<<
>>

XVIII. Сионизм как доказательство иудейского вероломства.

Не имея собственного языка, родной земли, национальной независимости и государственного устройства, евреи берутся, однако, всем заправлять и всё перестраивать у других народов. Будучи ярыми патриотами иудейства, они издеваются над патриотизмом других.
Пребывая и желая оставаться только евреями, они во имя космополитизма пытаются уничтожить все прочие национальности. Приходя в неистовство от порицаний талмуда, евреи не терпят никакой другой религии. Негодуя даже на пьесу «Контрабандисты» и учиняя повсеместно скандалы при её постановке, евреи осмеивают всё, что нам дорого и свято, подстрекая к тому же предателей из нашей собственной среды. Сохраняя в иудаизме как «ограде Закона» величайшую драгоценность, а засим хотя и облыжно, но соблюдая нелепейшие обряды или пережитки своей старины, евреи запрещают любить своё родное другим. Нередко забавляясь или вышучивая, они топчут у нас в грязь то, что выше всякого посягательства. В заключение те же евреи признают для себя вполне естественным завладение Палестиной, хотя не хуже нашего понимают, что еврейству там делать нечего, что от эксплуатации мира оно не откажется и что, во всяком случае, христианству не годится содействовать захвату святой для него земли лютейшим из врагов Иисуса Христа.

Что же такое сионизм?

Выше объяснено, что он представляет собой революцию внутри самого еврейства, восстание против «старейшин синагоги» и архаических мудрецов талмуда, ничего, однако, хорошего гоям не обещающее.

С другой стороны, вот сущность того, что говорит творец сионизма Герцль. «Еврейский вопрос существует везде, где евреи живут в заметном количестве. Еврейские переселенцы заносят с собой в страну и антисемитизм. Иной, кажущийся друг еврейства – только переодетый филантропом антисемит еврейского происхождения. Прилив иммигрирующих евреев и неуклонное движение вверх туземных евреев как класса совместно производят могущественное действие и ведут повсюду к перевороту в отношениях.

Дело во многих странах обстоит так, что еврей, который не имеет у себя на содержании нескольких христианских агентов, заёмщиков и прихвостней, не знает христианина. Большинство еврейских купцов отдаёт своих сыновей в университеты, вследствие чего и происходит так называемое ожидовление всех интеллигентных профессий. Мы, несомненно, достигли превосходства в денежных делах. Кто действительно желает исчезновения евреев путём смешения, тот обязан видеть, что для этого есть только одна возможность: евреи должны были бы раньше получить такое экономическое могущество, благодаря которому пошатнулись бы старые общественные предрассудки. Против нас нельзя предпринять ничего решительного. Прежде у евреев отнимали их драгоценности, а как в настоящее время взять движимое имущество? Оно заключается в печатных клочках бумаги, которые хранятся в какомнибудь уголке мира, может быть, запертыми в христианских кассах. Тот, кто хочет превратить евреев в земледельцев, находится в удивительном заблуждении. С одной стороны, идёт наша пролетаризация и обращение в революционеров, мы поставляем унтерофицеров всем партиям переворота, а с другой стороны, сверху, растёт наша колоссальная денежная сила. Социальная битва должна была бы произойти неизбежно на наших спинах, потому что как в капиталистическом, так и в социалистическом лагерях мы занимаем самые открытые позиции. После кратких периодов терпимости вражда против нас каждый раз снова просыпается; наше благосостояние, очевидно, содержит нечто раздражающее. Антисемитизм растёт с каждым днём, с каждым часом и должен расти, так как причины его продолжают существовать и не могут быть уничтожены. Наш современный антисемитизм нельзя смешивать с прежней религиозной ненавистью. И чем дольше антисемитизм заставляет ожидать себя, тем злобнее он должен разразиться. Я утверждаю, что мы не можем ожидать перемены течения. Народы, среди которых евреи живут, все вместе и каждый в отдельности – явные или скрытые антисемиты. Я не считаю еврейского вопроса ни социальным, ни религиозным, хотя он окрашивается также и этими цветами.
Это – национальный вопрос. Еврейское государство есть мировая потребность, поэтому оно и возникнет. Если бы турецкий султан отдал нам Палестину, мы могли бы взять на себя обязательство привести в порядок финансы Турции. Для святых мест христианства можно было бы установить экстерриторизацию на почве международного права. Мы составили бы почётный караул вокруг святых мест и своим существованием гарантировали бы исполнение этой обязанности. Позаботиться же о даровании нам суверенитета – прямо в интерес правительств тех государств, где процветает антисемитизм... Да, богатым евреям, принужденным теперь прятать свои сокровища и пировать при опущенных шторах, можно будет там свободно наслаждаться жизнью!..»

Tantae molis erat romanam condre gentem!..

Таковы буквально еврейские понятия и замыслы, «исповедуемые» Герцлем. La masque tombe, l’homme reste.

Непостижимо, а несомненно, что немыслимое ни для кого иного доступно евреям. Поляки, малороссы, татары, немцы, армяне, проживающие в России, не могут, конечно, осмелиться на образование самостоятельного государства. Такой замысел во всякой стране уничтожается законом и во имя государственной безопасности карается строго. Тем не менее, еврейство всех стран говорит, пишет и печатает о своём государстве открыто, с невероятным апломбом.

Одним этим сыны Иуды сами доказывают, что они повсюду иностранцы. С другой стороны, уже в факте разрешения такой государственной измены воочию раскрывается убеждение народов как в бесплодии надежд ассимилировать еврейство, так и в степени той опасности, которой всем им грозит иудейское равноправие.

В частности, на наших глазах, покрыв всю Россию сионистскими организациями и распространяя у нас секции нарочитого, сионистского банка в Лондоне, еврейство часть собранных этим способом денег обращает на устройство революции в России, а другую часть расходует на подъём еврейского же национального самосознания, на дальнейшую пропаганду и укрепление сионизма и на свои всемирные конгрессы то в Базеле, то в Минске.

Сами названия этих городов показывают, что еврейская политика не зависит от «равноправия». Обходя, извращая и осмеивая закон, евреи в сущности стремятся к тому, чтобы и само законодательство обратить, наконец, в пособника дерзновеннейших его нарушений.

Между прочим, на конгрессе в Минске обнаружилось: что наряду с суровой дисциплиной сионистских шекеледателей, учреждается еврейская национальная гвардия как залог дальнейших побед еврейства; что эмблемой иудаизма служат особые национальные цвета: белый и голубой; что имеется сионистский знак – в виде двух пересекающихся треугольников (треугольник одна из важнейших эмблем масонства); что выдуман уже и национальный сионистский клик: «Ileidod!» и что, в заключение, как на самом конгрессе, так и во время обеда, данного конгрессом «русской» печати, распевался нарочитый сионистский гимн.

Для сношений в сфере сионизма между комитетами и делегатами; между ними и уполномоченными, т.е. депутатами конгресса; между уполномоченными и организационным центром в России, равно как между организационными центрами в разных странах и главенствующим action’s komitet’om в Вене, а также для важнейших документов и совещаний должен быть употребляем один древнееврейский язык.

Здесь, однако, мы переходим в область оперетки, ибо этого языка не существует. Есть некоторый винегрет и окрошка из языков: арамейского, хетейского, сирийского, халдейского, персидского, греческого, латинского и парфянского. Отличаясь необыкновенным дарованием говорить на всех языках пожидовски и неизменно оставаясь малограмотными, евреи на пути своей истории перемешали испорченные обрывки названных языков. Такой винегрет или «соус Оливье», да ещё одобренный чужими – халдейскими же письменами, без гласных букв и без знаков препинания, является у сионистов, как, впрочем, и у талмудхахамов, языком древнееврейским.

Понятно, что к подобному языку нет лексикона.

Ясно далее, что отсюда должно происходить с «документами» сионизма, надменно шествующими в этом отношении за «священным» талмудом, изложенным на том же языке.

Не даром сказано, что куда заберутся евреи, там поднимается такая кутерьма, что и кошка не распознает своих котят.

Но если у сынов Иуды нет древнего языка, то и нового также не существует.

«Жаргон» евреев Северной Европы – испорченный говор немецкого простонародья, а такой же жаргон евреев Юга Европы, равно как Севера Африки, Палестины и Сирии, – извращённое наречие Южной Испании.

Следует ли удивляться, что иудаизм в социалдемократии отвергает право собственности даже на землю, когда у него самого нет права хотя бы на язык талмуда или на жаргон?.. Возможно ли изумляться перед таким отрицанием, когда оно ничего еврейству не стоит? Ведь закладные листы или акции своих земельных банков евреи сбудут вовремя гоям же, а золото спрячут. Да и сам «благородный» металл этот никакой национализации не подлежит...

Герцль явился после Маркса, а не раньше. Это показывает, что сионисты, т.е. передовое еврейство, сплошь революционное для гоев, замышляет для себя, наоборот, не разрушение, а созидание государства; не уничтожение, а укрепление своего жидовства; не истребление, а обоготворение своего прошлого и своей самобытности; не разврат и свистопляску в политике, а строгую дисциплину и патриотизм, возведённый в культ – ad majorem Israeli gloriaml.

Уже теперь сионисты работают над учреждением всежидовского парламента, другими словами – официального и международного правительства евреев, сверх того повсюду «равноправных» в качестве яко бы французов, англичан, русских и т.д.

Можно ли сомневаться, что с восстановлением царства иудейского в Иерусалиме кагал не замедлит объявить всех своих единоплеменников подданными этого царства, т.е. иностранцами, повсюду, где бы они ни находились. А что касается покровительства им, то и без грозной армии обойдётся еврейство. К его услугам армии и флоты гоев, а с другой стороны, шрапнель купонов, гранаты облигаций и бомбы государственных займов помогут Израилю не хуже самой дальнобойной артиллерии...

«Экстерриториальность» же святых мест, обеспеченная иудейским «караулом» и самим «существованием» еврейской империи, без сомнения, открыла бы «избранному народу» путь к невиданным ещё забавам над европейским концертом, сколько бы ни «прославлял» бы он себя в той же Турции.

С другой стороны, еврейство показало бы цивилизованному миру, как с международными договорами должны обращаться самоопределившиеся «избранники», обманывающие даже собственного Бога. Не они ли в «святом» талмуде установили гениальные образцы пронырливости и ябедничества, блестящие примеры «ненаказуемых» плутней и «философскую» основу нахальства?!..

Станет ли, наконец, эта мечта действительностью, неизвестно. Однако, и того, что мы знаем, достаточно, чтобы сделать вывод об истинной роли социалдемократии и масонства наряду с сионизмом, который, разумеется, исключает их в принципе. Не будет им места и в Иерусалиме, как ни мало там сионистов поныне. Они годятся евреям только для «наружного употребления». «Жандармы либералов» не поспеют за «талмудгусарами» в Азии, как не успевают в Европе.

С другой стороны, нельзя не заметить, что и многие евреи, в особенности ортодоксальные, признают сионизм новшеством бесполезным, во всяком случае, несерьёзным. Замыслы иудаизма, как и его нынешние сферы деятельности, слишком обширны, чтобы им возможно было сжаться хотя бы до политической независимости в Палестине. Равным образом, беспримерным и неосуществимым является идея покупки или завоевания для евреев другими народами государственной территории, да ещё в священной для христиан земле. Наконец, даже по исполнении этой утопии, эксплуатация еврейским царством окрестного населения, как и давно известная склонность сынов Иуды к интригам и восстаниям, не говоря о столь возлюбленной им контрабанде, вывели бы прежде всего турецкого султана из терпения. Он, без сомнения, оказался бы в необходимости изгнать евреев или же вовлечь и своё, и другие государства в бесконечные войны изза тех же евреев.

Паразитный характер еврейства исключает применение мечты сионистов, если бы она и могла быть искренней. Самостоятельно сионизм не просуществовал бы и одного года, что ему самому, разумеется, лучше известно, нежели комулибо иному.

«Наша цель: в области политики – республика, в хозяйственной сфере – коммунизм, в религиозной – атеизм», – торжественно заявил германскому рейхстагу Август Бебель. А кто же не знает, что сионизм и социалдемократия состоят в преступном сожитии. Террористический «Бунд» рекрутируется главным образом сионистами и в них именно встречает лучших своих агитаторов. «Демократ» и «сионист» – термины, однозначащие в черте еврейской оседлости. Иначе, впрочем, и быть не могло, как без колебаний удостоверит всякий, знакомый с «передовым» еврейством.

А что сеять неверие, скептицизм и вольнодумство – специальность евреев, это признаёт и небезызвестный еврейский писатель Дарместетер.

Гораздо основательнее смотреть на сионизм лишь как на попытку революционных в самом же еврействе, но и против нас направленных, элементов к сосредоточению сил под вымышленным предлогом освобождения гоев от перепроизводства новых и новых поколении «избранного народа».

Инстинкт централизации, присущий евреям, неизменно усматривается на пути веков, Авраам, Иосиф, Даниил, Мардохей, Эздра, Иуда Макковей засвидетельствовали об этом достаточно, каждый в своё время и именно среди иноплеменников.

В римскую эпоху иерусалимский храм был международным еврейским банком, куда сыны Иуды вносили определённую подать и свозили золото отовсюду (Qum aurum, judaeorum nomine, quotannis ex Italia et ex omnib provinciis Hierosolymam exportari soleret. Cic. pro Flaco), получая взамен покровительство и кредит.

То же, конечно, происходило в Диаспоре с «князьями изгнания» (экзилархами и др.) вплоть до учреждения в Средние века так называемого «ваад шель арба арацот» или синода раввинов четырёх земель (т.е. Великой и Малой Польши, Руси и Литвы), который придал иудейским общинам чрезвычайное единство, устойчивость, силу, а через это и почётное уважение внутри и извне (Грец). Концентрируя деньги как nervus rerum geren darum и талмудическую злобу преимущественно «славянского» еврейства, «ваад шель арба арацот» внушал страх и ужас христианам.

Omnia serviliter pro dominatione!..

В наши дни такую же роль под командой всемирного кагала (Хабура Коль Изроэль Хаберим) исполняют: «общества для распространения образования между евреями», переселенческие (в Аргентину) комитеты Гирша, «бунд», «общество еврейского равноправия» и сионизм.

Так, а не иначе следует понимать конгрессы сионистов и затеваемый ими всееврейский международный парламент.

Сказанным о сионизме мы пока ограничиваемся.

Заключая же настоящую главу предисловием, перейдём для обобщения к только что вышедшему почтенному труду А.И.Генца – «Социализм» (Москва, 1906).

<< | >>
Источник: А. С. Шмаков. Свобода и евреи. 2011. 2011

Еще по теме XVIII. Сионизм как доказательство иудейского вероломства.:

  1. А. Японская война и еврейство. Джон Буль, Янки и Агасфер.
  2. XVIII. Сионизм как доказательство иудейского вероломства.
  3. В. Еврейство и масонство, как эксплуататоры наших невзгод для порабощения нас через фальсификацию свободы.
  4. XIX. Граф Толстой о Думе.