<<
>>

§ 3. Политическая преступность и ее соотношение с государственной

Определение того, что такое политическая преступность, все-гда было большой проблемой.

Во-первых, как будет показано далее, валено различать понятия «политический преступник» и «политический оппонент власти».

При их смешении, как показывает история, любая критика властей предержащих объявлялась преступлением.

По мнению Мергена, политического преступника от общеуголовного отличают следующие четыре признака: 1) политический преступник не скрывает своего намерения совершить преступление и признается в этом публично; 2) он оспаривает легитим-ность норм, которые нарушает; 3) преследует цель изменения ус-тановленных норм права и морали; 4) действует бескорыстно, не преследует эгоистический интерес'. Однако при такого рода понимании политического преступника его определение становится тождественным политическому оппоненту власть имущих, лицу,

См.: Kriminologic Lcxikon / Hrsg. H.-J. Kerner. стремящемуся к прогрессивным преобразованиям и исходящему из альтруистической мотивации.

Возможно, именно вследствие отождествления политического преступника и политического оппонента власти В. В. Лунеев пишет: «В уголовном законодательстве демократического общества политическая мотивация не может быть криминализирована. Хотя преступления по политическим мотивам совершались и совершаются в любом обществе»1. Но дело в том, что в принципе криминализируются не мотивация, а деяние или система деяний, хотя народ в демократическом обществе никогда не относился нейтрально к любой мотивации. Общество просто перестанет быть демократическим в условиях возрождения идей фашизма, расизма, рабства и деятельности в этом направлении. Особенная часть Уголовного кодекса Федеративной Республики Германии начинается с раздела «Измена миру, государственная измена и создание угрозы демократическому правовому государству». Второй раздел — «Измена Родине и угроза внешней безопасности», третий — «Преступные деяния против иностранных государств», четвертый — «Преступные деяния против конституционных органов, а также связанные с выборами и голосованием».

Уголовный кодекс Франции предусматривает наказания за преступления против нации, государства и общественного порядка, в том числе за посягательства на институты республики: заговоры, повстанческое движение. Уголовный кодекс Италии преследует преступления против внешней и внутренней безопасности государства, включая политический заговор посредством соглашения и политический заговор посредством объединения. Таковые признаются преступлениями, содеянными в целях совершения одного из преступлений, перечисленных в ст. 302 УК Италии, т. е. в целях подстрекательства к совершению перечисленных этой статьей преступлений.

Следует обращать внимание, конечно же, именно на характер фактически совершаемого. Если, например, описанный Мерге- ном политический преступник совершает акты самовольного на-сильственного изъятия незаконно нажитого, по его мнению, имущества, он, с одной стороны, становится, исходя из общего подхода к оценке содеянного, общеуголовным преступником, но с другой — поскольку мотивация при этом остается политической — может выделяться из числа традиционных общеуголовных преступников (воров, насильников, грабителей и т. п.) именно на основе политической мотивации.

Лунеев В. В. Преступность XX века. С. 167.

Вместе с тем по политическим мотивам совершаются и специфические преступления, связанные с захватом власти, государственной изменой, шпионажем, фальсификацией результатов выборов, убийством неугодных политических деятелей и т. д. Некоторые из указанных деяний в уголовном законодательстве прямо выделяются на основе специального объекта и политической мотивации. Например, ст. 277 УК РФ на основе цели преступного посягательства (убийство государственного или общественного деятеля в целях прекращения его государственной или политической деятельности) или мотива (мести за такую деятельность) выделяет террористический акт как вид преступления против основ конституционного строя и безопасности.

В то же время, круг выделенных в УК РФ государственных преступлений не включает немало других деяний, для которых бывают характерны политические мотивы: иные террористические проявления, фальсификация результатов выборов, факты подкупа должностных лиц государства и др.

Надо признать, что законодатель проявляет определенную мудрость, базирующуюся на печальном опыте политических репрессий, которые существовали в те или иные времена практически во всех государствах.

При формулировании состава преступления очень важно указывать лишь те признаки, которые поддаются внешнему контролю, выявлению и доказыванию. По- другому обстоит дело с мотивацией: далеко не всегда удается доказать истинные побудительные мотивы и цели. Нередко преступники за них выдают смыслообразующие1 мотивы — те, которые сформировались после совершения преступления, и рацио-нализируют, оправдывают совершенное.

Во-вторых, понятия «государственная преступность» и «политическая преступность» не совпадают по значению. Существует три основных подхода к использованию понятия «политическая преступность»:

речь идет о преступлениях в политической сфере, связанных, прежде всего, с вопросами государственной власти, государственного строя, политического режима;

имеются в виду одновременно два критерия: совершение преступлений в политической сфере и по политической мотива-ции;

принимается во внимание только указанная мотивация и предполагается, что она может влечь совершение разных по юридической квалификации деяний.

' О механизме преступного поведения см.: Криминология / Под ред. А. И.Долговой. М., 1999.

Иногда термин «политическая преступность» употребляется как идентичный термину «государственная преступность», обозначающему «совокупность преступлений, посягающих на государственный и общественный строй России...» . Однако, хотя государственную преступность несомненно можно считать разновидностью политической (поскольку речь идет о преступных посягательствах на важнейший политический институт — государство), все-таки политическая преступность — более широкое явление. Это еще и преступность в отношении политической оппозиции, политических партий, движений и деятелей, это также преступность в сфе-ре формирования политических институтов, в том числе органов государства (фальсификация избирательных документов, документов референдумов и т. п.), криминальные деяния, совершаемые с целью обострения общей социально-политической обстановки в стране (посредством политического терроризма и т.

д.).

Государственную преступность можно выделять также по разным критериям: как на основе мотивации (например, преступность в целях разрушения российской государственности, конституционного правопорядка), так и исходя из сферы совершения преступлений (преступность в области создания и функционирования государственного механизма, органов государства, деятельности его должностных лиц, его атрибутики). Причем в последнем случае мотивация бывает различной.

В первом случае к рассматриваемому виду преступности относятся, прежде всего, преступления против основ конституционного строя и безопасности государства (гл. 29 УК РФ). Но к нему могут относиться и компьютерные, и коррупционные , и террористические, и иные деяния, совершаемые в ущерб внешней безопасности, для изменения конституционного строя. Во втором случае государственная преступность более широко охватывает указанные преступления в совокупности с другими. Это, например, деяния против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, некоторые преступления против правосудия (воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предвари- тельного расследования — ст. 294 УК РФ, посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование, — ст. 295 УК РФ, угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования — ст. 296 УК РФ, неуважение к суду — ст. 297 УК РФ), а также посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа — ст. 317 УК РФ, применение насилия в отношении представителя власти — ст. 318 УК РФ, оскорбление представителя власти — ст. 319 УК РФ, незаконное пе-ресечение Государственной границы РФ — ст. 322 УК РФ, противоправное изменение Государственной границы РФ — ст. 323 УК РФ, уклонение от прохождения военной и альтернативной гражданской службы — ст. 328 УК РФ, надругательство над Государственным гербом Российской Федерации или Государственным флагом Российской Федерации — ст.

329 УК РФ, а также самоуправство — ст. 330 УК РФ, некоторые преступления против мира и безопасности человечества, массовые беспорядки. Разумеется, в последнем случае речь идет не о «голодных бунтах», а тех «беспорядках», в основе которых лежат целенаправленные акции сепаратизма, расчленения государства и т. п., другие политические мотивы, связанные с властью в государстве.

Вообще же при анализе мотивации преступлений, которые называют порой «государственными», и тех явлений, которые данную мотивацию сформировали, нередко выявляются не только политические, идеологические соображения, но также корыстные или связанные с уходом от ответственности за иные преступления, неблаговидные поступки, а также с личной обидой на конкретных представителей государства, служащих. Часто наблюдается полимотивация — одновременное присутствие нескольких мотивов. Чаще всего встречается совокупность экономической и политической мотивации.

Все это заставляло криминологов, законодателя и практикующих юристов отходить от использования только уголовно-правовых признаков и формулировать содержательные криминологические.

Германские авторы, например, отмечают, что понятие «политическая преступность» используется в Законе о международной правовой помощи по уголовным делам и в судебной практике ФРГ при решении вопросов, связанных с выдачей преступников. Причем практика Германии идет по линии признания политическими тех преступлений, которые непосредственно направлены на подрыв основ государственного устройства или конституционных органов, добрых отношений с иностранными государствами или связаны с воспрепятствованием осуществлению избирательного права граждан, выборами в органы государственной власти.

<< | >>
Источник: А. И. Долговой. Криминология: Учебник для вузов/Под общ. ред. д. ю. н., К82 проф А. И. Долговой . — 3-е изд., перераб. и доп. — М.: Норма,2005. - 912 с.. 2005

Еще по теме § 3. Политическая преступность и ее соотношение с государственной:

  1. 2.2 Основы конституционного строя
  2. 1. Криминологическая характеристика преступлений в экономике
  3. 1. Преступность военнослужащих и ее причины
  4. КРАТКИЙ КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ
  5. § 7. Изучение внешних и внутренних характеристик преступности
  6. § 1. Общая распространенность преступности в России
  7. § 3. Вьщеление основных сфер жизнедеятельности и учет их особенностей
  8. § 3. Политическая преступность и ее соотношение с государственной
  9. § 2. Специфика детерминации и причинности
  10. Жид политический.
  11. 2. Потребности физического существования в социально-политической психологии
  12. 4. Психологические основы политических ориентации
  13. §1. ИЗ ИСТОРИИ ДЕНЕГ И ДЕНЕЖНОГО ОБРАЩЕНИЯ