<<
>>

С 13 ДО 20. КОГДА МЫ НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, К ЧЕМУ ДАВНО ГОТОВЫ НАШИДЕТИ

М. Лайтман: Следующий этап - до двадцати лет. Это этап полного становлениячеловека, когда он должен приобретать специальность. То, что у нас идут в университеты после двадцати лет и позднее - это не верно. Человек должен приобрестиспециальность до двадцати лет.

Если нужно, - отслужить в армии. И армия должна быть контрактной, туда должны идти люди, которые чувствуют, что они таким способом реализуют себя. Это способ заработать, обрести хорошую специальность. В общем, он подходит для тех людей, которые имеют к этому склонность.

Мы с вами знаем, что изначально люди делятся на атлетов и мудрецов: есть атлетически сложенные, сильные физически, а есть сильные внутренне.

А.

Ульянов: Ментально.

М. Лайтман: Ментально.

А. Ульянов: Чувственные люди.

М. Лайтман: Чувственно развитые. Так вот, здесь все зависит просто от склонности человека. Поэтому часть с удовольствием пойдет в армию, потому что будетхорошо обеспечена, потому что обретет специальность и так далее. А другая частьобретет специальность в университетах и будет заниматься другими проблемами.

И до двадцати лет человек должен: встать на ноги, жениться или выйти замуж идаже стать отцом или матерью. И все это до двадцати лет.

Я вам скажу, что если бы мы правильно занимались детьми. Вся эта школьная программа, которая растянута на огромное количество лет, ничего им не дает,они просто не могут ее терпеть, они занимаются. Я не знаю, чем они занимаются.Огромные ненужные пласты знаний, которые.не знания даже, а вся эта история ивсе эти сложности, навороченные людьми. Их надо учить тому, что намного ближек природе, их надо учить естественным наукам. Те же самые естественные науки,только в их взаимосвязи между собой. И далее - университет, который должен давать специальность, не растягивая этот процесс на пять, шесть, семь или неизвестносколько лет.

Человек сейчас все равно всю свою жизнь продолжает заниматься самообразованием, потому что жизнь у нас такая: она постоянно усложняется и с таким ускорением, что ему необходимо совершенствоваться всю жизнь, каким бы специалистомон не был.

Надо готовить какого-то определенного специалиста в каждой области, но неузкопрофильного. И после этого вводить для него совмещенные с работой дополнительные курсы, которые не будут заканчиваться. Мы знаем, что врачам, биологам,зоологам, физикам, химикам необходимо постоянно над собой работать и постоянно развиваться, потому что и наука развивается очень быстро и постоянно.

И еще раз. В двадцать лет человек должен уже быть мужчиной или женщиной всемье, с детьми и начинать свою полную, абсолютно полную, независимую, общественную, семейную, социальную жизнь. Я вам говорю, на самом деле, дети к этомуготовы. Мы к этому не готовы.

А. Ульянов: Ну, да.

М. Лайтман: Только лишь. А дети готовы к этому, и они хотят. И если вы этого вовремя не даете, человек остается ребенком. Он и в сорок лет не хочет жениться. Илион женится в двадцать лет, поживет пару лет в семье с женой, бросает ее, приходитснова к маме. Вот кого мы воспитываем.

А. Ульянов: Я хотел бы все-таки вернуться к выбору профессии, потому что этотоже сейчас очень важная тема. На что должен ориентироваться человек при выборе профессии? На какие-то свои особенности? Или он должен ориентироватьсяна то, приносит ли это доход или нет? И каково должно быть влияние окружениявзрослых, как они должны помогать своему ребенку сделать этот выбор?

М.

Лайтман: Я считаю, что выбор профессии должен происходить совместно своспитателями и семьей. В этом возрасте до тринадцати лет угадываются уже склонности ребенка. Допустим, одна моя дочка точно знала, что она будет биологом, и нетолько биологом - генетиком, - и не только генетиком, а заниматься именно ракомгруди.

А. Ульянов: До тринадцати лет?

М. Лайтман: Она знала это с младшего возраста. Она была настроена примернотак: «Я хочу этим заниматься», и она этим занимается. А вторая - ее действительнопривлекало то, что она и освоила: философию, общие вопросы.

Я видел, что у детей очень рано можно проследить их склонности, и мне кажетсяэто естественным: видеть в человеке то, к чему он тянется больше. Так что здесь нетпроблем. Но я считаю, что не должно быть ограничительных экзаменов в университетах, люди должны пытаться пробовать себя везде, знания они должны получать воткрытых аудиториях и набирать себе курсы какие угодно, просто по необходимости, для специальности, каждый должен закончить те или иные курсы. Мы должныобеспечить человеку бесплатное обучение.

В определенном возрасте пускай он болтается между всеми этими учебнымикурсами, пускай делает все, что угодно. Правда, это должно быть каким-то образоморганизовано, но в принципе он может брать уроки и по рисованию, и по музыке, ипо математике, и по боксу. Понимаете?

Совершенно глупо это показал, но специально, чтобы было понятно. Он имеетправо так делать: может быть, он не выяснил до конца и еще не знает, куда себя деть.Дайте ему эту возможность. Допустим, с тринадцати до пятнадцати лет пускай выясняет свободно, бесплатно. Это как у нас сегодня в университетах: первые два курсаобщие, практически без намека на четкую специализацию. Вот и дайте ему эту возможность. И тогда, по крайней мере, мы не будем видеть неудовлетворенных людей:они будут иметь возможность спокойно выбрать себе специальность.

Здесь также закладываются некоторые основы, и они должны быть обязательными в этом возрасте. Курсы по ведению семейной жизни, например, - не знаю, каклучше назвать. Потому что этого не достаточно: того, что мы ему дали до тринадцатилет, - и сейчас мы должны продолжить его сопровождать, как личные психологи. Ноне один на один. Это должны быть предметы, которые каждый из этих детей изучает.Они должны быть с демонстрационными возможностями, и при этом постоянно сопровождаться разъяснительной работой - подростку надо дать полное пониманиеоснов всего общества: всех проблем, всех взаимоотношений, всех решений.

Сейчас этого нет. И люди сейчас не знают ничего: взрослый человек не знает, какобратиться в полицию, как обратиться к юристу, какие у него есть возможности,права, как работает вся эта система и государственная машина, - ничего не знает. Анаш мир становится таким широким, глобальным, что просто не дает человеку возможности чувствовать себя комфортно.

Так что работа по воспитанию до 20 лет - это очень сложная системная задача,где ты из подростка лепишь, лепишь, лепишь и лепишь серьезное существо, человека делаешь из него.

И после 20 лет, если он получил такое сопровождение, тогда можно уже думатьо том, что и он, в свою очередь, может быть воспитателем для следующих подрастающих поколений, идущих за ним.

Более того, мы должны постоянно и каждого из наших детей привле-V • у кать к работе воспитателем. Потому что он не сможет дальше развиваться, если не будет воспитывать младших.

И это говорится обо всех. Ты математик, больше ты ничего не понимаешь, тыустроен только таким образом? Хорошо, возьми свою математику, - не важно, что -каждый взрослый должен заниматься воспитанием следующего поколения. Каждый!Это сделает из него взрослого в полном смысле этого слова.

А. Ульянов: А с какого возраста надо начинать?

М. Лайтман: С 20 лет. С 20 лет он уже обязан этим заниматься.

А вообще нам следует привлекать людей каждого следующего этапа к помощи ввоспитании предыдущего этапа. Я беру мальчиков с 9 до 13 лет, и они мне помогаютвоспитывать мальчиков с 3 до 6 лет. А если я хочу подействовать на мальчиков с годадо трех, то не могу на них подействовать, привлекая двадцатилетних: они их не понимают, не воспринимают. Они их воспринимают, как какие-то механизмы. А если як детям трехлетнего возраста приведу шестилетних - о-о-о! - это для них бог и царь!

<< | >>
Источник: Михаель Лайтман. ПОЛЕЗНЫЕ СОВЕТЫ КАББАЛИСТА: мужчине и женщине, родителям и детям. - М: НФ «ИПИ»,2011. - 296 с.. 2011

Еще по теме С 13 ДО 20. КОГДА МЫ НЕ ГОТОВЫ К ТОМУ, К ЧЕМУ ДАВНО ГОТОВЫ НАШИДЕТИ:

  1. Беседа пятая, из которой мы узнаем, какая польза оттого, что наказание - совсем не наказание, а вознаграждение - не совсем вознаграждение, и все это потому, что воспитание - это на самом деле совместное обсуждение.О мальчиках, которым следует дружить друг с другом, и о девочках, которым это совсем необязательно.О том, что «запретное» должно быть открыто и объяснено без недомолвок, и причем здесь морг, роддом, тюрьма и скотобойня. А еще о том, к чему мы не готовы и к чему давно готовы наши дети.
  2. ГОТОВОЕ
  3. Готовь сани летом, а телегу зимой.
  4. КАК ГОТОВИТЬ К ШКОЛЕ
  5. Из кого готовить врачевателей?
  6. Если хочешь мира, будь готов к войне.
  7. Сделайся овцой – волки готовы.
  8. § 92. ТОРГОВЫЕ НАЗВАНИЯ ПРЕПАРАТОВ (готовых лекарственных средств)
  9. О том, как трудно готовиться к допросу
  10. «Кадеты» готовятся к приёму английской депутации.