<<
>>

а) Субъект преступления

Равенство ответственности перед уголовным законом, признанноевообще и теперь, подвергалось, однако, изъятиям в сословных учреждениях Екатерины II: дворяне, освобожденные от телесного наказания,подвергаются большему наказанию за преступления позорные (разбойи воровство).

Возраст преступника при уголовном вменении оставалсядолго неопределенным и в XVIII в.; в толковании к артикулу 195 Воинского устава Петр I дал следующее неопределенное положение: «Наказаниеворовства обыкновенно умаляется или весьма ослабляется, ежели, ворбудет младенец, которых дабы заранее от сего отучить, могут от родителей своих лозами наказаны быть». При императрице Елизавете в Сибири14-летняя девочка убила двух девочек; не имея в виду закона о возрасте,генерал-прокурор предложил сенату собрать президентов всех коллегийи сообща решить вопрос, который и решен в том смысле, что несовершеннолетними считаются до 17 лет и не подвергаются ссылке, кнуту илисмертной казни, а лишь наказанию плетьми и отсылке в монастыри на 15лет (П. С. З., № 8601; ср. Соловьева. Ист. Рос. XXI, 176). Но этим не разрешен вопрос о возврате полной невменяемости, лишь указ 1765 г. мая 2 далболее точные определения, именно: «,по криминальным делам мужескому и женскому полу совершенный возраст считать в 17 лет»; по преступлениям, влекущим к смертной казни или к кнуту, преступники до 17лет предоставляются на усмотрение сената, «где с ними поступано бытьимеет по благоусмотрению и по мере их вин»; по прочим преступлениямпреступники 15-17 лет могут подвергаться наказанию плетьми, от 10 до 15лет — только розгами (а не батогами), 10 и менее лет отдаются для наказания родителям или помещику, «не считая те сделанные ими преступлениявпредь ни в какое им подозрение». Однако, вопрос о несовершеннолетиии малолетстве оставался неясным для практики и в XIX в.; по Учреждению о губерниях 1775 г., дела по преступлениям малолетних предоставлены совестному суду; в 1818 г.
Смоленский совестный суд отказался рассматривать дело о поджоге, в котором обвинялся имеющий уже 15 лет отроду, ссылаясь на мнение консистории, что с 15 лет начинается уже возраст юношеский, тогда как, по мнению губернатора, пределом малолетства нужно считать 17 лет, с чем согласился сенат и выразил в особом указе.

Умопомешательство. В том же толковании к арт. 195 Воинского уставаПетр I, говоря о краже, дает такое же неопределенное положение об «умалении» или полном освобождении от наказания, «если кто в лишении умаворовство учинит». Практика, подобно московской, умаляла, но не освобождала от наказания в таких случаях.

Закон XVIII в. упоминает о состоянии аффекта (раздражения), как обстоятельстве, уменьшающем наказание. Московское право указывало на опьянение, как на признак непредумышленности деяния (чем совершенно отстраняется мысль о намеренном приведении себя в опьянение для большейдерзости при совершении преступления); воинский устав Петра I смотрит(неправильно) на опьянение, как на обстоятельство, отягчающее вину.

Понятие о различии умысла и непредумышленности в узаконениях ПетраВеликого стоит ниже определений этого, данных в московском праве:«Кого кто волею и нарочно, без нужды и без смертного страху умертвит.оного кровь паки отомстить» (Уст. XIX, 154); толкование Петра к этомуартикулу изъяснено комиссией 1754-1761 гг. так: «Надлежит ведать, что тоучинено было с умысла к убивству» (гл. 25); вероятно, такому пониманиюследовала и практика, хотя воинский устав (толкование к артикулу 158)прямо говорит, что непредумышленное убийство карается также смертью:«ежели кто кого с ненависти толкнет, или что с злости на него бросит., отчего умрет, то оный обыкновенной смертной казни подвержен». Вообщеопределение степеней вины исчезает в огульном применении бесповоротных кар, так как законодатель всецело занят мыслью устрашить общество,а на преступника смотрит, как на орудие для этой цели. Воинский уставзнает наказуемую неосторожность, за которую, сверх других наказаний,полагает церковное покаяние (см.

арт. 158). «Весьма неумышленным и ненарочным убийством, у которого никакой вины не находится», воинскийустав (XIX, 159) именует случайность: например, убийство человека пристрельбе войсками в цель, если сама жертва очутится перед или за целью.

Необходимая оборона излагается в Воинском уставе (XIX, 156) весьмаясно: «Кто прямое оборонительное супротивление для обороны животасвоего учинит, и оного, кто его к сему принудил убьет, оный от всякогонаказания свободен»; но в последующих артикулах оборона стеснена раз-личными условиями до невозможности ее применения: требуется: 1) чтобыоборона соответствовала нападению: против безоружного не позволяетсядействовать оружием, если силы равны; 2) чтобы опасность уже не миновала (запрещается убивать бегущего оскорбителя); 3) чтобы опасность уженаступила. Несоблюдение условий обороны влечет виновного к наказанию, хотя и не к смертной казни. Об обороне имущественных прав здесьумалчивается; в толковании к артикулу 185 говорится: «В правах позволено вора, который в ночи в дом ворвется, без страху наказания, умертвить,ежели его без своего опасения преодолеть было невозможно; ибо надлежитрассудить, что вор не для единой кражи, но уже и умертвить в дом ночьюврывается», т. е. и здесь имеется в виду лишь оборона жизни.

О состоянии крайней необходимости воинский устав говорит по поводукражи (толкование к арт. 195) следующее: наказание ослабляется или вовсеотменяется, «ежели кто из крайней голодной нужды (которую он доказатьимеет) съестное или питейное, или иное что невеликой цены украдет».

Стечение многих деятелей в одном преступлении законодательство ПетраI рассматривает с прежней точки зрения равенства ответственностивсех сообщников («яко убийца сам, так и прочие имеют быть наказаны, которые подлинно к смертному убийству помогали или советом илиделом вступались; артикул 155 Воинского устава); точно так же уравненаответственность интеллектуального и физического виновника (Там же,арт. 160); в случае найма на совершение убийства, наемщик и нанимательподвергаются высшей, квалифицированной смертной казни (арт. 161).Исполнение противозаконного приказания начальников подчиненнымивоспрещается; они должны донести о полученном приказании высшемуначальнику (Указ 1724 г., января 20). Екатерина II (Наказ, ст. 202) реко-мендует «положить наказания не столь великие сообщникам, как самимнастоящим «исполнителям», за исключением опять наемных злодеев.

<< | >>
Источник: Владимирский -Буданов М. Ф.. Обзор истории русского права.М.: Издательский дом «Территория будущего»,2005. — 800 с.. 2005

Еще по теме а) Субъект преступления:

  1. § 1. Характер информационного отображения преступлений вовне
  2. § 2. Криминалистическая характеристика преступлений
  3. § 1. Криминалистическая характеристика экологических преступлений
  4. 7.3 Состав преступления
  5. а) Преступление
  6. а) Субъект преступления
  7. § 3. Организованное преступление и организованная преступная деятельность
  8. § 1. Преступления и преступность
  9. 15.3. Криминалистически значимая информация о преступлении и ее виды
  10. 43.1. Общая характеристика преступлений в сфере налогообложения
  11. 4.3. Добывание наркотиков с помощью иных преступлений
  12. 43.1. Криминалистическая характеристика налоговых преступлений. Обстоятельства, подлежащие установлению
  13. 43.2. Особенности возбужденияуголовного дела. Типичные ситуации первоначального этапа расследования уклонений от уплаты налогов с организаций и налоговых преступлений, совершаемых гражданами
  14. ПОНЯТИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  15. 36.2. ПРЕСТУПЛЕНИЯ В СФЕРЕЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ (СТ. 169-200 УК РФ)
  16. § 5. Состав преступления
  17. СУБМОДУЛЬ ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ПРАВОНАРУШЕНИЯ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ. УГОЛОВНАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ И ПРОФЕССИОНАЛЬНО-ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ
  18. УГОЛОВНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ МЕДИЦИНСКИХ РАБОТНИКОВ
  19. § 1. Характер информационного отображения преступлений вовне
  20. § 2. Криминалистическая характеристика преступлений