития, то Возрождение (Ренессанс) античного (древнегреческого) мышления должно было бы вызвать возрождение античной, древнегреческой действи-

116 тельности.

Однако этого не случилось: родился капитализм, ибо не духовные, а совсем иные процессы определяют историю.

На заре человеческого общества, когда человеческий труд был еще настолько непроизводительным, что человеку едва хватало самому плодов своих усилий, не имело никакого смысла превращать людей в рабов. В лучшем случае они произвели бы то, в чем нуждались сами для своей жизни; их труд ни для кого не мог служить источником «обогащения». В те времена там, где источники пропитания были скудными, пленных либо просто принимали в племя, либо съедали.

Когда производительность человеческого труда повысилась и работа пленных стала выгодной, естественнее стала идея, что есть людей бесчеловечно. С дальнейшим развитием труда развилась и идея человечности, вплоть до наших сегодняшних представлений о человеческих отношениях и гуманном порядке, свободном от таких явлений, как истребление, эксплуатация и угнетение человека человеком. Идея человечности (гуманизм) развивалась, таким образом, вместе с развитием общественной жизни людей.

Идеалистическое понимание истории опровергается также следующими фактами. Некоторые идеи нашли широкое распространение, десятками или даже сотнями миллионов людей признавались «разумными», «справедливыми». Тем не менее они не смогли осуществиться, не смогли вызвать далеко идущих практических последствий. Возьмем великолепную христианскую идею братской любви между людьми. Американское правительство так охотно хвалится своими христианскими принципами. Однако война во Вьетнаме доказала, сколь ничтожно влияние этих возвышенных принципов, когда в игру вступает грубая заинтересованность в наживе. Два тысячелетия христианской про-

117

поведи человеколюбия на хваленом христианском Западе не сумели предотвратить угнетения и эксплуатации, кричащих противоречий нищеты и роскоши и даже взаимного (христиански освященного!) массового убийства людей в кровавых войнах.

История показывает нам громадное число событий и стремлений, когда люди ставили перед собой цели и добивались их с величайшей энергией, но так и не могли их, однако, достигнуть.

Когда появились машины и капиталисты стали применять их на своих предприятиях, рабочие увидели лишь вред, который принесло им использование машинного труда: удлинение рабочего дня вплоть до границ физического истощения, введение ужасных форм детского труда, потерю рабочих мест, калечащий душу, отупляющий труд. И рабочие пришли к идее, что во всем виноваты машины, что их-то и нужно уничтожить. Первые битвы рабочих приняли форму борьбы с машинами. Рабочие «разбивают машины, поджигают фабрики, силой пытаются восстановить потерянное положение средневекового рабочего» . Но их идея была невыполнимой, так как машина представляет собой результат закономерного прогрессивного развития общества. Законы этого развития сильнее, чем идеи, которые противоречат ему.

Ясно, что только идей, какими бы «соблазнительными» они ни были, недостаточно для такого преобразования общества, чтобы оно пришло в соответствие с теми мнимыми или действительными целями, которые преследуют или только прикрывают с помощью этих идей. Ход истории нельзя объяснить, если ключ к ней искать в идеях. С этой идеалистической точки зрения невозможно объяснить даже то, почему в определенные эпохи господствуют

совершенно определенные идеи, а в другие эпохи — другие идеи, почему некоторые из них можно претворить в жизнь, а другие нельзя. Идеалистическое воззрение на общество и историю не разделяет материалистического положения о том, что не действительность известной эпохи надо понимать из характерных для нее мыслей, а эти мысли — из действительности эпохи. «Не сознание людей определяет их бытие, а, наоборот, их общественное бытие определяет их сознание» ,— писал К. Маркс.

Само собой разумеется, что не все идеи возникают из действительности своего времени; они могут быть переданы от одного поколения к следующему. Поэтому в одно и то же время существуют и современные, и устаревшие идеи. Например, сегодня все еще имеют хождение идеи расовой ненависти, идеи национального превосходства. Но и эти идеи обязаны своим происхождением, а нередко своим затянувшимся существованием или оживлением насущным интересам властвующих социальных групп.

Существуют и совершенно чуждые действительности (фантастические) идеи. Может показаться, что уж они-то не порождены действительностью. Но если доскональнее исследовать идею домовых, суеверия, фантастические сказочные образы, то оказывается, что в них отражаются тайные желания, страхи, заботы людей, определенные общественные условия и исторические эпохи.

<< | >>
Источник: Р. Штайгервальд. Штайгервальд Р. Введение в марксистскую философию : Политиздат,1982.— 144 с.. 1982

Еще по теме Что первично — бытиеили сознание?:

  1. О НЕОБХОДИМОСТИ И СВОЙСТВАХ ВЫСШЕГО ПРИНЦИПА ЗНАНИЯ