<<
>>

История алкоголя

Чистый спирт начали получать в У1—У11 веках арабы и назвали его «алкоголь», что означает «одурманиваю­щий». Первую бутылку водки изготовил араб Рагез в 860 году. Перегонка вина для получения спирта резко усугубила пьянство.

Не исключено, что именно это и послужило поводом запрета употребления спиртных напитков основоположником ислама (мусульманской религии) Мухаммедом (Магомет, 570—632). С тех пор на протяжении 12 столетий в мусульманских странах алкоголь не употребляли, а отступники этого закона (пьяницы) жестоко карались.

Но даже в странах Азии, где потребление вина запре­щалось религией (Кораном), культ вина все же процве­тал и воспевался в стихах.

В средневековье в Западной Европе также научи­лись получать крепкие спиртные напитки путем воз­гонки вина и других бродящих сахаристых жидкостей. Согласно легенде, впервые эту операцию совершил итальянский монах-алхимик Валентиус. Испробовав вновь полученный продукт и придя в состояние силь­ного опьянения, алхимик заявил, что он открыл чудо­действенный эликсир, делающий старца молодым, утомленного бодрым, тоскующего веселым.

С тех пор крепкие алкогольные напитки быстро распространились по странам мира, прежде всего за счет постоянно растущего промышленного производства алкоголя из дешевого сырья (картофеля, отходов сахар­ного производства и т.п.). Алкоголь устоялся — практи­чески ни один художник, писатель или поэт не обходил эту тему. Таковы картины пьянства на полотнах старых голландских, итальянских, испанских и немецких художников.

Описание пьянства проникало даже в детскую лите­ратуру. Помните знаменитую Песню пиратов из книги «Остров сокровищ», в которой как припев повторялось: «...И бутылка рома...»

Злую силу алкоголизма понимали многие передовые люди своего времени. Известный религиозный рефор­матор Мартин Лютер писал: «Каждая страна должна иметь своего дьявола: наш немецкий дьявол — добрая бочка вина».

Распространение пьянства на Руси связано с поли­тикой господствующих классов. Было даже создано мнение, что пьянство является якобы старинной тра­дицией русского народа. При этом ссылались на слова летописи: «Веселье на Руси — есть и пить». Но это кле­вета на русскую нацию. Русский историк и этнограф, знаток обычаев и нравов народа, профессор Н. И. Ко­стомаров (1817—1885) полностью опроверг это мнение. Он доказал, что в Древней Руси пили очень мало. Лишь на избранные праздники варили медовуху, брагу или пиво, крепость которых не превышала 5—10°. Чарка пу­скалась по кругу, и из нее каждый отпивал несколько глотков. В будни никаких спиртных напитков не по­лагалось, и пьянство считалось величайшим позором и грехом.

Но с XVI столетия начался массовый завоз из-за границы водки и вина. При Иване IV и Борисе Годуно­ве учреждаются «царевы кабаки», дававшие массу денег в казну. Тем не менее, уже тогда пытались ограничить потребление спиртных напитков. Так, в 1652 году вышел указ «продавать водку по одной чарке человеку».

Вино и водка

Запрещалось выдавать вино «питухам» (т.е. пьян­ствующим), а также всем во время постов, по средам, пятницам и воскресеньям. Однако из-за финансовых соображений вскоре в указ была внесена поправка: «Чтобы великого государя казне учинить прибыль, питухов с кружечного двора не отгонять», чем факти­чески поддерживалось пьянство.

С 1894 года продажа водки стала царской монополи­ей. По этому поводу В. И. Ленин писал: «Каких только благ не ждала от нее наша официальная и официозная пресса: и увеличения казенных доходов, и улучшения продукта, и уменьшения пьянства! А на деле вместо уве­личения доходов до сих пор получилось только удоро­жание вина, запутанность бюджета... Вместо уменьше­ния пьянства — увеличение числа мест тайной продажи вина, увеличение полицейских доходов с этих мест, от­крытие винных лавок вопреки воле населения, ходатай­ствующего о противном, усиление пьянства на улицах».

Очень хорошо отражена картина беспросветной жизни и пьянства трудящихся в романе М.

Горького «Мать»: «Одинокие искры неумелой, бессильной мыс­ли едва мерцали в скучном однообразии дней... Моло­дежь сидела в трактирах или устраивала вечеринки друг у друга, играла на гармошках, пела похабные, некраси­вые песни, танцевала, сквернословила и пила. Истом­ленные трудом люди пьянели быстро, и во всех грудях пробуждалось непонятное, болезненное раздражение. Оно требовало выхода. И, цепко хватаясь за каждую возможность разрядить это тревожное чувство, люди из-за пустяков бросались друг на друга с озлоблением зверей. Возникали кровавые драки. Порой они конча­лись тяжелыми увечьями, изредка — убийством.

По праздникам молодежь являлась домой поздно ночью в разорванной одежде, в грязи и пыли, с разби­тыми лицами, злорадно хвастаясь нанесенными това­рищам ударами, или оскорбленная, в гневе или слезах обиды, пьяная и жалкая, несчастная и противная».

Действительно, в России создалась своеобразная «питейная процедура», согласно которой ни одно зна­менательное событие, ни один день отдыха не должен проходить без вина. Родился ребенок — крестины. Умер человек — поминки. Встречают рождение — пьют за здравие, провожают человека из жизни — за упокой. Стало совершенно зазорным не предлагать гостям выпить, не «угостить» приятеля за дружеской беседой, не «подмазать» вином при деловом разговоре.

В России до Великой Октябрьской социалисти­ческой революции культ вина приобрел особые черты. Во-первых, это был культ не вина, а водки. Во-вторых, пропагандировалось пьянство в любых жизненных си­туациях, начиная от религиозных праздников и кончая самыми малыми бытовыми событиями, например по­купкой личных вещей, которые требовалось «обмыть». В-третьих, поощрялось употребление алкоголя в боль­ших количествах, что связывалось с «широтой» русской души. Естественно, что ни о каком организованном и эффективном противодействии алкоголизму и пьян­ству в дореволюционной России не могло быть и речи.

Об одной из причин пьянства среди рабочих в бур­жуазном обществе весьма лаконично рассказал Ф.

Эн­гельс в работе «Положение рабочего класса в Англии»: «Рабочий приходит с работы домой усталый и измучен­ный; он попадает в неуютное, сырое, неприветливое и грязное жилище; ему настоятельно необходимо раз­влечься, ему нужно что-нибудь, ради чего стоило бы работать, что смягчало бы для него перспективу зав­трашнего тяжелого дня; его усталость, недовольное и мрачное настроение, вызванное уже отчасти болезнен­ным состоянием, в особенности несварением желудка, усиливается до предела всеми остальными условиями его жизни... Его потребность в обществе может быть удовлетворена только в трактире, так как нет другого места, где он мог бы встретить своих друзей».

Наглядный пример распространения водки приво­дит Ф. Энгельс и в работе «Прусская водка в германс­ком рейхстаге»: «...водочная промышленность прусских юнкеров была создана буквально на деньги, отнятые у крестьян. И она бойко развивалась, особенно с 1825 го­да. Уже спустя два года, в 1827 г., в Пруссии произво­дилось 125 млн. четвертей водки, то есть по 10 четвертей на душу населения.

С того времени вся Германия была прямо-таки затоплена бурным потоком прусской картофельной си­вухи. Пьянство теперь стало повседневно доступным даже самым неимущим людям».

Аналогичное положение было и в царской России. Правительство понимало, что водка дает баснословные прибыли и отвлекает народные массы от борьбы. В Третьяковской галерее есть картина знаменитого русского художника В. Е. Маковского «Не пущу». На ней запечатлена типичная сцена времен царизма: измученный не может понять, почему пьющие травили себя, ведь водка и противная, и невкусная, и самочув­ствие после нее ухудшается. И дед, сам в молодости любивший выпить, затрудняется дать какие-либо объ­яснения этому. Беседа между ними проходила в эпоху сплошной трезвости. Аверченко предполагал, что на­ступит она уже к 1954 году. К сожалению, он ошибся: зло оказалось куда более живучим. Почему?

С убийственным сарказмом перечисляет поводы для пьянства английский поэт Роберт Берне.

Его слова сохраняют актуальность и в наше время.

Повод для пьянства

Для пьянства есть такие поводы:

Поминки, праздник, ссоры, встреча, проводы, Крестины, свадьбы и развод,

Мороз, охота, Новый год,

Выздоровленье, новоселье,

Печаль, раскаянье, веселье,

Успех, награда, новый чин И просто пьянство — без причин.

Наверное, вы неоднократно слышали выражение: «Выпьем, согреемся». Считается в обиходе, что спирт является хорошим средством для согревания организ­ма. Недаром о винах часто говорят как о горячитель­ных напитках. Считается, что спирт обладает лечебным действием не только при простудных, но и при целом ряде других болезней, в том числе желудочно-кишеч­ного тракта, например при язве желудка. Врачи же счи­тают, напротив, что язвенному больному категориче­ски нельзя принимать алкоголь. Где истина? Ведь небольшие дозы спиртного действительно возбуждают аппетит.

Или другое, бытующее среди многих людей убежде­ние: алкоголь возбуждает, взбадривает, улучшает на­строение, самочувствие, делает беседу более оживлен­ной и интересной, что немаловажно для компании молодых людей. Недаром спиртное принимают «про­тив усталости», при недомогании, практически на всех празднествах.

Более того, существует мнение, что алкоголь явля­ется высококалорийным «продуктом», быстро обеспе­чивающим энергетические потребности организма, что важно, например, в условиях похода и т.п. А в пиве и сухих виноградных винах к тому же есть целый набор витаминов и ароматических веществ. В медицинской практике используют высокие бактериостатические свойства спирта, употребляя его для дезинфекции (при уколах и т.п.), приготовления лекарств и пр., но отнюдь не для лечения болезней.

Итак, алкоголь принимают для повышения настро­ения, для согревания организма, предупреждения и ле­чения болезней, в частности, как дезинфицирующее средство, а также как средство повышения аппетита и энергетически ценный продукт. Где здесь правда и где заблуждение?

Один из пироговских съездов русских врачей при­нял резолюцию о вреде алкоголя: «...нет ни одного ор­гана в человеческом теле, который бы не подвергался разрушительному действию алкоголя; алкоголь не об­ладает ни одним таким действием, которое не могло бы быть достигнуто другим лечебным средством, действу­ющим полезнее, безопаснее и надежнее; нет такого бо­лезненного состояния, при котором необходимо назна­чать алкоголь на сколько-нибудь продолжительное время».

Так что рассуждения о пользе алкоголя — это довольно распространенные заблуждения. Взять хотя бы очевидный факт возбуждения аппетита после стоп­ки водки или сухого вина. Но это только на короткое время, пока спирт вызвал «запальный сок». В дальней­шем прием алкоголя, в том числе пива, только вредит пищеварению. Ведь спиртное парализует деятельность таких важных органов, как печень и поджелудочная железа.

Выдающийся психиатр и общественный деятель, борец с алкоголизмом, академик Владимир Михайло­вич Бехтерев (1857—1927) так охарактеризовал психоло­гические причины пьянства: «Все дело в том, что пьян­ство является вековым злом, оно пустило глубокие корни в нашем быту и породило целую систему диких питейных обычаев. Эти обычаи требуют питья и угоще­ния при всяком случае... »

«Северный» стиль употребления алкоголя — потреб­ление алкоголя преимущественно в виде крепких на­питков (водка, самогон) единовременными большими дозами («залпом», «единым духом»). Для стран с север­ным стилем потребления алкоголя — России, а в не­давнем прошлом — Швеции — свойственна тяжелая алкогольная ситуация, характеризующаяся распростра­ненностью алкоголизма среди населения, высокой заболеваемостью и смертностью, обусловленной алко­голем.

Для стран, в которых алкоголизм не является острой медицинской или социальной проблемой (Италия, Франция, Испания и др.), характерен «южный» стиль потребления алкоголя главным образом в виде вина и пива.

Понять, почему северный стиль потребления стал доминирующим в России, невозможно, не найдя объ­яснения, почему абсолютное большинство россиян от дает предпочтение крепким алкогольным напиткам.

Особенности потребления алкоголя в древней Руси

В дохристианскую эпоху на Руси потребление алко­голя имело место главным образом на языческих пир­шествах (народный и княжеский пиры, игрища, тризны).

В то время на Руси основным сырьем для производ­ства алкоголя был мед, и поэтому традиционные хмель­ные напитки были слабоградусные: медовуха, пиво, брага, а с Хв. и виноградное вино, а их прием сопро­вождался, как правило, обильной трапезой, что в сово­купности сводило к минимуму ущерб здоровью от упо­требления алкоголя.

С этих далеких времен сохранился знаменитый рефрен многих народных сказок: «И я там был. Мед, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало».

Хмельное питье каждый варил сам для себя, сколько ему нужно было для обихода. Иногда напитки варили семьями, миром, что получало название мирской браж­ки, мирского пива. Общины и миры, города и села схо­дились на игрища, собирались на братчины, пиры и бе­седы. На народные пиры приглашался князь, на пир княжеский собирался народ. «Строй земской жизни проявлялся в том веселом единении народа и князя — государя, которое мы встречаем на пирах Киевской Руси, древней Польши, еще жившей по-славянски, в Чехии, и так далее, во всей Славянщине».

Всякое мирское дело непременно начиналось пиром, и поэтому в жизни народа хмельные напитки имели большое культурное значение.

Общее заблуждение иностранцев — принимать радушные пиршества в честь гостя за повседневный обычай славян. Арабский писатель Ибн-Фодлан писал о славянских язычниках, что «они предаются питью ви­на неразумным образом и пьют его целые дни и ночи».

Слова киевского князя Владимира Святославича «Руси есть веселие пити, не можем без того быти» не означали, что русский народ не мог обходиться в пов­седневной жизни без алкоголя. Киевский князь не мог представить себе пира без алкогольных напитков свое­го времени. Это был всего лишь навсего его вежли­во-ироничный отказ мусульманским послам, склоняв­шим Русь к принятию ислама, который не допускал употребления алкоголя.

Христианская вера, в которую был обращен русский народ, пить не запрещала, но требовала умеренности в отношении хмельного.

Обычай пировать сохранялся еще достаточно долго, но из языческого буйства он превратился в христиан­ское застолье. Древняя языческая тризна, на которой обязательно употреблялись хмельные напитки, также пережила падение язычества и сохранилась до наших дней. Алкоголь потребляется в «родительские субботы» и в другие дни поминовения умерших.

Православие играло важную сдерживающую роль в отношении злоупотребления алкоголем, строго регла­ментировало его потребление. Свидетельство этому — некоторые известные пословицы и поговорки: «Для праздника Христова не грех выпить чарочку простого» (т.е. пить в будни — грешно), «Одна рюмка — на здоро­вье, другая — на веселье, третья — на вздор», «Много вина пить — беде быть», «Пить до дна — не видать доб­ра», «Работа денежку копит, хмель денежку топит».

До середины XVI в. народ, заплатив пошлину на со­лод, хмель и мед («бражную пошлину»), варил известное к тому времени слабоалкогольное питье (5—8°) — медо­вуху, пиво, брагу и употреблял их дома или в корчмах.

Корчма — древнеславянское общественное питей­ное заведение. Корчмой называлось место, куда народ сходился для питья и еды, для бесед и выпивки с пес­нями и музыкой. Корчма была вольным народным учреждением, имела значение ратуши и гостиного дво­ра. В Киеве, Новгороде, Пскове и Смоленске корчмы составляли важнейшее городское учреждение.

Ни в одном письменном свидетельстве домосков- ской Руси не упоминается пьянство как социально неприемлемая форма употребления алкоголя, носящая массовый характер. Злоупотребление алкоголем сдер­живалось в то время рядом факторов. Алкогольные тра­диции на Руси определялись ритуальным употреблени­ем хмельных напитков по случаю знаменательных со­бытий, православных праздников, свадеб, крестин, поминок, завершения сбора урожая и т.п., нося в целом эпизодический характер.

Алкогольные напитки были слабоградусными. Большинство населения не имело излишков продо­вольствия для производства алкоголя. Алкогольные на­питки были относительно дороги. На голодный желу­док алкоголь, как правило, не употреблялся: мед, пиво или вино пили либо на пиру, либо в корчме, где всегда подавалась еда.

<< | >>
Источник: Серия книг «Ваше здоровье». Алкоголизм Хитрости и тонкости. 2006

Еще по теме История алкоголя:

  1. Глава 1Ранняя история
  2. ПРИЕМ АЛКОГОЛЯ:ПОТЕРЯ КОНТРОЛЯ ИЛИ ВЫПИВАТЬ,НО ЗНАТЬ МЕРУ?
  3. Искусство рассказывать истории
  4. Глава I Размножение живых существ. История зародыша
  5. Глава VIЭтнология, происхождение и история человеческой половой жизни до брака
  6. Глава 5. ОБСЛЕДОВАНИЕ ПОДРОСТКОВ,ЗЛОУПОТРЕБЛЯЮЩИХ АЛКОГОЛЕМ, НАРКОТИКАМИ И ДРУГИМИ ТОКСИЧЕСКИМИ ВЕЩЕСТВАМИ
  7. Психические и поведенческие расстройства вследствие употребления алкоголя (F10).
  8. История алкоголя
  9. Формирование северного стиля потребления алкоголя
  10. Алкоголь и материнство