<<
>>

§ 1. Понятие и криминологическая характеристика

Коррупционная преступность — это совокупность преступлений, диспозиции уголовно-правовых норм которых содержат признаки коррупции.

Коррупция — явление таких подкупа-продажности, когда один субъект, занимающий определенное служебное положение, наделенный определенными полномочиями, подкупается другим субъектом ради того, чтобы соответствующие служебное положе-ние и полномочия были использованы в интересах подкупающей стороны.

Термин «коррупция» происходит от латинскогоcomiptio.

В словаре иностранных слов приводятся термины «коррумпировать», «корруптировать» (лат. согттреге — подкупать кого-либо деньгами или иными материальными благами).

Более позднее толкование данного слова в русском языке носило многозначный характер: переводилось и как подкуп, и как пор- ча , и как разложение, и даже как злоупотребление служебным положением в корыстных целях . Однако чрезмерно широкое толкование коррупции практически означало объединение под одним термином очень разных по своей криминологической характеристике явлений: и хищений, и должностных преступлений, и коррупции в собственном смысле слова как подкупа-продажности. Между тем только коррупция характеризуется практически двусторонней сделкой — корруптера и коррупционера (коррумпируе- мого субъекта). Корруптер подкупает коррупционера, а тот за соответствующую мзду совершает угодные корруптеру действия. Хищения, злоупотребления должностными полномочиями, их превышение не имеют данного обязательного признака — могут совершаться субъектами в одиночку.

Если говорить о «порче, разложении», то применительно к коррупции это не «саморазложение» и порча сами по себе, а разложение, порча одного субъекта другим, «совращение». Есть такое крылатое латинское изречение «corruptio optimi pessima», которое издавна переводится на русский язык как «совращение доброго — наибольший грех».

Вообще же механизмы коррупционной сделки различны.

Встречаются три основных варианта: а) обоюдовыгодная двусторонняя сделка (примерно в половине изученных случаев); б) вымогательство служащим взятки, дополнительного вознаграждения (в 25— 27% случаев); в) инициативный, активный подкуп служащих, в том числе с психическим и иным воздействием на них (23—25% случаев).

Многообразны и варианты подкупа, предметы взятки. Ими могут выступать как материальные, так и нематериальные блага (табл. 102).

Таблица 102

Ответы сотрудников правоохранительных органов на вопрос:

«Что принимается в виде вознаграждения коррумпированными служащими?» (1997—1998 гг., % от общего числа опрошенных)* Характер вознаграждения Часто Редко Единичные случаи Не встре-чается Деньги 81 2 1 0 Иные материальные блага 35 20 1 0 Нематериальные блага 8 11 13 2 Оплата зарубежных поездок 24 19 20 0 Оплата лечения 6 19 22 2 Оплата обучения детей в вузах или гарантированное поступление в вуз 18 17 22 2 Написание книги или создание иного произведения от имени кор-румпированного служащего 4 10 26 13 Акции 20 14 19 3 Работа в коммерческих структурах 32 23 7 1 * Ответы по горизонтали не составляют в сумме 100%, поскольку многие опрошенные полагали, что если они не встречались с соответствующими фактами, то это не означает, что их вообще не бывает.

В международно-правовых документах последнего времени коррупция все более отчетливо понимается именно как активный и пассивный подкуп. В ст. 2 «Активный подкуп национальных государственных должностных лиц» Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 г. говорится: «Каждая сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений в соответствии с ее внутренним правом обещание, предложение или предоставление каким-либо лицом, прямо или косвенно, какого- либо неправомерного преимущества любому из ее государственных должностных лиц для самого этого лица или любого иного лица, с тем чтобы оно совершило действия или воздержалось от их совершения при осуществлении своих функций, когда это сделано преднамеренно».

Статья 3 «Пассивный подкуп национальных государственных должностных лиц» той же Конвенции гласит: «Каждая сторона принимает такие законодательные и иные меры, которые могут потребоваться для того, чтобы квалифицировать в качестве уголовных преступлений в соответствии с ее внутренним правом испрашивание или получение кем- либо из ее государственных должностных лиц, прямо или косвенно, неправомерного преимущества для самого этого лица или любого иного лица, или же принятие предложения или обещания такого преимущества, с тем чтобы это должностное лицо совершило действия или воздерживалось от их совершения при осуществлении своих функций, когда это сделано пред- намеренно» . Итак, более развернутое определение коррупции можно сфор-мулировать следующим образом. Это — умышленные действия: пассивный подкуп — испрашивание или получение кем-либо из должностных лиц и иных субъектов, перечисленных в специальных законах, прямо или косвенно, не предусмотренных законодательством материальных, нематериальных благ, преимуществ, а также принятие предложения или обещания таких благ и преимуществ за деяния, которые могут быть выполнены с использованием официального статуса данных субъектов, связанных с этим статусом авторитета или возможностей; а также активный подкуп — обещание, предложение или неправомерное предоставление таким субъектам физическими и юридическими лицами за перечисленные деяния указанных благ и преимуществ.

Коррупционные деяния могут носить не только уголовно наказуемый, но административно-наказуемый характер, являться гражданско-правовыми деликтами и дисциплинарными проступками. Поэтому термин «коррупция» охватывает как коррупционную преступность, так и иные виды коррупционных правонарушений. Так, в Кодексе РФ об административных правонарушениях имеется ст. 5.16 «Подкуп избирателей, участников референдума либо осуществление в период избирательной кампании, кампании референдума благотворительной деятельности с нарушением законодательства о выборах и референдумах» (в ред.

Федерального закона от 4 июля 2003 г. № 94-ФЗ). В ГК РФ ст. 575 «Запрещение дарения» не допускает дарения, за исключением обычных подарков, стоимость которых не превышает пяти установленных законом минимальных размеров оплаты труда, целому ряду субъектов, в том числе государственным служащим и служащим органов муниципальных образований в связи с их должностным положением или в связи с исполнением ими служебных обязанностей, в отношениях между коммерческими организациями.

Существует мнение, что коррупция — это то, что на русском языке называется взяточничеством. Однако это не совсем так.

должностному лицу, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей; Ь) вымогательство или принятие публичным должностным лицом, лично или через посредников, какого-либо неправомерного преимущества для самого должностного лица или иного физического или юридического лица, с тем чтобы это должностное лицо совершило какое-либо действие или бездействие при выполнении своих должностных обязанностей». Иначе можно было бы легко использовать термин «взяточничество» как синоним коррупции. Издавна на Руси слово «взяточничество» ассоциировалось прежде всего с получением государственным служащим конкретной взятки (часто на основе ее вымогательства) за какие-то определенные, как бы заранее оговоренные деяния, с мздоимством и лихоимством. Мздоимство, согласно дореволюционному российскому законодательству, — получение взятки чиновником или иным лицом, состоящим на государственной или общественной службе, за действие (бездействие), выполненное им без нарушения служебных обязанностей. Лихоимство — те же действия, но связанные с нарушением служебных обязанностей .

Исследования В. В. Астанина показали, что впервые в России термин «коррупция» ввел в научный оборот А. Я. Эстрин в 1913 г.

При этом сам А. Я. Эстрин рассматривал и администра-тивные, и уголовно наказуемые коррупционные деяния. Установлена следующая закономерность: при развитии гражданско- правового оборота расширяется коррупционное поле . Коррупция может рассматриваться в качестве определенного сектора так называемого криминального рынка — оборота того, что запрещено к обороту вообще либо к открытому обороту в нарушение установленных специальных правил. Криминальный рынок — это не только незаконный оборот людей, человеческих органов, наркотиков, оружия. Это еще незаконный оборот должностей, голосов избирателей, полномочий и возможностей, связанных с определенными социальными позициями людей, а также различных значимых решений (об определении победителя соревнований и т. п.). 12 ноября 2002 г. в газете «Московский комсомолец» крупными буквами было написано: «Продажа мат- чей вышла из российской моды». Матчи тоже стали предметом купли-продажи. Это — одна из иллюстраций того «беспредельного» развития рынка в России, о котором написано ранее.

Использование в России понятия «коррупция» соответствует качественно новому этапу развития общей социальной и криминальной ситуации.

Это время, когда, во-первых, в основе подкупа-продажности лежит преимущественно или прямой двусторонний сговор, или ситуации, когда взяткодатель и взяткополучатель понимают друг друга почти интуитивно, нуждаясь друг в друге, а инициативный подкуп встречается почти так же часто, как вымогательство взятки. В данном случае более очевидно высвечивается роль двух сторон: корруптера и коррупционера. Нередки случаи, когда инициативный подкуп сочетается с предварительной «разведкой», вторжением в семейную, личную, служебную тайну, используется одновре-менно с шантажом, заставляющим государственного или иного служащего между позором и предлагаемыми благами выбирать последние. Значим также страх перед возможным разоблачением. Во-вторых, слово «коррупция» точнее «взяточничества» отражает такое положение, когда подкупающая и подкупаемая стороны заранее договариваются не о конкретных деяниях, которые следует совершить за вознаграждение, а о покупке лица как бы на корню.

При этом данное лицо получает регулярное вознаграждение и не догадывается, какое задание ему придется выполнять и когда именно. Субъект взятки оказывается в этом случае зависимым от покупателя: он продается — «закладывает» свои полномочия, возможности, связи и т. п. Им осуществляется своеобразная «сделка с дьяволом», и трудно бывает предсказать, что может потребовать «дьявол». Да и сама подкупающая сторона не всегда это знает заранее. Нередко она поначалу просто привязывает к себе «клиента» подачкой. Криминологические исследования показывают, что со временем «продавец» послушно исполняет все требуемое, при этом должностные лица, занимакадие высокие посты, порой получают невысокие вознаграждения либо размеры их вознаграждения со временем могут даже снижаться. Логика здесь такая: зачем тратиться, если можно шантажировать тем, что такое лицо уже брало взятки и совершало злоупотребления? Не случайно в криминальной среде возникло выражение «посадить на взятку» по аналогии с более известным выражением наркодельцов «посадить на иглу». Отсюда другая важная особенность коррупции: рассмотрение факта подкупа-продажности с одновременным анализом того, какие именно услуги становятся «товаром». Значимы две стороны проблемы: что делает за вознаграждение продавшаяся сторона, за что она получает вознаграждение и что по- лучает корруптер, что ему нужно. С другой стороны, вымогательство взятки тоже принимает новые масштабные формы и проявляется, в частности, в установлении такого «правопорядка» в ведомстве, регионе, отрасли, что вынуждает граждан платить в надежде решить наконец те вопросы, которые для них крайне значимы и которые в режиме законности решить практически нельзя: правовые акты противоречивы, неопределенны, пробель- ны, уголовная юстиция перегружена делами, разрешение которых осуществляется длительное время, не всегда квалифицированно и объективно. Не случайно все чаще стали говорить и писать о не- обхомости проверки законопроектов и иных нормативных правовых актов на их коррупциогенность. Другими словами —- на создание ими вероятности пассивного и активного подкупов.

В-третьих, новое качество явления, именуемого коррупцией, состоит в том, что основным корруптером становится организованная преступность и контролируемые ею легализованные или легальные структуры. Это одна из закономерностей и функционирования организованной преступности, и широкомасштабной коррумпированности общества. В США, как пишет А. С. Никифоров, в каждой «семье» есть как минимум одна должность кор- руптера... Еще со времен «сухого закона» с легкой руки известных гангстеров 1920—1930-х гг. Чарли Лючиано и Аль Капоне рэкетиры завели порядок, согласно которому около трети всех преступных доходов должно идти на подкуп органов власти и правосудия'. Исследования отдела общих проблем криминологии и борьбы с преступностью НИИ проблем укрепления законности и правопорядка показали, что на рубеже 1980—1990-х гг. по крупным «торговым», «хлопковым» и другим делам организаторы преступ-ной деятельности тратили на подкуп тоже примерно третью часть преступных доходов. Одно время сотрудниками МВД утверждалось, что на подкуп стало уходить до половины доходов, но наши данные не подтверждают, что это продолжалось какое-то длительное время. Как правило, передается все-таки не более трети. Соответственно коррупция приобретает черты организованной преступной деятельности высокоорганизованных формирований. Коррупция для организованных преступников — средство обеспечения не только их корыстного, но и политического интереса, поскольку у них отмечается двойная мотивация: обеспечить сверхдоходы и власть ради их сохранения и приумножения. В случае коррумпированности государственных служащих, а тем более масштабной, граждане государства фактически утрачивают свой государственный аппарат, он служит в этом случае интересам не налогоплательщиков, а тех, кто его «перекупил». Часто это прямо противоправные интересы, причиняющие огромный вред налогоплательщикам, гражданам государства, нередко связанные даже с утратой государственного суверенитета. Поэтому коррупция прямо оценивается как явление, угрожающее безопасности государства, национальной безопасности . Например, в России из числа выявленных организованных формирований имели коррупционные связи в 1991 г. 65 таких формирований, в 1992 г. — 635, в 1993 г. - 801, в 1994 г. - 1037, в 1995 г. - 857.

В международных документах о коррупции всегда подчеркивается связь активного и пассивного подкупов с различными зло- употреблениями . Совокупность и того и другого точнее всего определяет термин «правонарушения, связанные с коррупцией».

Правонарушения, связанные с коррупцией , включают:

коррупционные правонарушения, содержащие признаки коррупции;

правонарушения, создающие условия для коррупции и обеспечивающие ее (использование служебных полномочий вопреки интересам службы, превышение власти и т. п.).

Такого рода правонарушения многообразны, носят уголовно- правовой, административный, гражданско-правовой и дисциплинарный характер. Вот почему иногда употребляется выражение «борьба с коррупцией и преступностью». Не все коррупционные преступления четко выделены в УК РФ. В нем используются одновременно понятия «подкуп» и «взятка» («получение взятки», «дача взятки»). При этом нормы, касающиеся подкупа в разных его формах, находятся в различных главах УК РФ. Подкуп, получение и дача взятки рассматриваются и как самостоятельное преступление (в ст. 184 «Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов», ст. 204 «Коммерческий подкуп», ст. 290 «Получение взятки», ст. 291 «Дача взятки», ст. 309 «Подкуп или принуждение к даче показаний или уклонению от дачи показаний либо к неправильному переводу»), и как только способ совершения другого преступления (ст. 183 «Незаконные получение и разглашение сведений, составляющих коммерческую, налоговую или банковскую тайну», ст. 141 «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий»). Статья 33 «Виды соучастников преступления» УК РФ предусматривает, что подкуп может являться средством подстрекательства к преступлению, при этом характер преступления не конкретизируется: «Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом».

Нередко подкупающая и подкупаемая стороны действуют через посредников, особенно когда речь идет об организованной коррупции. Посредник зачастую выполняет роль как организатора, действующего ради промысла, так и пособника, но в соответствии со ст. 33 УК РФ его трудно считать таковым . Кроме того, фактически избавлены от уголовной ответственности за получение взятки не являющиеся должностными лицами государственные служащие и служащие органов местного самоуправления. Их деяния не менее общественно опасны, чем продажность участников профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов. Правда, для конкретного коммерческого интереса, да еще полукриминально- го и даже криминального (но не для публичного интереса), взяточничество помощников, референтов должностных лиц и других государственных служащих может быть даже «полезным», но всегда «убийственным» выглядит подкуп участников профессиональных конкурсов, где на кону огромные ставки.

Действия корруптеров и коррумпируемых во многих случаях взаимосвязаны, а вот вопрос об их ответственности в УК РФ решается по-разному. Во-первых, в статьях, где упоминается термин «подкуп», на первый план ставится факт подкупа и в ряде случаев отсутствует ответственность за продажность (ст. 141, 142, 183, 309). Во-вторых, в других статьях сначала говорится о факте подкупа, а потом уже о продажности (ст. 184, 204). Что касается взяточничества, то логика здесь иная: сначала идет получение взятки (ст. 290), затем дача взятки (ст. 291). В-третьих, различаются подходы к наказанию корруптеров и коррумпируемых при взяточничестве и иных видах подкупа. В-четвертых, фактически диспозиции норм содержат признаки подкупа и продажности, но данные термины не употребляются (в УК РФ ст. 141' «Нарушение порядка финансирования избирательной кампании кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, деятель-ности инициативной группы по проведению референдума, иной группы участников референдума»).

В действующем УК РФ, как и ранее в УК РСФСР, предусматривается освобождение от уголовной ответственности только взяткодателя, если он добровольно сообщил о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело, или если имело место вымогательство взятки со стороны должностного лица. Однако не предусмотрено освобождение от уголовной ответственности взят-кополучателя, добровольно сообщившего о получении взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело, даже в том случае, когда подкуп сопровождался шантажом. Между тем подкуп государственных и других служащих криминальными структурами нередко осуществляется одновременно с их запугиванием, шантажом. Подкупаемый ставится в этом случае перед дилеммой: сохранить благополучие свое и своей семьи, получив одновременно определенное «вознаграждение», или жить, опасаясь за жизнь, имущество, должность и т. п. Отказ от введения данного основания освобождения от уголовной ответственности взяткополучателя фактически работает на интересы организованных преступников и коррумпируемых на регулярной основе служащих . Статья 290 «Получение взятки» УК РФ предусматривает «получение должностным лицом лично или через посредника взятки в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера за действия (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе». Выгоды, блага неимущественного характера не рассматриваются законодателем в качестве предмета взятки. В соответствии со ст. 128 ГК РФ к объектам гражданских прав относятся в том числе нематериальные блага . Они, по мнению 32% опрошенных сотрудников правоохранительных органов, встречаются как предмет подкупа.

Неоправданно различаются квалифицирующие обстоятельства взяткодательства и взяткополучательства, а также меры наказания взяткодателей и взяткополучателей. Среди квалифицирующих признаков дачи взятки нет таких указанных в ст. 290 УК РФ, как совершение группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; в крупном размере. Не учитываются характер субъекта подкупа, способ подкупа (соединенный с шантажом, насилием или нет). Соответственно даже в случаях опасного организованного инициативного неоднократного подкупа должностного лица взяткодатель по закону может наказываться максимально лишением свободы на срок до восьми лет, а должностное лицо — лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с конфискацией имущества или без таковой. Можно, конечно, утверждать, что не следует жалеть должностных лиц, но ведь и не стоит вопрос об исключении и даже смягчении их уголовной ответственности. Проблема в другом: такие должностные лица становятся взяточниками в результате значительных и изощренных усилий взяткодателей, не чувствуют себя защищенными в условиях эскалации организованной преступности. Поэтому, как минимум, ответственность корруптеров в этих случаях не должна быть слабее ответственности коррумпируемых лиц. Слабо используется все разнообразие правовых рычагов для разоблачения фактов коррупции, в том

числе раскаяние не только взяткодателя, но и взяткополучателя, посредника.

Не введена уголовная ответственность юридических лиц, так как нередко подкуп оформляется решениями общих собраний акционеров, иных коллегиальных руководящих органов. С другой стороны, существует и продажность юридического лица, государственного органа. Можно наблюдать, как органы государст-венной власти субъектов РФ фактически подкупают федеральные органы на местах, дополнительно финансируя их помимо и даже вопреки закону.

Динамика числа зарегистрированных преступлений с признаками коррупции в России в 1997—2004 гг. (после введения в действие нового УК РФ)

Таблица 103 Преступления 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. Зарегистрировано преступлений в течение года Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе изби-рательных комиссий (ст. 141 УК РФ*) 13 14 47 30 33 35 40 45 Фальсификация избирательных до-кументов, доку-ментов референдума (ст. 142 УК РФ*) 46 12 12 34 43 21 41 94 Незаконные полу-чение и разглашение сведений, со-ставляющих ком-мерческую, нало-говую или банков-скую тайну (ст. 183 УК РФ*) 10 17 12 53 84 130 287 632 Таким образом, уголовный закон в России неполно отражает все проявления коррупции, и уголовная статистика лишь выборочно отражает наиболее общественно опасные проявления коррупции (табл. 103).

Продолжение табл. 103 Преступления 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных ком-мерческих кон-курсов (ст. 184 УК РФ) 1 0 1 1 0 0 1 0 Коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) 470 974 1236 2146 2542 2780 2495 2020 Получение взятки (ст. 290 УК РФ) 3559 3623 4241 4281 4797 4553 4425 5273 Дача взятки (ст. 291 УК РФ) 2049 2181 2582 2766 3112 2758 2921 3655 Провокация взятки либо коммер-ческого подкупа (ст. 304 УК РФ) 3 1 5 4 3 3 1 0 Подкуп или при-нуждение к даче показаний или ук-лонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ*) 329 362 343 282 298 300 349 442 Выявлено лиц, совершивших преступления Воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избиратель- пых комиссий (ст. 141 УК РФ*) 9 10 28 26 12 16 17 11 Фальсификация избирательных до-кументов, доку-ментов референ-дума (ст. 142 УК РФ) 54 28 1 14 12 21 32 114 Окончание табл. 103 Преступления 1997 г. 1998 г. 1999 г. 2000 г. 2001 г. 2002 г. 2003 г. 2004 г. Незаконные полу-чение и разглашение сведений, со-ставляющих ком-мерческую, нало-говую или банков-скую тайну (ст. 183 УК РФ*) 2 6 0 14 16 16 23 45 Подкуп участников и организаторов профессиональных спортивных соревнований и зрелищных ком-мерческих конкур-сов (ст. 184 УК РФ) 0 0 0 0 0 0 0 0 Коммерческий подкуп (ст. 204 УК РФ) 147 404 505 921 935 1122 746 654 Получение взятки (ст. 290 УК РФ) 1207 1469 1462 1666 1674 1664 1726 1925 Дача взятки (ст. 291 УК РФ) 1113 1334 1459 2022 1815 2132 2213 2684 Провокация взятки либо коммер-ческого подкупа (ст. 304 УК РФ) 1 0 1 4 0 0 0 0 Подкуп или при-нуждение к даче показаний или ук-лонению от дачи показаний либо к неправильному переводу (ст. 309 УК РФ*) 136 139 117 88 103 105 109 133 В 2004 г. было зарегистрировано 2020 фактов коммерческого подкупа (на 19% меньше, чем в 2003 г.) и 8928 фактов получения и дачи взятки (на 21,5% больше по сравнению с 2003 г.).

Криминологические исследования показывали, что коррупция в России конца XX в. фактически расширялась и становилась все более общественно опасной1. Кроме того, с ней как с орудием подчинения государственных и иных органов, прежде всего организованными криминальными формированиями, стал конкурировать иной механизм: лидеры и активные деятели преступного мира сами стремились вершить политику, не полагаясь уже на посредников2. И это выражалось в подкупе голосов избирателей и др.

Изложенное, однако, не означает, что проблема коррупции утрачивает свое значение. Во-первых, она всегда значима для криминальных функционеров, во-вторых, может сочетаться с новым механизмом. Правда, если криминальные лидеры занимают официальное положение, они набирают себе команду из высокодисциплинированных участников организованных преступных формирований и не допускают одновременного их служения кому-либо еще. Это происходит всегда в случаях коррумпированности чиновников. Но методы указанной «борьбы с коррупцией» в таком случае носят криминальный характер, как и более широкие методы управления, используемые преступниками и привычные для них.

Коррупционные преступления наиболее часто бывают связаны со следующими деяниями: злоупотребление должностными пол-номочиями, их превышение; ряд преступлений против правосудия (незаконное освобождение от уголовной ответственности, привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности, незаконное освобождение от уголовной ответственности); преступления против интересов службы в коммерческих и других организациях и целый ряд иных, в том числе в сфере компьютерной информации (неправомерный доступ к компьютерной информа-

' См.: Криминальная ситуация на рубеже веков в России. М., 1999; Орг1анизованная прсступпость-4.

1 В «Новой газете» после выборов в Государственную Думу РФ появилась статья «Чисто конкретные выборы», в которой утверждается, что «93 новоиспеченных депутата из 450 до своего избрания находились в оперативной разработке отечественных спецслужб» и что депутатом Го-сударственной Думы РФ стал один из лидеров так называемой солнцевской группировки, имеющий, кроме российского, еще и гражданство государства Израиль, а другому лидеру данной группировки этого не удалось сделать только в связи со своевременным выявлением второго, греческого гражданства (см.: Новая газета. 2000. 17—23 япв.). ции). Круг этих деяний устанавливается при изучении уголовных дел, материалов о взяточничестве, коммерческом подкупе, незаконном участии в предпринимательской деятельности, а анализ последних осуществляется начиная со статистических данных.

Введение нового УПК РФ с главой об уголовно-процессуальных иммунитетах широкого круга лиц, занимающих государственные должности, а также с другими новеллами повлияло на правоприменительную практику. Впервые в 2000—2003 гг. число выявленных взяткодателей оказалось выше числа выявленных взяткополучателей.

В целом же отмечалась эскалация взяточничества, как и других коррупционных проявлений.

<< | >>
Источник: А. И. Долговой. Криминология: Учебник для вузов/Под общ. ред. д. ю. н., К82 проф А. И. Долговой . — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма,2005. - 912 с.. 2005

Еще по теме § 1. Понятие и криминологическая характеристика:

  1. 9. Методология, методика и основные понятия криминологии
  2. 1. Понятие и структура криминологической характеристики преступлений
  3. 2. Криминологическая классификация преступлений
  4. 1. Криминологическая характеристика преступлений в экономике
  5. КРАТКИЙ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
  6. § 2. Понятие детерминации преступности
  7. § 3. Понятие причинности в криминологии
  8. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  9. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  10. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  11. § 1. Понятие и криминологическая характеристика
  12. § 1. Понятие и криминологическая характеристика