<<
>>

ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. КОГДА СУДЬЯ И ПОДСУДИМЫЙ В ОДНОМЛИЦЕ

А. Ульянов: В процессе общения между детьми и взрослыми вообще возникаютконфликты, и эти конфликты требуют разрешения. Какими Вам видятся принципыразрешения конфликтов?

М.

Лайтман: Общее обсуждение самими детьми того, что произошло,и эти обсуждения должны быть как при наличии конфликтов, так и при ихотсутствии. Постоянно должен быть какой-то час в день, не меньше, когда ониобсуждают все возникшие у них проблемы и вопросы, когда дети повышаютуровень своего сотрудничества, своей жизни. Они постоянно думают о том,каким образом ее можно улучшить, о том, что произошло, они осуждают, онипоощряют, они устраивают суд, они сами являются судьями, и сами как бы являются подсудимыми.

Им нужно обязательно участвовать в этом процессе анализа, синтеза и выяснения всех проблем.

А. Ульянов: То есть если двое 9-летних ребят повздорили между собой, то разрешить это нужно в группе людей?

М. Лайтман: Прекрасно, прекрасно, значит можно использовать этот случай длявыяснения огромного количества накопленных проблем или, может быть, они ужеушли, а мы их не заметили. Это очень хорошо. Но сами дети в этом должны участвовать, сами дети должны понимать, на основании каких критериев они выносят своисуждения, и является ли их приговор исправлением, а не наказанием.

Есть такая сеть «демократических школ», в которых преподаватели вообще неучаствуют в жизни детей. Сами дети смотрят друг за другом - не выслеживают, асмотрят, чтобы повысить свою коммуникабельность, - и затем устраивают суд. Естьдежурный судья, два его помощника (я бывал в этих местах: очень интересно, да),приходят дети и их товарищи, которые на сегодняшний день назначены быть вершителями их судеб, и они обсуждают проблемы и вместе с подсудимыми выясняют:а что же в таком случае делать, чтобы улучшить общество.

Я был на этих обсуждениях, и меня поначалу сильно потрясло их взросление, ихсуждения, когда они так важно сидят.

Но с другой стороны, они понимают, что ониэтим действительно строят свою жизнь, и уже видны их отношения в коллективе.Уже видно, как они взрослеют.

А. Ульянов: Но никакие процессы невозможны без правил.

М. Лайтман: Да! Здесь необходим кодекс, и у них есть кодекс поведения, и всепроисходит согласно ему, а если нет, то они свои правила динамично меняют, онисами приходят к выводу, что вот эти правила устарели, и им нужны другие. И такимобразом растут вместе с тем, как изменяют свой устав.

А. Ульянов: Я как-то слышал в одной из Ваших бесед, что детям можно было бырекомендовать каждый свой день начинать с того, чтобы корректировать этот устав«как мы живем сегодня?»

М. Лайтман: Да.

А. Ульянов: Вы об этом говорите?

М. Лайтман: Да.

А. Ульянов: У меня тогда вопрос. Если ребенок все-таки нарушил какое-то правило и находится в аффективном состоянии, кто его должен остановить и как этосделать?

М. Лайтман: Не хорошо, если его останавливает взрослый, не хорошо. Это должно быть воздействием сочувствия со стороны его товарищей, а не осуждением и несиловым методом, - так, чтобы ему было очень удобно самому себя начать осуждать. Каким же образом мы можем стать самыми близкими к человеку, находящемуся в аффективном состоянии? Мы либо должны сами войти в состояние аффекта,солидаризироваться с ним и начать так же выступать, а затем потихонечку, потихонечку начать гасить: «Ну, да. Вот, смотри.», - либо по-другому: сначала соединитьсяс ним, а потом начать постепенно воздействовать сочувствием.

А. Ульянов: Вы рассказываете такие простые вещи, они действительно звучаточень естественно и понятно, но в жизни, к сожалению, мы видим репрессии, которые не приводят ни к чему хорошему.

М. Лайтман: Это вообще абсолютно запрещено.

Мы говорили о том, что если и возможно наказание, то только в видеV «у вынесения такого приговора, в котором участвует сам наказуемый.

Тогда он понимает, что это его исправление для того, чтобы в следующий раз он не совершил этого проступка, и он согласен, что это проступок и понимает, что и в следующий раз он не защищен от своейприроды.

И он думает, а как же он может сделать так, чтобы предохраниться, чтобы подняться над своей природой, защититься от нее?

Мы его ставим в абсолютно объективное состояние относительно его самого,выводим его из себя, чтобы он увидел себя и понял, как же он может что-то с собой сделать. Мы из него делаем человека, который понимает: есть животное телосо всевозможными задатками, и есть человек в нем, который хотел бы быть лучше.

<< | >>
Источник: Михаель Лайтман. ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ КАББАЛИСТА: мужчине и женщине, родителям и детям. - М: НФ «ИПИ»,2011. - 296 с.. 2011

Еще по теме ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. КОГДА СУДЬЯ И ПОДСУДИМЫЙ В ОДНОМЛИЦЕ:

  1. ПРЕСТУПЛЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ. КОГДА СУДЬЯ И ПОДСУДИМЫЙ В ОДНОМЛИЦЕ